АНТРОПОГЕННОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ЛАНДШАФТЫ НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА «БУЗУЛУКСКИЙ БОР»

 

На протяжении почти столетия одной из животрепещущих проблем Оренбургской области является  проблема сохранения уникального соснового массива – Бузулукского бора. В условиях формирования первого в области национального парка комплекс экологических проблем бора приобрел особую остроту.
Формирование соснового бора на песчаных террасах Боровки и Самары произошло на рубеже верхнего плейстоцена и голоцена (около 10 000 лет назад), когда произошла аридизация климата. Чередование влажных и засушливых  климатических эпох приводило к изменению облика бора. Морфологическую сложность и неоднородность ландшафтов Бузулукского бора, очевидно, следует рассматривать в связи: с особенностями сопряжения эоловых ландшафтов II надпойменной террасы, ландшафтных комплексов поймы и I надпойменной террасы, сыртовых ландшафтов; соотношением различающихся в генетическом отношении и «наложенных» друг на друга типов урочищ, формирование которых разобщено во времени; со сменой фаций в составе урочища в зависимости от экспозиции  склонов, изменением условий увлажнения и залегания горных пород [1, 3].
Антропогенные факторы формирования ландшафтных геосистем Бузулукского бора проявляются в форме:
- крупных массивов искусственных насаждений сосны с чрезмерной плотностью древостоя (до 10-12 тыс. стволов на гектар), высокой фаутностью древесины (пораженностью различными заболеваниями) и значительной долей сухостойных и упавших деревьев;
- значительных по площади вырубок преимущественно с сукцессионными сообществами рудералов вокруг законсервированных и ликвидированных эксплуатационных скважин на нефть и газ, обладающих потенциальной аварийной опасностью ввиду давнего периода проведения буровых работ и отсутствия мониторинга за состоянием скважин на протяжении почти 30 лет;
-  сохранившейся высокой пожароопасности сосняков Бузулукского бора, которые на протяжении 200 лет испытали свыше 30 крупных пожаров, в результате которых выгорало до 45%  площади лесного массива;
-  наличии значительных селитебных территорий внутри лесного массива – поселков и сел – Колтубанский, Партизанский, Опытный, Заповедный, Паника, население которых зачастую создает пожароопасную ситуацию, производит несанкционированные рубки, замусоривание территории.
Пространственный охват воздействия указанных факторов позволяет выделить три категории боровых ландшафтов, которые отличаются по характеру, масштабам и глубине антропогенной трансформации [5].  
К первой категории относятся техногенные вырубки вокруг скважин, представляющие собой травянистые сообщества 10-20 летней давности. Безлесные участки вокруг скважин относительно невелики по площади. Их площадь оценивается в 170-200 га, т.е. около 0,3% площади бора. Несмотря на небольшую занимаемую площадь, группа нефтегазовых скважин, расположенная  в северо-восточной части Бузулукского бора, является основным источником потенциальной опасности для боровых ландшафтов, если учитывать размеры нефтегазовых залежей и аварийное состояние технологического оборудования. За время проведения поисково-разведочных и эксплуатационных работ по нефти и газу в 1953-1974 гг. было пробурено 164 структурные, поисково-разведочные и  эксплуатационные скважины.
Ко второй категории антропогенной деградации отнесены участки с сверхплотными искусственными насаждениями, в т.ч. крупными сухостоями и массивами упавших деревьев. Площадь сосновых посадок составляет 25,4 тыс. га (22,9% от общей площади Бузулукского бора).  Причиной столь широкого распространения искусственных лесных насаждений в бору является облесение бывших пожарищ и падей. В целом площади гарей неуклонно сокращались в геометрической прогрессии (на 30% в 1851-1900 гг. по сравнению с предыдущим периодом; на 60% в 1901-1950 гг.; почти на 90%  в 1951-2000 гг).
Важнейшее последствие пожаров XIX века, охвативших бо'льшую часть бора, заключается в утрате уникальной ламинарно-мозаичной морфоструктуры степного бора, которая представляла собой причудливое сочетание различных по размерам сосновых массивов, дубово-липовых и березово-осиновых колков, лесных полян и прогалин, а также остепненных участков, озер и болот. За период с 1948 по 1989 гг. лесопокрытая площадь увеличилась с 66 до 86% за счет искусственного лесовосстановления.  Сложившаяся естественным образом структура бора была заменена сплошными массивами искусственных насаждений сосны, превративших Бузулукский бор в памятник непродуманного лесовосстановления.
Третью категорию по степени потенциальной экологической опасности составляют селитебные территории во внутренних частях лесного массива, пастбищная деградация травянистого покрова в сосняках, а также химическое загрязнение леса вдоль транспортных путей. Общая площадь леса, на которой выпасается скот, составляет 20069 га (т.е. 18% общей площади Бузулукского бора), что приводит к уничтожению травянистого и кустарникового ярусов растительности, ослаблению основного древостоя, поражению его вредителями и болезнями. Непосредственно в границах бора располагается 12 населенных пунктов на площади 292,4 га (0,3% площади бора).
Следует подчеркнуть, что сосновый бор представляет единую ландшафтную систему. Начало добычи нефти приведет не только к изменению ландшафтов в контуре нефтяных месторождений. Изменятся межкомпонентные связи внутри каждой геосистемы, составляющей Бузулукский бор. Необходимо учесть, что реликтовые ландшафты обладают пониженной регенерационной способностью и в целом их экологическая устойчивость ниже, чем у ландшафтов-доминантов. Поэтому хотелось бы задать вопрос тем, кто начинает техногенные эксперименты с Бузулукским бором: насколько очевидна ценность нефтяных залежей под бором по сравнению с уникальностью, эстетическими качествами и реликтовыми чертами этого ландшафта? [2].
Создание и развитие особо охраняемых природных территорий (ООПТ) в настоящее время рассматривается как основная форма сохранения ландшафтного и биологического разнообразия. В связи с этим возрастает необходимость в разработке эффективных инструментов территориального планирования, подходов и методов оценок ООПТ, являющихся важнейшей составляющей процесса управления природопользованием. Особенно актуальны подобные исследования на территории национальных парков.
Национальный парк «Бузулукский Бор» – единственный парк Оренбургской области. Его создание позволило не только возвратить территорию уникального лесного массива в число объектов национального природного наследия. Однако, при своей высокой природоохранной значимости, этот национальный парк является наглядным отражением широкого спектра проблем, с одной стороны, экологических и социально-экономических, типичных для староосвоенных регионов и связанных с наличием природных рискообразующих факторов и развитием нерациональных форм природопользования, с другой – проблем управления, присущих большинству российских ООПТ [4].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Даркшевич, Я.Н. Бузулукский Бор / Я.Н. Даркшевич. – Чкалов, 1953.
2. Невзоров В.М. По Бузулукскому бору (путеводитель) / В.М. Невзоров, А.А. Хиров. – Бузулук, 1982.
3. Терентьева Л.В. Защитим Бузулукский бор / Л.В. Терентьева, В.Н. Домбровский. – Оренбург, 2002 – 132 с.
4. Чибилёв А.А. Географический атлас Оренбургской области / А.А. Чибилёв. – М., Оренбург, 1999. – С. 65.
5. Эколого-экономическое обоснование организации национального парка «Бузулукский бор» в Оренбургской и Самарской областях: общая пояснительная записка / Рос. гос. проектно-изыскат. ин-т «Росгипролес». – М., 2000.


С.Ю. Ковтун


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!