ПАРЦИАЛЬНЫЕ ФЛОРЫ МЕЛОВЫХ ВОЗВЫШЕННОСТЕЙ ОБЩЕГО СЫРТА В ПРЕДЕЛАХ ЗАПАДНО-КАЗАХСТАНСКОЙ ОБЛАСТИ

PARTIAL FLORAE OF CHALK HILL OF COMMON SYRT PLATEAU WITHIN OF THE WESTERN KAZAKHSTAN REGION

Т.Е. Дарбаева, Б.С. Альжанова*, С.Н. Бохорова, А.Н.Сарсенова

T.E. Darbayeva, B.S. Alzhanova*, S.N. Bokhorova, A.N. Sarsenova 

Западно-Казахстанский государственный университет имени М. Утемисова

(Казахстан, 090000, г. Уральск, пр. Достык, 162

Utemisov West Kazakhstan State University (Kazakhstan, 090000, Uralsk, Dostyk Ave. 162)

*e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Во флоре меловых возвышенностей Общего Сырта выявлено 532 вида, относящихся к 67 семействам и 279 родам. Основу флоры составляют травянистые растения (85,5%), из них подавляющее число относится к травянистым поликарпикам (64,6%). Анализ количественного состава эколого-фитоценотических групп Общего Сырта показывает, что ведущее положение занимают степные (226; 40,2%) группы. В составе флоры выделено 32 географических элемента, объединенных в 8 типов ареалов.

In flora of cretaceous heights of Common Syrt Plateau 532 species which is falling into to 67 families and 279 sort are revealed. The basis of flora is made by grassy plants (85,5%), from them the overwhelming number falls into to grassy polycarpic (64,6%). The analysis of the quantitative structure of ecological-phytocenotic groups of Common Syrt Plateau shows that come to the forefront steppe (226; 40,2%) groups. As a part of flora 32 geographical elements united in 8 types of areas are allocated. 

Меловые возвышенности Западно-Казахстанской области являются одним из репрезентативных и уникальных ландшафтов, находящихся на стыке Европы и Азии. Здесь проходят границы дерновинно-злаковых степей и северо-прикаспийских пустынь [2, 4, 8].

Работы по изучению меловых возвышенностей Общего Сырта проводились маршрутным методом в сочетании со стационарными ключевыми участками. В Общем Сырте выделяются следующие ландшафтные районы: Средний Сырт, Деркульский Сырт, Низкий Сырт и Высокий Сырт. Для каждого ландшафтного района выявлена парциальная флора, различающихся по положению в рельефе, характера меловой породы и почвенного покрова и растительности [7].

Флора меловых возвышенностей представляет собой парциальную флору. Согласно определению Б.А. Юрцева и Р.В. Камелина, естественная флора любого экологически своебразного подразделения ландшафта является парциальной флорой. Парциальная флора – полная территориальная совокупность видов растений естественного (выделяющегося и по флористическим признакам) топографически цельного контура топологического (внутриландшафтного) уровня или полная естественная территориальная совокупность видов растений любого экологически и флористически своеобразного подразделения ландшафта. На топологическом (внутриландшафтном) уровне иерархия естественных флор может быть продолжена несколькими иерархическими ступенями последовательно включенных парциальных («частичных») флор [9].

Во флоре меловых возвышенностей Общего Сырта выявлено 532 вида, относящихся к 67 семействам и 279 родам. Ведущими по числу видов семействами оказались Asteraceae (94 вида; 9,7%), Poaceae (55; 9,7%), Fabaceae (43; 7,4%), Lamiaceae (33; 5,8%), Brassicaceae (30; 5,3%), Rosaceae (30; 5,3%), Caryophyllaceae (29; 5,1%). Scrophulariaceae (22; 3,9%), Apiaceae (20; 2,5%), Liliaceae (14; 2,4%), Chenopodiaceae (14; 2,4%), Boraginaceae (14; 2,4%), Ranunculaceae (11; 2,3%). В первых трех семействах содержится 34%, а в десяти ведущих семействах – 39%. В 4 семействах содержится от 8 до 13 видов (7%), а в 26 семействах – от 2 до 5 видов (83; 14,9%), в 24 семействах по одному виду (5%).

Ведущими по числу родов семействами явились Asteraceae (37 родов или 14%), Poaceae (36; 12,9%), Brassicaceae (19; 6,8%), Lamiaceae (19; 6,8%), Rosaceae (18; 6,4%), Apiaceae (17; 6%), Fabaceae (14; 5%), Boraginaceae (14; 5%), Caryophyllaceae (12; 4,3%), Scrophulariaceae (9; 3,2%).

Богатыми по числу видов являются роды: Astragalus (13 видов; 4,6%) и Artemisia (13; 4,6%), Veronica (9;3,2%), Senecio, Galium, Potentilla, Dianthus (по 8 видов каждый), Allium, Centaurea, Silene (по 7 видов каждый). В этих десяти родах содержится 88 видов (31,8%).

Наличие большого числа видов в родах Astragalus, Veronica, Galium, Potentilla сближает нашу флору со средиземноморскими флорами [3].

При сравнении парциальных флор первых три места принадлежит семействам Asteraceae, Poaceae и Fabaceae что характерно для Голарктической области [6]. Четвертое место занимает семейство Lamiaceae, на Высоком Сырте семейство губоцветных переходит на третье место, что и понятно, т.к. в байрачных дубравах создаются благоприятные условия для Lamiaceae. Виды семейства Brassicaceae и Caryophyllaceae разделяют 5-6 места. Устойчивое 7 место принадлежит семейству Rosaceae, включающему деревья, кустарники и травы. Семейства Scrophulariaceae и Liliaceae занимают 7-8 места, их виды встречаются как по склонам, так и в лесках. 9 место принадлежит Apiaceae, которые характерны для плакора и нижней части меловых склонов, где проходит водоток. Семейства Chenopodiaceae и Boraginaceae находятся на 10 месте и представлены сорными травами.

Среди родов в парциальной флоре наиболее богатыми оказались Astragalus и Artemisia, указывающие на самобытный кальфецитно-степной комплекс, складывающийся на меловых склонах. Высокое положение родов Galium, Senecio и Potentilla, занимающих 3-5 места, также свидетельствует о влиянии степной зоны. Выход на 4-5 место рода Centaurea, на 6-7 место – Dianthus и Viola, свидетельствуют о том, что в парциальной флоре создаются различные экологические условия, способствующие их обитанию. Но в то же время, род Thymus отодвинулся на 7-8 место, вероятно, сказывается не только меловой субстрат, но и большое антропогенное воздействие, что подтверждается 8-9 местом рода Potentilla.

Анализ биоморф показывает наличие 20 групп жизненных форм [5]. Основу флоры меловых ландшафтов составляют травянистые растения (85,5%), из них подавляющее число относится к травянистым поликарпикам (64,6%), что характерно для умеренных флор. Травянистые монокарпики играют меньшую роль в сложении флоры (20,9%). Доля участия кустарников и кустарничков (6%), полукустарников и полукустарничков (5,7%) невелика. Еще меньше доля деревьев (2,8%).

Преобладание длиннокорневищных (23%) и короткокорневищных (22%) видов отражает мезофитные условия меловых ландшафтов Общего Сырта.

Для оценки флористического сходства парциальных флор Общего Сырта рассчитывали коэффициент общности Жаккара (Ко) [10].

При сравнении видового состава отдельных парциальных флор, все флоры примерно в равной степени сходны, за исключением значительно общей общности Деркульского сырта и Низкого Сырта, что подтверждается и единым происхождением и историей формирования флоры Общего Сырта (Табл.1).

Таблица 1 Коэффициенты сходства общности систематического состава парциальных флор Общего Сырта

Сходство систематического состава между исследованными парциальными флорами колеблется от слабого до высокого сходства. 

Сравнение парциальных флор Общего Сырта по набору биоморф показало, что наиболее разнообразны биоморфы Высокого Сырта, что объясняется тем, что он расположен на границе с разнотравно-дерновинно-злаковыми заволжскими степями, а также тем, что здесь сильно расчлененный рельеф с байрачными дубравами. Менее разнообразны биоморфы Деркульского Сырта, обогащение видами здесь происходит за счет древесных и полудревесных (15%) видов, проникающих сюда как с Общего Сырта, так и с Волго-Иргизского района [1]. Сходный состав биоморф Среднего и Низкого Сырта объясняется одинаковым расположением в подзоне сухих степей.

Анализ количественного состава эколого-фитоценотических групп Общего Сырта показывает, что ведущее положение занимают степные (226; 40,2%) группы. В парциальных флорах процент степных видов колеблется от 40 до 42, вероятно, Общий Сырт является экотоном двух подзон (разнотравно-дерновинно-злаковая и дерновинно-злаковая степь). Довольно значительное число приходится на лесные (103; 18,3%) и лесостепные (61; 10,8%) группы. Почти одинаковое число лесных и лесостепных видов в парциальной флоре свидетельствует о том, что именно по Общему Сырту проходят южные и восточные границы распространения этих видов. Луговые виды (107; 19%) приурочены к нижним частям байрачных дубрав. Обычно по днищу меловых оврагов и балок протекает временный или постоянный водоток, здесь же произрастают прибрежноводные (16; 2,8%), болотные (10; 1,8%) группы. В парциальных флорах число последних отличается только в Деркульском Сырте (6%), в остальных оно почти одинаковое (от 3 до 4%). Во всех парциальных флорах отмечается одинаковое количество пустынных видов (1%).

Сорные виды распространены по Общему Сырту неравномерно. Так на Высоком Сырте их 9%, на Деркульском Сырте – 8%, на Среднем Сырте – 4%.

В составе флоры выделено 32 географических элемента, объединенных в 8 типов ареалов. Во-первых, наибольший процент видов приходится на широко-ареальные группы: евразиатский (222; 39,5%), европейский (136; 24,1%), средиземноморский (37; 6,7%). Отличительной чертой является мелкие группы внутри евразиатского (восточно-европейско-казахстанская и понтическо-заволжско-казахстанская) и европейского (восточно-европейская, понтическая, волго-донская и нижне-донская) распространения. Во-вторых, здесь выделяются виды с локальным туранским типом ареала. Именно эти виды образуют автохтонное ядро кальцефитной флоры (20; 3,5%) и каждая из 6 групп может рассматриваться как эндемичная в пределах Общего Сырта. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Келлер Б.А. Некоторые общие замечания об истории растительного покрова // Растительность Каспийской низменности между реками Волгой и Урал. Вып. 2. Т. 1. М.-Л., 1936. С. 321-340.
  2. Лавренко Е.М., Карамышева З.В., Никулина Р.И. Степи Евразии. Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1991. 144 с.
  3. ПоповМ.Г. Основы флорогенетики. М., 1963. 135 с.
  4. Сафронова И.Н. О зональном разделении растительного покрова междуречья Волга–Урал // Бот. журн., 1975. Т. 60, № 6. С. 823-831.
  5. Серебряков И.Г. Жизненные формы высших растений и их изучение // Полевая геоботаника: в 5 т. М.-Л.: Наука, 1964. Т. 3. С. 146-205.
  6. Хохряков А.П. Мировой флористический спектр как мировой эталон // Проблемы ботаники на рубеже ХХ-ХХІ веков. СПб, 1998. 207 с.
  7. Чибилёв А.А., Дебело П.В., Рамазанов С.К. Природное районирование Заволжско-Тургайского степного субрегиона, как основа для оценки его природно-ресурсного потенциала биологического и ландшафтного разнообразия // Биоразнообразие и биоресурсы Урала и сопредельных территорий: материалы междунар. конф. Оренбург, 2001. С. 378-380.
  8. Юрковская Т. К., Ильина И. С., Сафронова И. Н. Макроструктура растительного покрова России: анализ карты // Геоботаническое картографирование 2001-2002. СПб, 2002. С. 3-15.
  9. Юрцев Б.А., Камелин Р.В. Основные понятия и термины флористики. Пермь, 1991. 80 с.
  10. JaccardP. Distridution de la flore alpine dans le bassin des Dranses et dans quelques regions voisines // Bulletin del la Societe Vaudoise des Sciences Naturelles. 1901. № 37. P. 241-272.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!