САДЫ ПРОШЛОГО ВЕКА КАК ИНДИКАТОРЫ БЛАГОПРИЯТНЫХ УСЛОВИЙ ДЛЯ ПЛОДОВЫХ КУЛЬТУР СТЕПНОГО ЗАВОЛЖЬЯ 

GARDENS OF THE PAST CENTURY AS THE INDICATORS OF FAVORABLE CONDITIONS FOR FRUIT CROPS OF STEPPE VOLVOZHYA 

Т.В. Березина

T.V. Berezina

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт степи Уральского отделения Российской академии наук (ИС УрО РАН)

(Россия, 460000, г. Оренбург, ул. Пионерская, 11) 

Institute of Steppe of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences (IS UB RAS)

(Russia, 460000, Orenburg, Pionerskaya Str., 11)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Садоводство Заволжско-Уральского региона насчитывает около 200 лет. Сохранившиеся сады, заложенные в XVIII-XIX вв., являются не только культурным наследием, но и объектом для изучения влияния почвенно-климатических условий региона на плодовые культуры. Виды и формы, произрастающие на этих участках, являются ценным генетическим материалом для создания местного адаптированного сортимента. Сады прошлого века свидетельствует о том, что в условиях Заволжско-Уральского региона можно выращивать устойчивые, продуктивные плодовые насаждения.

Gardening of the Trans-Volga-Ural region is about 200 years old. Preserved gardens, laid in the XVIII-XIX centuries. are not only a cultural heritage, but also an object for studying the influence of the soil-climatic conditions of the region on fruit crops. The species and forms growing on these sites are valuable genetic material for creating a local adapted assortment. Gardens of the last century testifies that in conditions of the Trans-Volga-Ural region it is possible to grow stable, productive fruit plantations. 

Введение. Территория Заволжско-Уральского степного региона в глубокой древности служила своеобразным коридором, по которому с Востока на Запад и обратно двигались многочисленные племена и народы [23]. Здесь проходил «Великий шелковый путь». В данном регионе произошло уникальное смешение народов и культур. При перемещении народов в степные ландшафты интродуцировались различные виды растений несвойственные для данной зоны [24]. Здесь находятся южные и северные, восточные и западные границы ареалов распространения многих видов растений [19, 20].

В природном наследии евроазиатских степей плодовые и ягодные культуры являются неотъемлемой частью степных и лесостепных комплексов [12, 22]. На территории Заволжско-Уральского региона Оренбуржья растут и плодоносят аборигенные и интродуцированные плодово-ягодные растения. Аборигенными видами являются Cerasus fruticosa Pall., Padus avium Mill., Prunus spinosa L., Rubus saxatilis L., R. idaeus L., Viburnum opulus L., Ribes nigrum L. и другие. Многие интродуцированные плодовые культуры успешно акклиматизировались и произрастают в диком состоянии на территории области: Ribes aureum Pursh., Malus. baccata (L.) Borkh., M. cerasifera Spach., M. prunifolia (Willd.) Borkh., M. domestica Borkh., Pyrus ussuriensis Maxim., P. communis L., Amelanchier spicata (Lam.) C. Koch, Berberis vulgaris L. и другие [12].

В историческом развитии садоводство Заволжско-Уральского региона можно разделить на 4 периода: 1) Становление садоводства, интродукции и акклиматизации культурных растений, создание дворянских садов (с XVIII в. до 1917 г.); 2) Плановое садоводство, появление первых колхозных садов (1917-1940 гг.); 3) Вторая волна планового садоводства, закладка большого числа малых по площади насаждений (1945-1990 гг.); 4) Современный или постреформенный период развития (садово-дачное и приусадебное садоводство) (1990-2016 гг.) [14].

Дореволюционный период садоводства Оренбургского края начинается с момента целенаправленного обогащения ландшафтов интродуцентами в период освоения края. Следует заметить – коренное население земледелием, а тем более садоводством, не занималось. Первые поселения на реке Яик появились на рубеже XV-XVI вв. [21]. Уже в конце XVI в. волжские казаки с Самарской Луки проживали по рекам Яик и Чаган [22]. В первой половине XVIII столетия началось планомерное заселение края первыми поселенцами, основным занятием которых было земледелие и скотоводство. Из Центральной России, Украины и Поволжья переселенцы везли с собой посадочный материал, семена различных плодовых и ягодных культур, а также опыт ведения садоводства. В это время в дворянских усадьбах появились садовые культуры [19].

Уже в работах первых ученых - исследователей степного края указывается возможность развития садоводства и виноградарства. Паллас П.С. (1773), Эверсманн Э.А. (1840), Черемшанский В.М. (1859), Соколов Д.Н. (1916), Распов П.Н. (1884) и другие утверждают, что экологические условия вполне благоприятны для занятия садоводством, но плодовые деревья плохо растут из-за неосведомленности о правилах ухода за плодовыми культурами и безынициативности [8, 11, 16, 17, 25]. Все эти авторы ссылаются на то, что по всему Общему Сырту произрастают аборигенные культуры - вишня степная и дикая яблоня, что является доказательством возможности успешного создания в регионе плодово-ягодных насаждений.

Первые культурные насаждения описывает Черемшанский В.М. (1859) в Уральске, Гурьеве, Оренбурге, Уфе, они принадлежали помещикам и приносили неплохие доходы при продаже плодов. В садах произрастали яблоня, груша, вишня, смородина, крыжовник и малина [2, 9].

В 1887 году был создан «Оренбургский отдел Императорского Российского общества садоводов» для обучения местного населения и интродукции новых культур [18]. При отделе были организованы курсы по садоводству и огородничеству для обучения учителей, священников, должностных лиц из Оренбургской, Уфимской, Самарской губерний, Тургайской области. В губернской газете «Оренбургские ведомости» регулярно освещались вопросы садоводства и питомниководства. В Оренбургской газете и других источниках литературы, описано множество случаев как успешного, так и не удачного выращивания садовых агрофитоценозов [9, 13, 26]. Во всех примерах удачного ведения садоводства указываются благоприятные условия, это плодородные луга за р. Урал, юго-восточные склоны. Там где садовые агрофитоценозы не удавались, свидетельствовали о малопригодности участка под плодовые культуры из-за близкого расположения грунтовых вод, длительного затопления паводками, майских морозов.

Продвижению интродуцированных древесных культур в евроазиатские просторы способствовало Боровое опытное лесничество на территории Бузулукского бора. Первые опыты закладывались в 90-х гг. XIX в. Было испытано свыше 200 древесно-кустарниковых пород, в том числе плодовые (яблоня, груша, боярышник, ирга, вишня, смородина, шиповник, орех) [3,4]. Многие из интродуцентов не только сохранились на территории посадок, но и широко распространились по территории бора - Malus baccata (L.) Borkh., Ribes aureum Pursh., Amelanchier spicata (Lam.) C. Koch.

В начале ХХ в. территории под культурными насаждениями стали увеличиваться, были заложены сады в станицах Изобильное, Краснохолмская, Воздвиженская, Городищенская и других [2, 9].

Определенный вклад внес лесничий Аветисян З.С. (1904-1934). В пойме р. Сакмары у села Подгородняя Покровка был заложен дендрарий, где было высажено около 100 видов древесно-кустарниковых культур. В посадках представлены виды древесной флоры Дальнего Востока, Северной Америки, Кавказа, Средней Азии и основные виды дендрофлоры Урала. Среди них – 19 форм плодовых, ягодных и лиановых растений. В настоящий момент на территории дендрария сохранился 71 вид древесных и кустарниковых пород [1].

Первая мировая война, события 1917 года и последовавшая за ними гражданская война затормозили развитие садоводства. Во время революции были разрушены многие казачьи станицы, вырублены многие леса, сады. В начале 1920-х годов садоводство стало приобретать плановый характер, и в это время появились первые колхозные сады [9]. Многие дореволюционные насаждения в последующем были реконструированы. С течением времени небольшие сады советского и дореволюционного периода в силу их низкой рентабельности оказались заброшенными. Отдельные плодовые насаждения, заложенные в XVIII-XIX вв., сохранились до настоящего времени.

Объекты и методы исследования. С 2010 г. по настоящее время объектом нашего исследования являются плодово-ягодные насаждении произрастающие на территории Заволжско-Уральского региона Оренбургской области. Наиболее детальные исследования сосредоточены на представителях рода Malus Mill. Полевые исследования охватывают 5 природно-сельскохозяйственных зон в 20 районах области. Из 147 обследованных садовых участков 18 садов заложены в дореволюционный период (XVIII-XIX вв.) (табл. 1).

Таблица 1 – Экологическая характеристика садов заложенных в XVIII - XIX в.

Примечание: 1НТ – первая надпойменная терраса, 2НТ – вторая надпойменная терраса, ПМ – пойма, ВУ – водораздельно-увалистый, ДБ – долинно-балочный, БП – бугристо-песчанный; РУ – ровный участок, НТУ – на территории участка; ЛП – лесная полоса, ЛМ – лесной массив, ЕДР – естественная древесная растительность

Исследования включали в себя 3 этапа:

- поиск насаждений осуществлялся с помощью литературных и архивных данных, а также программ SAS. planet, http://maps.yandex.ru/, https://www.google.ru/maps/.;

- экспедиционные обследования - сады изучали маршрутным методом, по результатам обследования на каждый участок составляли паспорт сада, где фиксировали географическое положение, видовой и сортовой состав, бонитет насаждений, экологические условия и садопригодность территории [15];

- камеральная обработка - видовую и сортовую принадлежность выявляли по определителям Лихонос Ф.Д. и др. (1983), Семакин В.П. и др. (1991) [5, 7].

Бонитет насаждений оценивали с учетом методик Потапова В.А. и др. (2000), Малыченко В.В. и др. (1987) [6, 10].

Результаты и их обсуждение. Отличительной особенностью дореволюционных садов является их вторая, третья и последующие ротации плодовых деревьев. В этих насаждениях произрастают яблони, различного возраста от ювенильных до постгенеративных, расположены не по схемам первоначальной закладки, отросшие возможно из плодов, или из корневой поросли. Из этих садов плодовые деревья расселяются за границы изначального участка на прилегающие территории. Это свидетельствует о благоприятных экологических условиях участков, на которых они произрастают.

Дореволюционные сады произрастают во всех природно-сельскохозяйственных зонах Заволжско-Уральского региона, это подтверждает наличие благоприятных микроусловий как в северных, так и южных районах (табл. 1). Состояние насаждений в среднем 4 балла, полнота стояния деревьев от 5 до 95%. Бонитет насаждений 4 балла в северной и западной зонах отмечается на возвышенных территориях, а в южной и юго-западной зонах на пониженных пойменных участках. Большая часть 90% насаждений произрастают на склонах. Благоприятными являются юго-восточные, северо-западные и северо-восточные экспозиции. Насаждения произрастают под защитой искусственных и естественных лесозащитных насаждений. Древесные породы создают определенный микроклимат, благоприятный для произрастания видов рода Malus, защищая от холодных ветров в зимний период и суховеев в летний, смягчают перепады отрицательных температур и увеличивают влажность воздуха. Реки и водоемы служат еще одним регулятором климата, увеличивают влажность воздуха, смягчают температурные перепады. Реки с быстрым течением способствуют оттоку холодных воздушных масс с участка. Водные источники располагаются на территории сада или на удалены до 500 м и более, что не оказывает влияние на сохранность насаждений, но снижает их продуктивность. Вода как источник питания необходима в первую очередь молодым посадкам. Корни взрослых деревьев способны проникать на глубину до 4-5 м и обеспечивать себя водой в условиях засушливого региона. Помимо этого почвы тяжелого механического состава способны задерживать в своем профиле достаточное количество доступной растениям влаги.

Участки, на которых сады сохраняются на протяжении нескольких десятков лет, могут служить эталонами благоприятных экологических условий для произрастания плодовых культур. На наш взгляд, особое внимание следует обратить на сады, в которых сохранились культурные сорта или крупноплодные сеянцы Malus domestica – Поляков сад, Таврический сад, сады с. Таллы, п. Садовый, с. Озерки, с. Сергиевка. Эти насаждения, несмотря на значительный возраст, сохраняют бонитет 4-4,5 балла. Полнота стояния в среднем составляет 66%, только в саду с. Сергиевка сохраняются единичные деревья яблони. Все они произрастают на возвышенных территориях и окружены лесными массивами.

Кроме ландшафтно-экологических микроусловий большое значение имеют виды и сорта, сохраняющиеся на участках, поскольку например Malus baccata более устойчива к низким температурам, чем Malus domestica. В дореволюционных насаждениях со времен посадки сохраняются Malus domestica (культурные сорта и их сеянцы) и M. silvestris Mill (отросший подвой). Malus baccata, M. сerasifera и M. prunifolia появились после реконструкции насаждений производившейся в советский период, их использовали в качестве более надежных подвойных форм, чем M. silvestris. В садах сохранились следующие культурные сорта – Осеннее полосатое, Анис серый, Грушовка московская, Анис серый, Трансцендент, Мальт Крестовый, китайка Санинская. Как показала практика, эти сорта оказались не устойчивы к условиям региона. На смену использовавшимся сортам в современный период пришли более надежные и продуктивные уральские и сибирские сорта, созданные на основе Malus baccata, M. cerasifera, M. prunifolia.

Сады, сохранившиеся по настоящее время, представляют собой культурное и природное наследие Евроазиатских степей. Кроме того плодовые насаждения в экстремальной зоне способствовали развитию садоводства в регионе, появлению садово-дачных и приусадебных насаждений. В пользу создания и сохранения этих насаждений в социальном отношении выделен ряд следующих моментов:

- с освоением края переселенцами с запада и в связи с оседлым образом жизни впервые на территории зоны появляется культура садоводства;

- насаждения, созданные в разные временные периоды, имеют историческое значение. Сады старинных усадеб являются лесокультурными и ландшафтно-историческими памятниками природы;

- заброшенные сады используются местным населением близлежащих поселков, собирающих плоды и ягоды для домашних заготовок;

- плодовые насаждения имеют эстетическое и рекреационное значение;

- устойчивые к неблагоприятным экологическим условиям плодовые культуры используют в ветрозащитных насаждениях;

- сохранившиеся посадки плодовых культур имеют научный потенциал. Результаты обследования заброшенных садов позволяют нам определить экологические микроусловия способствующие развитию и сохранности насаждений в условиях региона. Сохранившиеся сорта и формы являются устойчивым генетическим материалом для условий региона и могут быть использованы в селекции для создания новых сортов и подвойных форм;

- эти сады формируют новые биоценозы, нехарактерные для степной зоны. Под пологом сада появляются мезофиты, произрастающие в лесных растительных сообществах, Rubus caesius L., Rubus idaeus L., Convallaria majalis L. и др. Плоды заброшенных насаждений служат кормом для диких животных и птиц.

Важное значение плодовых культур для социальной сферы определяет необходимость создания продуктивных насаждений. Для создания в регионе насаждений с высоким экономическим потенциалом в первую очередь необходимо грамотно подобрать ландшафтно-экологические условия, учесть вероятность повреждения деревьев солнечными ожогами, зимним иссушением, поздне-весенними заморозками и подобрать акклиматизированные, технологичные сорта и подвойные формы. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Аксанова Г.Ф. Рябинина З.Н., Линерова Л.Г. Дендрарий Аветисяна – лесокультурный памятник природы // Вестник ОГУ. 2009. № 6. С. 25-27.
  2. Богданов С.М. История плодоводства Оренбургской области // Тезисы докл. науч. конф., посвящ. 50-летию Советской власти. Оренбург, 1967.
  3. Годнев Е.Д. Опыты по разведению экзотов в Бузулукском бору // Бузулукский бор: Общий очерк и лесные культуры. М., Л.: Гослесбумиздат, 1949. Т. 1. С. 98-142.
  4. Кин Н.О. Флора Бузулукского бора (сосудистые растения): монография // Тр. науч. стационара-филиала Ин-та степи УрО РАН «Бузулукский бор». Т. II. Екатеринбург: УрО РАН, 2009. 250 с.
  5. Лихонос Ф.Д., Туз А.С., Лобачев А.Я. Культурная флора СССР, т. XIV. Семечковые / Всесоюз. акад. с.-х. наук им. В.И. Ленина. М.: Колос, 1983. 320 с.
  6. Малыченко В.В., Лобачев А.Я., Лопанцев С.В. Рекомендации по созданию маточных подвойно-семенных садов в Поволжье: методические рекомендации. М.: ЦНТИ пропаг. и рекл., 1987. 26 с.
  7. Определитель сортов яблони европейской части СССР: Справочник / В.П. Семакин Е.Н. Седов, Н.Г. Краснова и др. М.: Агропромиздат, 1991. 320 с.: ил.
  8. Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российской Империи. Ч. 1. СПб., 1773. 657 с.
  9. Попова О.П. История развития садоводства в Оренбургском крае // Проблемы степного природопользования и сохранения природного разнообразия: сб. материалов науч. конф., посвящ. 90-летию со дня рожд. чл.-корр. АН ССР А.С. Хоментовского, 25- 27 марта 1998 г. Оренбург: Печ. Дом «Димур», 1998. С. 35-41.
  10. Потапов В.А., Бобрович Л.В. Бонитировка садов на основе таксации: методич. реком. Мичуринск, 1999. 11 с.
  11. Распов П.Н. Справочная книжка по Оренбургской губернии на 1884 г.: справочник / Под ред. П.Н. Распопова. Оренбург: [б.и.], [1883]. 147 с.
  12. Рябинина З.Н., Вельмовский П.В. Древесно-кустарниковая флора Оренбургской области: иллюстрированный справочник. Екатеринбург: УрО РАН, 1999. 128 с.
  13. Савин Е.З. Садоводство на Южном Урале: монография. Оренбург: Оренб. кн. изд-во, 2004. 488 с.
  14. Савин Е.З., Чибилёв А.А., Попова О.П. Плодово-ягодные культуры в Оренбургской области: распространение, изучение, проблемы сохранения биоразнообразия // Степи Северной Евразии: Материалы V Междунар. симпозиума. Оренбург, 2009. Т. I. С. 600-602.
  15. Савин, Е.З., Березина Т.В. Методические рекомендации изучения плодово-ягодных культур // Изв. Самар. науч. центра РАН. 2014. Т. 16, № 5. С. 1796-1801.
  16. Соколов Д.Н. Оренбургская губерния: географический очерк. М.: Мысль, 1916. 100 с.
  17. Черемшанский В.М. Описание Оренбургской губернии в хозяйственно-статистическом отношении за 1859 г. Уфа, 1859. 472 с.
  18. Чехович К. Оренбургский отдел Российского общества садоводов. О состоянии садоводства // Оренбургский листок. 1892. № 37.
  19. Чибилёв А.А. Зеленая книга степного края. Челябинск, 1983. 120 с.
  20. Чибилёв А.А. Северные и южные пределы распространения некоторых видов деревьев и кустарников в Оренбургской области и прилегающих территориях // Редкие виды растений и животных Оренбургской области. Оренбург, 1992. С. 14-15.
  21. Чибилёв А.А. В глубь степей. Екатеринбург: УИФ «Наука», 1993. 120 с.
  22. Чибилёв А.А. Природное наследие Оренбургской области. Оренбург: Оренбургское кн. изд-во, 1996. 380 с.
  23. Чибилёв А.А. Первомайский район Оренбургской области: краеведческий атлас. Оренбург: ООО «Союз-реклама», 2008. 43 с.
  24. Чибилёв А.А. Степной мир Евразии от Венгрии до Монголии: монография. Оренбург: Рус. геогр. о-во, Инт-т степи УрО РАН, 2013. 118 с.
  25. Эверсман Э.А. Естественная история Оренбургского края. Ч. 1. Оренбург, 1840. 99 с.
  26. Янсиярова Г.Ф. Современная флора и растительность усадебных садово-парковых комплексов на примере старинных усадеб Оренбургской губернии: автореф. дис. ... канд. биол. наук: 03.02.01 / Янсиярова Гульназ Флюровна. Оренбург, 2013. 22 с.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!