СТЕПЬ И ЛОШАДИ: КОНФЛИКТ ИЛИ СОТРУДНИЧЕСТВО? (ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРИРОДНЫЙ ЗАПОВЕДНИК «РОСТОВСКИЙ»)


История вопроса
Одичавшие лошади о. Водный (оз. Маныч-Гудило, Ростовская обл.) происходят из помесных донских лошадей, завезенных для хозяйственных целей в одно из животноводческих отделений колхоза в 50-х годах. Территория острова (около 19 км2) вплоть до 90-х годов испытывала значительную антропогенную нагрузку: здесь содержались отары овец, крупный рогатый скот, были обширные сенокосы. Достоверных сведений о численности «дикарей» в течение длительного периода нет, но, видимо, их было не больше нескольких десятков особей. Первое научное исследование популяции было произведено в 80-х годах Н.В. Паклиной [2, 3], численность в 1984–88 гг. составляла 24–62 особей.
В 1995 г. территория о. Водный вошла в состав вновь образованного Государственного природного заповедника «Ростовский» и одичавшие лошади остались частью степного биоценоза. Данные о численности популяции регистрировались в заповеднике с 2000 г.. Следует отметить, что в течение 10 лет функционирования заповедника целый ряд важных вопросов не был исследован, например: геоботанические особенности о. Водный в сравнении с материковыми участками заповедника (первая публикация по более узкой тематике появилась только в 2006 г. [1]); мониторинг демутации растительных сообществ острова после значительной антропогенной нагрузки и влияние на этот процесс выпаса лошадей; демографические характеристики популяции одичавших лошадей.
К 2005 г. численность лошадей по данным заповедника достигла 280 особей. Рост численности популяции для администрации заповедника послужил причиной обращения в МПР РФ за разрешением провести регуляционные мероприятия. Формулировка требования сводилась к следующему: заповедник создан для охраны степных экосистем, а большая численность лошадей приводит к уничтожению и деградации растительных сообществ (хотя научные данные по состоянию экосистемы острова отсутствовали).
В конце 2005 г. администрация заповедника приняла решение о приглашении сторонних специалистов для оценки сложившейся ситуации. С 2006 г. нами начаты исследования популяционной структуры одичавших лошадей. Работы по оценке состояния растительных сообществ о. Водный и кормовой базы стали проводиться с 2007 г. под руководством З.Г. Пришутовой (Педагогический институт ЮФУ).
Крайне неблагоприятные погодные условия 2007 г. (малоснежная суровая зима, жаркое и засушливое лето, сухая осень) послужили причиной значительного снижения биомассы растительности. Численность популяции к ноябрю 2007 г. составила 419 животных, возникла угроза падежа животных. Администрация заповедника вновь поднимает вопрос о необходимости проведения мероприятий по регуляции численности лошадей, несмотря на то, что мониторинговые исследования состояния популяции и экосистем были только начаты и начаты с нуля.
В феврале 2008 г. под руководством Росприроднадзора РФ проведено рабочее совещание «Разработка и утверждение стратегии управления популяцией одичавших лошадей острова Водный Государственного природного заповедника «Ростовский» (подробнее о совещании в: «Степной Бюллетень», № 25, 2008). В докладе З.Г. Пришутовой было указано на процессы деградации растительности (обусловленные, прежде всего, аномальными климатическими условиями 2007 г.) и на наличие зоны перевыпаса вокруг искусственного водопоя. На основании этих фактов участники совещания посчитали определенной предельно допустимую численность лошадей в 120–150 особей, мотивируя это тем, что в 2000 г. при подобной численности популяции никакого сбоя не наблюдалось. В тоже время было признано, что степень изученности динамики процессов в сложившихся биогеоценозах о. Водный и популяции лошадей недостаточна для разработки стратегии управления популяцией (т.е. на вопросы, сколько лошадей может прокормить остров, кого изымать, в каком количестве, что бы не подорвать популяцию, и как технически это сделать ответа пока дать невозможно). Большая часть участников совещания была особенно обеспокоена фактом вытаптывания степи лошадьми в районе искусственного водопоя («От заповедной степи ничего не осталось!»). Призывы же разобраться в причинах этой ситуации и минимизировать ее дальнейшее негативное развитие не были услышаны («Надо просто снизить численность популяции и проблемы решатся сами собой!»).
Не затрагивая здесь демографические процессы в популяции одичавших лошадей (этому посвящена отдельная работа в материалах V Международного симпозиума «Степи Северной Евразии»), сделаю еще одну попытку объяснить сложившуюся ситуацию.
Некоторые предварительные замечания
Начиная с 1980-х годов и на современном этапе исследований было показано, что лошади популяции о. Водный сформировали естественную социальную структуру, которая подобна описанным ранее для других популяций одичавших лошадей [13, 15–18, 20,]. Основными типами социальных группировок здесь остаются гаремные и холостяцкие группы, выделены также несколько разновидностей этих типов [7, 8, 11]. Для популяции лошадей о. Водный характерны некоторые нетипичные формы пространственной структуры и социального поведения: участки обитания социальных групп лошадей на острове не выражены и большую часть года животные держатся единым стадом. Причинами такого поведения могут быть совместное использование животными ограниченного ресурса (источники пресной воды) и коллективное обеспечение безопасности [6, 9].

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Ниже представлены результаты исследований на о. Водный в 2006–08 гг., проведенных по следующим направлениям: бюджет времени популяции, пространственная организация и использование территории острова в разные периоды года.
Визуальные наблюдения за животными проводили в течение светлого времени суток в разные сезоны года (май, август, октябрь–ноябрь), время наблюдений составило: в 2006 г. 203 ч., в 2007 г. — 40 ч., в 2008 г. — 224 ч. Территория острова была условно разделена на квадраты. Регистрировались 6 основных типов активности лошадей: пастьба, пастьба на ходу, водопой, отдых стоя, отдых лежа, движение [5 19, 21]. Во время наблюдений фиксировался тип активности животных (каждые 5 мин. количество животных в процентах); квадрат, в котором находилось стадо; 3 раза в сутки отмечались климатические условия (облачность, температура воздуха, направление и сила ветра). С помощью персонального GPS-навигатора определялись расстояние дневных переходов животных; расстояние между особями в группах, между социальными группами в стаде (дисперсность стада).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ОБСУЖДЕНИЕ
Бюджет времени популяции одичавших лошадей. Не рассматривая весь комплекс бюджета времени и смен типов активности, остановимся лишь на существенных его особенностях.
Время, затрачиваемое лошадьми на водопой, составляет от 0,3% [19] до 2% дневного времени [21], т.е. не более 5-20 минут. Обычно водопой происходит вечером, когда дневная жара спадает. В наиболее жаркий период может происходить смещение времени водопоя на более позднее время (например, с периода 15.30–17.30 на период 17.30–19.30), и/или лошади могут приходить на водопой несколько раз в сутки [4]. Такое поведение животных способствует лучшей терморегуляции и защите организма от перегрева. При табунном содержании лошадей рекомендуют обеспечивать водопой животным 2–3 раза в сутки [10].
На о. Водный осенью–весной лошади для водопоя используют осадочные накопления; в сухой период (июнь–октябрь) лошади пьют из корыт, куда по водопроводу подается вода в течение 4–6 ч. в сутки; постоянного запаса пресной воды на острове нет. Ограниченный ресурс заставляет животных скапливаться у поилок в ожидании подачи воды и своей очереди. В зависимости от температуры воздуха время прихода животных к искусственному водопою колеблется от 5 до 11.30 ч. утра, в особенно жаркий период отдельные группы животных приходили несколько раз ночью. Ожидание водопоя (тип активности — отдых стоя) составляет до 8 ч. (58,6% светлого времени суток), площадь, на которой стоят лошади — около 0,02 км2. Время, затрачиваемое на пастьбу и передвижение летом, составляет не более 50% светлого времени суток.
Осенью, когда лошади используют для водопоя лужи, время на отдых (стоя и лежа) составляет 3–4 ч. (36,5–38,3 % светлого времени), а время пастьбы (пастьба и пастьба на ходу) — 5,7–6 ч. (61,7–64,3%).
У одичавших или свободно пасущихся лошадей обычно отдых стоя занимает от 18% до 25% дневного времени, а пастьба около 70% [14, 19]. Из этого сравнения следует, что у изучаемой популяции о. Водный существенно изменяется поведение и бюджет времени в летний период.
Использование лошадьми территории острова имеет сезонное распределение, пастбищные участки перекрываются незначительно. Летом лошади преимущественно используют восточную часть острова, в непосредственной близости от искусственного водопоя, в это время они держатся единым стадом (размеры 0,02–0,1 км2). Осенью и весной пастбищные участки располагаются в западной и центральной части острова, стадо распадается на группировки, включающие одну или несколько социальных групп (расстояния между отдельными группировками могут достигать 5–10 км). Отмечено, что существуют участки острова, наиболее предпочитаемые лошадьми во все сезоны года. Они приурочены к понижениям рельефа, где животные могут укрыться от ветра, и где возникают лужи. На этих участках стадо может распределяться на площади 0,9–2,5 км2, т.е. значительно более дисперсно, чем летом около искусственного водопоя.
Исследованиями показано, что суточные перемещения лошадей по острову (направление, расстояние) зависят таких климатических факторов как, температура воздуха, сила и направление ветра. Летом суточные перемещения не превышают 2–3 км, лошади держатся в непосредственной близости от искусственного водопоя (кроме того, значительную часть времени суток занимает ожидание возможности напиться). В осенний и весенний периоды, когда на острове появляются многочисленные водопои, суточные перемещения животных составляют 6–10 км.

ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ
Факт, что выпас лошадей наносит наименьший вред растительным сообществам, по сравнению с другими видами скота, является уже давно научно обоснованным. В странах Европы используют лошадей для повышения продуктивности залежных земель и неудобий. Назрела необходимость определить степень участия лошадей в восстановлении растительных сообществ. Популяция в ГПЗ «Ростовский» могла бы стать модельной для выяснения механизмов процесса демутации степи.
Возникший в заповеднике конфликт между существованием степных экосистем и наличием лошадей является искусственно созданным. Лимитированный в пространстве и времени ресурс (источник пресной воды) в сухой период нарушает естественную смену типов активности животных, препятствует выработке компенсаторных терморегулирующих механизмов адаптаций. Кроме этого, вынужденное скопление лошадей на ограниченной территории приводит к деградации растительных сообществ острова. Для устранения этих негативных явлений необходимо изменить условия существования одичавших лошадей на острове Водный, максимально приблизив их к естественным. В качестве первоочередных мер предлагается изменить режим водопоя с ограниченного на постоянный — вода должна подаваться на остров круглосуточно и/или накапливаться в искусственно созданном водоеме, в качестве резервного запаса. Доступ к воде животные должны иметь свободный. В дальнейшем на острове необходимо создать несколько подобных источников пресной воды, что позволит лошадям более равномерно осваивать территорию.
Существование разных популяций одичавших лошадей показывает, что в определенный момент возникает необходимость контроля численности, особенно на островах. Но разработка регуляционных мероприятий обычно базируется на результатах комплексных и долгосрочных исследований, дающих возможность прогнозировать близкие и отдаленные последствия. В случае с о. Водный необходимо проведение дальнейшего мониторинга емкости пастбищ острова в разные климатические периоды и динамики растительных сообществ, оценки возможной пастбищной нагрузки, исследование демографических процессов популяции лошадей. Только на основе строго научной анализа всех собранных данных будет возможна разработка и проведение комплекса регуляционных мероприятий.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Беспалова Е.В., Беспалова Л.А. Ландшафтно-фациальное разнообразие острова Водный заповедника «Ростовский» // Современные проблемы аридных и семиаридных экосистем юга России. – Ростов-на-Дону: из-во ЮНЦ РАН, 2006. – С. 313-326.
2. Климов В.В., Паклина Н.В. Мустанги озера Маныч // «Коневодство и конный спорт». – 1985. – № 4. – С. 16-17.
3. Паклина Н.В., Климов В.В. Социальная организация популяции одичавших лошадей Equus caballus острова Южный (озеро Маныч-Гудило) // Зоол. журнал. – 1990. – Т.69, вып. 10. – С. 107-116.
4. Паклина Н.В., Спасская Н.Н. Поведенческая адаптация лошади Пржевальского (Equus przewalskii Poljakov, 1881) на начальной стадии реинтродукции вида в Монголию // Лошадь Пржевальского (Equus przewalskii Poljakov, 1881): проблемы сохранения и возвращения в природу: Материалы VI Междунар. симп. по вопросам сохранения лошади Пржевальского. Вестник зоологии (отдельный выпуск). – 1999. – № 11. – С. 148-151.
5. Соколов В.Е., Кузнецов Г.В. Суточные ритмы активности млекопитающих. Цитологические и экологические аспекты. – М.: Наука, 1978. – 263 с.
6. Спасская Н.Н. Пространственная структура популяций одичавших лошадей: анализ факторов, влияющих на размер участка обитания // Зоол. журнал. – 2009. – Т.88. (в печати).
7. Спасская Н.Н., Гизатулин И.И., Щербакова Н.В., Спасский В.С. Динамика численности и использование территории островной популяцией одичавших лошадей // Териофауна России и сопредельных территорий (VIII съезд Териологического общества): Материалы междунар. совещания, 31 января–2 февраля 2007 г. – М.: Тов. науч. изданий КМК, 2007. – С. 477.
8. Спасская Н.Н., Щербакова Н.В. Популяция одичавших лошадей острова «Водный» в Государственном природном заповеднике «Ростовский» (результаты исследования 2006 года) // Вопросы степеведения. – 2006. – № 6 – С. 64-69.
9. Спасская Н.Н., Щербакова Н.В. Отсутствие выраженной «домашней территории» у одичавших лошадей островной популяции / IV Всероссийская конференция по поведению животных: Сб. тез. — М.: Товарищество науч. изданий КМК, 2007. – С. 325-326.
10. Технология создания и использования пастбищного конвейера в табунном коневодстве. – Уфа: Башкирский НИИСХ, 1998. – 22 с.
11. Щербакова Н.В., Спасская Н.Н., Гизатулин И.И. Социальная организация островной популяции одичавших лошадей. // Териофауна России и сопредельных территорий (VIII съезд Териологического общества): Материалы Междунар. совещания, 31 января–2 февраля 2007 г. — М.: Товарищество науч. изданий КМК, 2007. – С. 561.
12. Boyd L., Carbonaro D., Houpt K. The 24-hour time budget of Przewalski horse // Applied Animal Behaviour Science. – 1988. – № 21. – P. 5-17.
13. Carson K., Wood-Gush D.G.M. Equine behaviour: II. A review of the literature on feeding, eliminative and resting behaviour // Applied Animal Ethology. – 1983. – № 10. – P. 179-190.
14. Duncan P. Time-budgets of Camargue horese II. Time-budgets of adult horses and weaned sub-adult // Behaviour. – 1980. – V. 72, №1-2. – P. 26-49.
15. Hoffmann R. Social organization patterns of several Feral horse and Feral ass population in Central Australi. // Z. Saugetierkunde. – 1983. – № 48 – P. 124-126.
16. Keiper R.R. Social structure. // Veterinary clinics of N. America: Equine pracrice. – 1986. – V.2я. №3. – P. 465-484.
17. Linklater W.L., Cameron E.Z., Stafford K. J., Veltmann C.J. Social and spatial structure and range use by Kaimanawa wild horses (Equus caballus: Equidae) // New Zealand J. of Ecology. – 2000. – V. 24, № 2. – P. 139-152.
18. Miller R., Denniston R.H. Interbrand dominance in feral horses // Z. Tierpsychol. – 1979. № 51. – P. 41-47.
19. Rifa H. Social facilitation in the horses (Equus caballus) // Applied Animal Behavior Science. – 1990. – № 25. – P. 167-176.
20. Rubenstein D.I. Behavioural ecology of the island feral horses // Equine Veterinary Journal. – 1981. – V. 13, № 1. – P. 27-34.
21. Sweeting M.P., Houpt C.E., Houpt K.A. Social facilitation of feeding and time budgets in Stabled ponies // J. of Animal Science. – 1985. – Vol. 60, № 2. – P. 369-374.


Н.Н. Спасская


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!