О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ РАСТИТЕЛЬНОГО ПОКРОВА «ТАЛОВСКОЙ СТЕПИ»
(ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЗАПОВЕДНИК «ОРЕНБУРГСКИЙ»)


«Таловская степь» – западный и самый небольшой из четырех участков государственного степного заповедника «Оренбургский». Его протяженность с севера на юг 6 км, с запада на восток – 11 км. Рельеф увалистый с перепадом высот около 100 м. Платообразные неширокие водоразделы по площади заметно уступают склонам, преобладающая крутизна которых от 3-50 до 10-150. Господствуют остаточно-карбонатные и солонцеватые темно-каштановые почвы и солонцы [20, 22–24].
«Таловская степь» неоднократно посещалась ботаниками: изучена ее флора, есть краткая геоботаническая характеристика с картой-схемой растительности м. 1: 500 00 [11–15, 25]. Несмотря на сказанное, удалось получить новые сведения во время наших, к сожалению кратковременных, работ на этой территории в 2004 и 2005 гг.
Особенность растительного покрова «Таловской степи», связанная с широким распространением засоленных почв, состоит в преобладании галофитных вариантов степей, прежде всего сообществ типчаковой формации (Festuca valesiaca ). На это неоднократно указывала в своих публикациях З. Н. Рябинина. Мы сделали описания наиболее засоленных вариантов типчаковых степей с участием таких галофитов, как Galatella tatarica и Artemisia nitrosa, о которых мы не нашли сведений в литературе. Они занимают меньшие площади, чем сообщества с обилием Galatella villosa, но составляют характерную черту растительного покрова рассматриваемого заповедного участка. Общее проективное покрытие в фитоценозах высокое – от 65% до 80%. Видовой состав в грудницево-типчаковых (Festuca valesiaca-Galatella tatarica) степях более разнообразен, чем в нитрозовополынно-типчаковых (Festuca valesiaca-Artemisia nitrosa), и насчитывает 17–20 и 8–10 видов соответственно. Постоянно (или часто) участие галофилов: полукустарничков – Kochia prostrata, Artemisia santonica, Tanacetum achilleifolium, Camphorosma monspeliacum, рыхлодерновинных злаков – Psathyrostachys juncea, Leymus racemosus, многолетнего разнотравья – Limonium sareptanum, (Galatella villosa). Есть многолетники и с более широкой экологической амплитудой, способные выносить засоление: Allium paniculatum, Achillea nobilis, Ferula tatarica, Eriosynaphe longifolia.
Реже чем нитрозовополынно-типчаковые сообщества, встречаются злаково-нитрозовополынные. Злаки представлены либо Festuca valesiaca, либо Puccinellia tenuissima. Разнотравье немногочисленно, но его проективное покрытие может достигать 10%. Это галофильные виды: Limonium sareptanum, L. gmelinii, Galatella tatarica. Из полукустарничков в нитрозовополынниках участвуют Camphorosma monspeliacum, Artemisia pauciflora.
Пустынножитняковые (Agropyron desertorum) галофитные степи с обилием в составе и Artemisia nitrosa, и Kochia prostrata, и Galatella tatarica ранее не отмечались для «Таловской степи». Agropyron desertorum – ксерофильный злак, играющий большую роль в растительном покрове на юге степной зоны – в подзоне полынно-дерновиннозлаковых степей. Здесь же, так далеко на севере, пустынножитняковые сообщества редки и приурочены к наиболее ксерофитным типам местообитаний.
В нижних частях склонов увалов нечасто встречаются разнотравно-злаковые ценозы с аспектом Hylotelephium triphyllum. Они небольшие по размерам, приурочены к плоским отрицательным формам рельефа. Покров сомкнутый – общее проективное покрытие 80–85%. Доля злаков и разнотравья примерно одинаковая: злаков – 45–50%, разнотравья – 45%. Роль H. triphyllum в сообществах значительна: на засоленных почвах в типчаковых степях его проективное покрытие 20%, на незасоленных почвах в злаковых степях – 35%.
В литературе отсутствуют указания на наличие сообществ гипергалофитов в пределах заповедного участка «Таловская степь». В какой-то мере нам удалось восполнить этот пробел. Они невелики по размерам и занимают очень небольшие площади, но довольно разнообразны и могут быть объединены в три группы: а) сообщества полукустарничков (Halimione verrucifera и Camphorosma monspeliaca); б) сообщества злаков (Leymus racemosus и Puccinellia tenuissima); в) сообщества одно- двулетников (Petrosimonia litwinowii, Tripolium pannonicum, Suaeda corniculata).
Обионовые (Halimione verrucifera) ценозы приурочены к отрицательным формам рельефа – неглубоким ложбинам стока и микрозападинам с темно-каштановыми солончаковыми почвами. Они бедны по видовому составу – насчитывают 5–7 видов, которые представлены только галофилами: Salicornia perennans, Puccinellia tenuissima, Limonium gmelinii, Atriplex patens, Artemisia santonica и др.
Камфоросмовые (Camphorosma monspeliaca) сообщества характерны для нижних частей пологих склонов с темно-каштановыми сильно солонцеватыми почвами. В них обильны галофильные злаки (Puccinellia tenuissima, Psathyrostachys juncea) и полукустарнички (Artemisia pauciflora, A. nitrosa, Kochia prostrata).
Вострецовые (Leymus racemosus) и бескильницевые (Puccinellia tenuissima) сообщества, как и камфоросмовые, формируются на темно-каштановых солонцеватых почвах по нижним частям пологих склонов. Во всех сообществах обильна Artemisia nitrosa. В вострецовых ценозах постоянно участвует Allium paniculatum, реже – галофильные злаки Psathyrostachys juncea и Agropyron desertorum. Из разнотравья обильны Limonium sareptanum, Inula britannica, Galatella divaricata и Polygonum novoascanicum.
В сообществах Puccinellia tenuissima обильны более галофильные виды – Limonium suffruticosum L. gmelinii, Camphorosma monspeliaca, Atriplex patens, Tripolium pannonicum, изредка принимает участие кокпек Atriplex cana.
Сведовые (Suaeda corniculata), солеросовые (Salicornia perennans), петросимониевые (Petrosimonia litwinowii) и разнотравные (Tripolium pannonicum) сообщества встречаются очень редко по отрицательным формам рельефа на темно-каштановых солончаковатых почвах. Покров в них сомкнутый – общее проективное покрытие достигает 90%. В том или ином обилии в них участвуют галофилы Puccinellia tenuissima, Atriplex patens, Limonium gmelinii, Artemisia santonica и др.
В северо-восточной части заповедного участка на пологих склонах увалов с темно-каштановыми карбонатными почвами распространены тырсовые (Stipa capillata) степи. Травянистый покров в сообществах сомкнутый – 85–95%. Характерны дерновинные злаки Festuca valesiaca, Agropyron pectinatum. Разнотравье довольно разнообразно – по 18–20 видов отмечено в каждом сообществе, но обильны из них – лишь 2–3 (Galatella villosa, Jurinea multiflora, Falcaria vulgaris, Adonis wolgensis).
Существующая литература и картографические материалы, к сожалению, не дают ясного ответа о зональном положении данной территории. Одни исследователи включают ее в подзону с господством разнотравно-дерновиннозлаковых степей [1–6, 9, 19], другие – в подзону с господством дерновиннозлаковых (сухих) степей [7, 8, 10, 23]. Причина разного понимания заключается в своеобразии природных условий, в том числе и растительного покрова, о чем мы говорили выше. К тому же, территория «Таловской степи» мала. Необходимо иметь данные о характере растительного покрова на прилегающих равнинах, так как галофитные варианты степей в любой подзоне всегда более ксерофитны, чем сообщества на незасоленных почвах.
На основании анализа материалов З. Н. Рябининой и собственных наблюдений, мы присоединяемся к первым, так как в составе большинства сообществ заповедника велико участие разнотравья. На увалистой равнине восточнее «Таловской степи» на больших пространствах распространены залесскоковыльные (Stipa zalesskii) степи. Есть они в соответствующих условиях и в заповеднике.
Некоторые исследователи говорят о наличии здесь комплексов пустынного типа на засоленных почвах [12]. Такой вывод основывается на том представлении, что полукустарничковые сообщества – это обязательно пустынные сообщества. Однако современные данные по экологии полукустарничков и их распространению показывают, что некоторые полукустарнички действительно характерны только для пустынной зоны, но есть виды степные, как например, Artemisia nitrosa. Ее ареал лежит в пределах степной зоны. Есть полукустарнички, которые встречаются и в степях, и в пустынях. К таким видам относится A. pauciflora. Эта полынь заходит в северную подзону пустынной зоны, но ее фитоценотический оптимум лежит в степной зоне [16–18]. Таким образом, комплексы с участием нитрозовополынных и чернополынных ценозов в «Таловской степи» не являются комплексами пустынного типа, а представляют собой галофитный вариант разнотравно-дерновиннозлаковых степей. Их более детальное изучение представляет не только научный, но и практический интерес, так как позволит дать рекомендации по проведению в сходных условиях тех или иных хозяйственных мероприятий, которые всегда должны соответствовать зональному положению территории и ее особенностям.

Благодарности. Авторы выражают искреннюю благодарность руководству и инспекторам государственного заповедника «Оренбургский» за помощь в проведении полевых исследований.

Работа выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (грант 08-05-00586).

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Атлас мира. – Москва: ГУГК, 1984.
2. Зоны и типы поясности растительности России и сопредельных территорий: Карта для высших учебных заведений. М. 1 : 8 000 000. – М., 1999а. – На 2 л.
3. Зоны и типы поясности растительности России и сопредельных территорий: Пояснительный текст и легенда к карте м. 1 : 8 000 000. – М., 1999 б. – 64 с.
4. Карта геоботанического районирования СССР // Геоботаническое районирование СССР. – М. ; Л., 1947. – Приложение.
5. Карта восстановленной растительности Центральной и Восточной Европы. М. 1 : 2 500 000. – СПб.?Винница, 1996. – На 6 л.
6. Карта растительности Европейской части СССР. М. 1 : 2 500 000. / Под ред. Исаченко Т.И., Лавренко Е.М. – М.: ГУГК, 1979. – На 6 л.
7. Карта растительности СССР. М. 1: 25 000 000 // Большая Советская энциклопедия. – М., 1957.
8. Карта растительности СССР. М. 1: 32 000 000 // Физическая география СССР. – М., 1970.
9. Карта растительности СССР. Для высших учебных заведений. М. 1 : 4 000 000. – М., ГУГК,1990. – На 4 л.
10. Летопись природы Госзаповедника «Оренбургский». – Оренбург, 1993. Книга 1. – 225 с.
11. Рябинина З. Н. Сосудистые растения государственных заповедников Оренбуржья. М., 2002. – 164 с.
12. Рябинина З. Н. Растительный покров степей Южного Урала (Оренбургская область). – Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2003. – 224 с.
13. Рябинина З. Н., Павлейчик В. М. Структура степной растительности Таловской степи // Личность и окружающая среда в современном мире. – Оренбург, 1993. – С. 49–50.
14. Рябинина З. Н., Павлейчик В. М. Степи юго-восточной части Русской платфомы (в пределах Оренбургской области) // Вопросы степной биогеоценологии. – Екатеринбург, 1995. – С. 22–31.
15. Рябинина З. Н., Сафонов М. А., Павлейчик В. М. Сравнительная характеристика флоры и растительности степей Предуралья и Зауралья в пределах Оренбургской области // Оренбургская область: география и экология. Материалы науч.-метод. Конф. – Оренбург, 1993. – С. 23–24.
16. Сафронова И. Н. Об опустыненных степях Нижнего Поволжья // Поволжский экологический журнал. – Саратов, 2005 а. – № 3. С. 262–268.
17. Сафронова И. Н. О фитоценотическом разнообразии опустыненных степей Причерноморско-Казахстанской подобласти Евразиатской степной области // Вопросы степеведения. – Оренбург, 2005 б. – № 5. С. 19–27.
18. Сафронова И. Н. Еще раз к вопросу о границе между степной и пустынной зонами в Нижнем Поволжье // Поволжский экологический журнал. – Саратов, 2008. – С.334-343
19. Скавронский М. А. Карта растительности. М. 1: 2 500 000 // Атлас Оренбургской области. – М.: ГУГК, 1969. – С. 14.
20. Степной заповедник «Оренбургский». Физико-географическая и экологическая характеристика. Отв. Ред. А. А. Чибилев. – Екатеринбург, 1996. – 167 с.
21. Черепанов С. К. Сосудистые растения России и сопредельных государств. – СПб.: Мир и семья, 1995. – 92 с.
22. Чибилев А. А. Географический атлас Оренбургской области. – М.: Изд-во ДИК; 1999. – 96 с.
23. Чибилев А. А. Государственный степной заповедник «Оренбургский». – Оренбург, 2004. – 31 с.
24. Чибилев А.А. Атлас природного наследия Оренбургской области. – Оренбург: Институт степи УрО РАН, 2006. – 60 с.
25. Шаронова И.В., Плаксина Т.И. Флора участка «Таловская степь» государственного заповедника «Оренбургский» // Фиторазнообразие Восточной Европы. 2006, № 1, с. 30-46.

 

И.Н. Сафронова, Т.М. Лысенко, А.Е. Митрошенкова, О.Г. Калмыкова


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!