ИЛЕЦКАЯ ЗАЩИТА – ПРИРОДНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ ЖЕМЧУЖИНА ОРЕНБУРЖЬЯ

 

В 1754 году, сотник А.Углицкий, взявшийся доставлять соль в Оренбург, за свой счет на берегу реки Елшанки устроил крепость, которая должна была обезопасить соляной промысел от нежелательных для разработок вторжений. Поселение получило название Илецкая Защита. С этого момента можно считать, что в Оренбуржье появился первый туристический и рекреационный объект.
Илецкое месторождение поражало воображение посетивших его колоссальными размерами и самой солью. П.И. Рычков в «Топографии Оренбургской губернии» писал: «Что до ее доброты принадлежит, то чистотою и твердостию едва ль сыщется где подобная ей, ибо нетолченая бывает она так бела, что по виду от чистого толченого сахару распознать ее не можно. Ломают оную такими штуками неподобие брусьев, что в них от тридцати до сорока пуд, а вырубают и гораздо большие штуки, но их для удобности в провозе разбивают. В таких больших штуках, а иногда и в меньших, при ломке ее, находят особливую соль, которая так прозрачна, как хрусталь, и называют сердцем. Сего сердца бывают куски от одного до трех фунтов и более, однако признают, что оно не толь солко, как прочая соль. Для чисто¬ты оного простой народ употребляет его к лечению глаз» [7]/ Ради этого природного чуда многие проезжавшие через наш край делали крюк в несколько десятков верст.
Что могли видеть «экскурсанты» в начале XIX века в Илецкой Защите? В 1802 году через Оренбургский край прошел маршрут экспедиции по России (1802-1803 гг.) генерала Егора Максимовича Спренгтпортена (1741-1819), в состав которой входил Александр Христофорович Бенкендорф (1783-1844), не удержавшийся от соблазна посмотреть на уникальное месторождение и записавший в своих воспоминаниях: «На некотором расстоянии от Оренбурга находится соляной карьер, очень богатый, в котором разместилась пехотная рота – чтобы обезопасить карьер и защитить рабочих от киргизов» [2]. Вот и все впечатления. Бенкендорф в то время мог наблюдать добычу соли беспорядочными открытыми ямами, что делали до 1805 года.
2 мая 1805 года князь С.Г. Волконский (1742-1824), оренбургский губернатор, писал П.М. Волконскому: «Мы на сей неделе с вашею матушкою едем в степь Киргизскую за 80 верст смотреть богатств Елецкой соли» [1, с. 66], правда, 9 мая сообщил, что из-за разлива Урала поездка не состоялась. 9 января 1808 года: «Князь Репнин и наш герой молодой [т.е. Николай Григорьевич (с 1801 года князь Репнин т.к. принял фамилию матери, чтобы сохранить угасающий род князей Репниных) и Сергей Григорьевич, будущий декабрист] совершенно меня обрадовали. Несмотря на их надобности и отдаленность, здесь обласканы, - и в сей Азии им не скучно. Они поехали смотреть богатство соленое, завтра возвратятся» [1, с. 215]. Сыновья Волконского могли, наверное, видеть плоды стараний их отца – улучшенные, насколько возможно, условия труда.
Но до 1817 года, по сведениям Альфонса Ягмина, данный населенный пункт оставался «бедным селением из нескольких домов, обитаемых семействами казаков, и из незначительных строений, кроме построенного в 1812 году каменного замка, в казармах которого помещались военная стража и рабочие соляного промысла». [8, с. 29] «У подошвы гипсовой горы в Илецкой Защите находится примечательная пещера. Из этой пещеры дует беспрерывный ветер, который зимою теплее, чем летом. Зимою от теплого ветра при входе в пещеру тает лед, а летом замерзает вода. При селении около озера устроен публичный бульвар и особо разведен фруктовый сад» [9, с. 30-31].
Добыча соли открытым способом, приносящая при небольших затратах значительный доход казне, привлекала в Илецкую Защиту даже императоров. В 1824 г. копи посетил Александр I, его принимал Григорий Никанорович Струков (1761-1846), управляющий Илецким соляным промыслом.
14 июня 1837 года Илецкую Защиту посетил цесаревич Александр (будущий император Александр II), совершавший путешествие по России. Управляющий промыслом полковник Струков преподнес ему и свите изделия, выполненные арестантами из соляных кристаллов: кресты, подсвечники, солонки, статуэтки, шар, в середине которого переливались капельки воды; копию памятника, воздвигнутого на берегу Урала в Оренбурге в память освобождения города по Указу Александра I от воинского постоя.
В результате разработок появились огромные котлованы, наполнившиеся водой. Так образовались Илецкие соляные озера с целительными водами.
К слову сказать, что еще в XVIII в. жители этих мест отметили благотворное влияние воды расположенных поблизости мелких озер, помогавшей при заболеваниях двигательной системы. Постепенно сюда начали стекаться больные и из других мест.
В 1852 году санитарным управлением военного ведомства Оренбургского края был устроен первый курорт в Илецкой Защите для низших военных чинов из Уральска. На берегу для жилья был выстроен балаган, а для подогрева озерной воды и грязи для ванны сложены под открытым небом печи, с вмазанными в них чугунными котлами. За сезон 1852 года в Защите лечилось девяносто пять низших чинов, которых называли «слабосильной командой».
Но лечили в Илецкой Защите не только грязью или солью, но и кумысом.
«В Илецкой Защите, – заметил в 1858 г. некто Н. Варадинов, автор одних из первых путевых записок по курортным местам Оренбуржья, живут лишь два кумысоделателя: русский – служитель почтовой станции в Защите имеет в 12 верстах кочевку, и киргиз - хутор из 5 кибиток» [3]. В 1859 г. «отдыхающие» видели в поселке почтовую станцию, аптеку, больницу, горную школу, две церкви, мечеть, конный двор.
В 1870 году впервые был произведен химический анализ грязи и соленой воды (рапы) из озера Тузлучного. С середины 70-х годов число больных, приезжающих на озеро, стало возрастать, чему способствовала постройка железной дороги Самара - Оренбург. С 1 апреля 1877 года Илецкий промысел арендуется компанией, состоящей из оренбургских купцов П.Н. Оглодкова, Н.А. Дюкова, С.И. Назарова и В.М. Деева, сроком на двенадцать лет. Директором лечебных заведений при Илецких минеральных водах и грязях назначается доктор Ю.Т. Лебедев. «Для озеленения песчаного берега озера, где строятся лечебные заведения или «вокзал», привезли из Башкирии хвойные деревья вышиной в три аршина (один аршин - 71 см) и местные лиственные породы. Орошение будет производиться речкой Песчанкой, проведенной по разным направлениям. Опытные садовники уверяют, что все насаждения «примутся и дадут взору красивый вид», – сообщал оренбуржцам доктор Юрий Тимофеевич Лебедев на страницах местной печати [8].
20 мая 1878 года сезон был открыт. Вокзал, украшенный резьбой в «русском вкусе», занимал сто шестьдесят семь сажен. В здании находились кабинеты докторов, библиотека, зал для любительских спектаклей, несколько номеров для жилья. Для детей было обустроено отдельное озеро, с садом по берегу. Рядом с вокзалом построили здание для теплых ванн, а ванны изготовили из гребенского камня, не разрушающегося от воды.
Озеро разделили на две части: одна предназначалась для катанья на небольших лодках и особо устроенных лыжах, другая - для грязевых солнечных ванн. Для курортников построили дачи, а также арендовали несколько десятков киргизских кибиток. Отдыхающие, при желании, могли каждодневно ездить в Оренбург и обратно в дилижансах. Кумыс поставлялся в большом количестве, а производили его в полутора верстах от вокзала, в степи, на берегу Елшанки, где для отдыхающих была устроена купальня и озеро с напускной рыбой. Для развлечения публики предлагались езда в экипажах и верхом, рыбная ловля, охота на красную дичь, музыкальные вечера и спектакли. Горожанам сообщался химический анализ вод, грязей и кумыса; перечень болезней, от которых была возможность излечиться, и перечислялись заболевания, при которых лечение на курорте было противопоказано.
Многие оренбуржцы, побывавшие на Илецком курорте, считали, что «дело Лебедева похвальное и требует основательной поддержки».
Но 25 ноября 1878 года сгорел главный лечебный корпус, а также вся недвижимость. Лебедев писал в «Оренбургском листке» 10 декабря 1878 года: «Я не имею намерений оставить это дело. С весны я открываю военную санитарную станцию».
После ремонта лечебные заведения Ю.Т. Лебедева стали столь же популярны, как и прежде. Для «господ илецких пациентов» на берегу озера были построены новые здания, «ванник», где отдыхающие могли принимать ванны из грязи и соленой воды. На соленом озере была купальня с навесом и кадками с пресной водой. На озере Тузлучном – солнечная ванна, представлявшая собой стеклянный навес-колпак над сидящими в соленой воде.
Прошло около двух десятков лет и в 1896 г. неизвестный корреспондент «Тургайской иллюстрированной газеты» возмущенно писал: «Как курорт Илецкая Защита представляет собою ясное доказательство, что у нас нет ни предприимчивости, ни желания заняться добрым и хорошим делом вспоможения страждущему люду… В текущем году довольно много приезжих, которые все ютятся в городских клоповниках, при полном отсутствии каких-либо удобств, развлечений и тому подобного, сопряженного с пребыванием на курорте. А между тем директор вод взимает с каждого приезжего сверх всех вообще «плат», «доплат» и «приплат» еще плату за право на курортные удовольствия в размере 3-х рублей. Таким образом г. Лебедев еще раз доказал свою изобретательность, обложив налогом не предмет потребности (т.к. его нет), а только право на него». «В общем, – завершает автор свою корреспонденцию,- Илецкая Защита представляет такой уголок, где кто что хочет, там то и делает – недаром и зовется Защитой – от кого?..» [4].
В начале двадцатого века Санитарно-благотворительное общество, развернувшее свою работу в Оренбурге и возглавляемое супругой губернатора А.Ф. Ожаровской, организовало в Илецкой Защите «Санаторию для ослабленных детей». С наступлением лета «ослабленные полуразрушенные люди едут на кумыс, селятся у киргиз и арендуют кобылиц. А санатория приняла первого июня группу из тридцать одной девочки, выбранных из особо нуждающихся как в материальном, так равно и в пользовании степным воздухом и купанием в соляном озере», - писала «Оренбургская газета» 9 июня 1910 года. С 1 июля на месяц в санаторий были отправлены тридцать мальчиков. Газета считала, что для Оренбурга с населением в сто тысяч человек недостаточно иметь один детский санаторий, и выражала надежду, что появление других санаториев - дело будущего и «добросердечных господ благодетелей» [6].
А.Ф. Ожаровская выражала всем «жертвователям» глубокую благодарность: «... Господам арендаторам Илецкого соляного промысла – за пожертвование в двести пятьдесят рублей, конторе промысла – за пятьдесят рублей; г.Эверту – за плитку кухонную с принадлежностями; от братьев Каргиных поступило холста 24 аршина; от г.Дубровина – дров березовых – одна сажень».
Современным «господам пациентам», как и в XIX веке, хотелось бы, чтобы «вода и грязи илецкие оставались чудодейственно полезными для ревматиков и чтобы было здесь побольше удобств и порядка. А, сам по себе интересный как чудо природы, илецкий уголок Оренбуржья был еще более привлекательным для публики.

Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ 08-01-81102а/У

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Архив декабриста. – Пг., 1918. – Т. 1. – С. 66, 215.
2. Бенкендорф А.Х. Моё путешествие в край ночи и к границам Китая / А.Х. Бенкендорф // Наше наследие. – 2004. – № 71. – С. 64.
3. Варадинов Н. Лечение кумысом : (из путевых записок 1858 г.) / Н. Варадинов // Оренб. губ. вед. Ч. неофиц. – 1859. – № 35. – С. 208.
4. Воспоминания старожила // Тург. ил. газ. – 1896. – № 2. – С. 15–16.
5. Г. Илецкая Защита: (от нашего корреспондента) // Тург. ил. газ. – 1896. – № 29. – С. 237–238.
6. Земское дело. – 1916. – № 7. – С. 355–356.
7. Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии / П.Н. Рычков. – Уфа, 1999 – С. 135–136
8. Судоргина Т. «Вода и грязи илецкие чудодейственны... / Т. Судоргина // Вечер. Оренбург. – 2003. – 21 авг.
9. Ягмин А. Киргиз-кайсацкие степи и их жители / Альфонс Ягмин. – СПб., 1845. – С. 30–31.


Т.Н. Савинова


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!