ГОСЗАПОВЕДНИК «ОРЕНБУРГСКИЙ»: КРАТКОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ К 20-ЛЕТНЕЙ ИСТОРИИ


В 1989 году в Оренбургской области была реализована идея В.В. Докучаева о создании сети степных станций – заповедных участков, территории которых предоставлены в «исключительное пользование первобытных степных обитателей…». Создание настоящего степного заповедника в России долгие годы оставалось несбыточной мечтой многих отечественных естествоиспытателей и просветителей. Главным препятствием на этом пути являлась многовековая дискриминация степи со стороны политической власти как в Российской Империи, так и в СССР. Пресловутая борьба с Диким Полем, продвижение земледельческой культуры на исконно пастбищно-скотоводческие земли, затем политизированная и поддержанная советскими преобразователями природы борьба Леса со Степью и, в финале, государственная инициатива освоения и доосвоения целинных и залежных земель привели к тому, что в середине 80-х годов прошлого века авторитетные деятели советского заповедного дела заявили о невозможности появления степных заповедников на карте России.
История возникновения идей и неудачных попыток создания степных заповедников в России достаточно полно отражена в научной и публицистической литературе. Эти идеи и нереализованные проекты известны и в истории Оренбургского края. Во время выполнения хоздоговорных научно-исследовательских работ на территории докучаевской «Каменной Степи» в Воронежской области летом 1969 года мой учитель Фёдор Николаевич Мильков (1918–1996) очень сожалел, что ему не удалось заповедать в Оренбуржье ни одного участка первобытной степи. Изучая докучаевский стационар, его косимые и некосимые участки, мы пришли к выводу, что «Каменная Степь», с её сильно изменёнными ландшафтами, не может считаться степным эталоном. Фёдор Николаевич покинул г.Оренбург (в те годы г.Чкалов) в 1950 году и никогда больше не возвращался в оренбургские степи, где он стал самым молодым в отечественной истории доктором географических наук. Когда решался вопрос о моём обучении в аспирантуре, Фёдор Николаевич сказал: «Возвращайтесь в Оренбург, здесь в Воронеже вам будет тесно, а там непочатый край работы и, наверное, остались нетронутые плугом степи, - помогите сохранить их». С этой идеей, планами обучения в заочной аспирантуре, а главное - с надеждой трудоустройства по специальности географа-ландшафтоведа в 1973 году я вернулся на родину в Оренбургскую область.
За короткий срок под руководством давнего друга и коллеги Ф.Н. Милькова, члена-корреспондента АН СССР Александра Степановича Хоментовского (1908–1986) на базе Оренбургского политехнического института был создан первый в стране хозрасчётный общественный НИИ охраны и рационального использования природных ресурсов. Уже летом 1974 года мы были заняты поиском участков сохранившихся степей. Первоначально в центре внимания учёных были Губерлинские горы на правобережье Урала. Летом знойного, экстремально засушливого 1975 года была «найдена» Айтуарская степь на левобережье Урала в Кувандыкском районе. В 1976 году разрабатываются разные варианты выбора участков будущего заповедника в Беляевском районе, включая озёра Косколь, родник Кайнар, горы Кармен и Муюлды, Надеждинско-Кзыладырское карстовое поле. В 1977-1978 годах в качестве перспективного заповедного степного участка изучалась Кумакская (Джабыгинская) Степь на территории госземзапаса в Ясненском районе. В 1980 году во время работы со студентами политехнического института на целине Светлинского района удалось обнаружить огромный участок никогда не паханной озёрно-плакорной и останцово-каменистой степи.
С этими вариантами будущего степного заповедника с 1980 года мы стали стучаться во все тогдашние государственные институты, имеющие отношение к заповедному делу: Госплан Российской Федерации, Оренбургский облисполком и обком КПСС, Всероссийское общество охраны природы, Главохоту Министерства сельского хозяйства РСФСР и т.д. Авторитетная подпись члена-корреспондента АН СССР А.С. Хоментовского не позволяла чиновникам отмахнуться от предложений, и виртуальный степной резерват в Оренбургской области попал в список возможных государственных заповедников страны на период до 2000 года.
Основные события по организации заповедника развернулись в 1986 году. Лаборатория мелиорации ландшафтов Оренбургского сельхозинститута получила задание Главохоты Министерства сельского хозяйства РСФСР на проектирование и составление землеотводного дела. В апреле 1987 года вышло распоряжение Оренбургского облисполкома о введении заповедного режима в Айтуарской (6753 га) и Буртинской (4500 га) степях.
В 1987 году уже на стадии проектирования, на крайнем западе области в Первомайском районе, за короткий срок был обследован и выбран в качестве заповедника участок «Таловская степь» (3200 га). Летом 1988 года заповедный режим устанавливается областной властью как в «Таловской степи», так и в «Ащисайской степи» (7200 га). Так вместо одного виртуального степного заповедника в Оренбургской области площадью около 10 тысяч га появился проект организации четырёх заповедных участков общей площадью около 22 тысяч га.
К этому времени хозрасчётная лаборатория мелиорации ландшафтов Оренбургского СХИ стала лабораторией ландшафтной экологии академического института экологии растений и животных Уральского отделения АН СССР – будущим Институтом степи Российской академии наук. Высокий научный уровень представленного проекта, академический статус лаборатории способствовали тому, что разработанная структура кластерного (из четырёх участков) степного заповедника была без изменений утверждена Постановлением Совета Министров РСФСР от 12.05.1989 г. № 156.
Вся последующая история госзаповедника «Оренбургский» - это уже история конкретного природоохранного федерального государственного учреждения. В течение 1989-1991 годов, пока формировалась администрация заповедника, авторы проекта во время регулярных выездов на участки фиксировали нарушения заповедного режима, разъясняли местным жителям цели и задачи заповедника, принимали меры по прекращению хозяйственной деятельности.
Почти два десятилетия за судьбу уникальных участков оренбургской степи отвечает небольшой штатный коллектив заповедника. Этим коллективом бессменно руководит директор, выпускник МГУ А.И. Пуляев. Минувшие 20 лет в истории государственной экологической службы были годами бесконечных реформ и хронического недофинансирования. По значительной части заповедных участков пронеслись опустошительные пожары. Даже в год 20-летнего юбилея заповедник переживает новые финансовые проблемы, связанные с очередной реструктуризацией Министерства природных ресурсов РФ. Но и сегодня, в дни 20-летнего юбилея госзаповедника «Оренбургский», я не сожалею, что в течении 15 лет, с 1974 по 1989 год нередко в острой полемике с местными чиновниками занимался организацией и согласованием заповедника. С особой благодарностью вспоминаю руководителей Первомайского, Беляевского, Кувандыкского и Светлинского районов, директоров и специалистов совхозов, работников землеустроительных служб, которые помогли нам, впервые в России, включить в заповедный фонд страны ценнейшие сельскохозяйственные угодья в традиционно земледельческой степной зоне. Обследование многих резерватов европейских и азиатских степей, изучение и сравнение природного разнообразия многих государственных заповедников даёт основание утверждать, что госзаповедник «Оренбургский», благодаря его кластерной структуре, наличию буферных зон и экологических коридоров, относится к числу наиболее репрезентативных ландшафтных эталонов России и степной зоны Евразии.
Почти 20 лет госзаповедник «Оренбургский» оставался единственным федеральным объектом на заповедной карте России. В 2008 году вступило в права новое федеральное природоохранное учреждение национальный парк «Бузулукский бор», над созданием которого мы начинали работать ещё в конце 70-х годов прошлого века. Возвращение Бузулукского бора в число объектов нашего национального природного наследия – безусловный успех совместных усилий научной общественности, исполнительной и законодательной власти Оренбургской области. Можно только сожалеть, что для создания заповедных территорий в нашем крае пришлось затратить практически десятилетия, при этом были навсегда утрачены многие другие уникальные природные объекты. Надеюсь, что многотрудный путь феноменов оренбургской природы к признанию на национальном уровне поможет заложить основы устойчивого неистощительного использования природных ресурсов края, и будет способствовать воспитанию новых поколений оренбуржцев, желающих и стремящихся жить в Гармонии и Согласии с Матерью-природой.

А.А. Чибилёв


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!