К РЕАЛИЗАЦИИ СЦЕНАРИЯ РАЗВИТИЯ СТЕПНЫХ СООБЩЕСТВ НА НЕВОЗДЕЛЫВАЕМЫХ ПОЛЯХ: ВОЗМОЖНОСТИ ТРАНСФОРМАЦИИ ПРИ ВНЕДРЕНИИ ДРЕВЕСНЫХ ИНТРОДУЦЕНТОВ

CONCERNING THE SCENARIO REALIZATION OF STEPPE COMMUNITIES DEVELOPMENT ON UNBELIEVABLE FIELDS: TRANSFORMATION

Л.М. Кавеленова, Е.С. Корчиков, О.А. Кузовенко, А.В. Помогайбин

L.M. Kavelenova, E.S. Korchikov, O.A. Kuzovenko, A.V. Pomogaybin 

Самарский национальный исследовательский университет имени акад. С.П. Королева

(Россия, 443086, г. Самара, Московское шоссе, 34) 

Samara National Research University (Russia, 443086, Samara, Moskovskoye shosse, 34)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Сокращение посевных площадей Самарской области от уровня 1985 на 2016 г. составляет 26%. Сохраняющиеся залежи представляют интерес с позиций возможности самовосстановления степных сообществ. При участии вяза приземистого и лоха узколистного в формировании растительного покрова залежей в пространстве распаханных степных экосистем может идти трансформация в сторону не свойственных ранее Самарской области псевдолесных сообществ в степи.

The sown areas reducing in the Samara region from the level of 1985 achieved 26% to 2016. The deposits are of interest from the standpoint of the possibility of steppe communities self-restoration. The participation of Elaeagnus angustifolia L. and Ulmus pumila L. in the vegetation cover formation on deposits occupying the space of former steppe ecosystems may lead to the formation of the pseudo-forest communities new for Samara region steppes. 

Территория Самарской области, в силу длительного времени хозяйственного освоения, отличается высоким уровнем антропогенной нарушенности природных экосистем. В структуре земельного фонда области, на 2017 год составлявшего 5356,5 га, наибольший удельный вес принадлежал землям сельскохозяйственного назначения – 75,93% (4067,4  га), со значительным отрывом землель лесного фонда – 10,3% (551,5 га) [4]. Для отдельных административных районов доля сельскохозяйственных земель превышает 90% (Алексеевский, Большечерниговский., Большеглушицкий, Красноармейский, Пестравский районы, в которых доля пашни более 70%), при минимальных показателях в Сызранском, Шигонском, Ставропольском районах (земли сельскохозяйственного назначения и пашня занимают более 50 и более 40% соответственно. Поскольку именно степные угодья характеризовались особой привлекательностью для распашки, происходившей с неодинаковой интенсивностью в различные десятилетия ХХ века, участки коренных степей смогли сохраниться лишь в непригодных для пахоты неудобьях (степные яры, крутые склоны холмов), но при этом не свободны от антропогенного воздействия (выпас скота, рекреация населения). Хорошо известные социально-экономические преобразования, затронувшие нашу страну в 90-е годы, привели в том числе и к сокращению посевных площадей, формированию на необрабатываемых полях залежей. Сценарий превращения поля, возделывание которого на длительный срок прекращается, в залежь, характеризуется стадийностью: за первые 2-3 года простоя пашня зарастает одно- и двулетними растениями, в последующие 5-7 лет на ней господствуют корневищевые растения, позднее развивается растительность, характерная для степных условий. Далее неиспользуемая пашня может зарастать кустарниками и деревьями [5]. Выясняя вопрос о том, насколько массовый характер носило появление залежей в Самарской области, мы привлекли официальные статистические данные [7-9], которые позволили визуализировать ситуацию следующим образом (рис.).

Рисунок. Динамика изменений посевных площадей в Самарской области, 1985-2016 гг. (составлено по статистическим данным [7-9]) 

Сокращение посевных площадей от уровня 1985 г., достигшее максимума на 2007 г. (36%) с 2011-2012 гг. демонстрирует тенденцию возвращения залежей в сельхозоборот, но на 2016 г. их доля достаточно высока (до 26%), при этом значительная их часть пребывает в невозделываемом состоянии более 10 лет, имеются и двадцатилетние фрагменты. Они представляют интерес с позиций саморазвития экосистем, а именно – возможности самовосстановления степных сообществ.

Проведенное нами в начале осени 2016 г. маршрутное обследование было посвящено изучению вторичных экосистем, сформировавшихся на месте выведенных из сельскохозяйственного использования земель в окрестностях п. Нижненикольский (сельское поселение Домашка), муниципальный район Кинельский Самарской области [6]. Для данного района до 1990-х годов равнинные участки практически полностью использовались для земледелия, в понижениях по руслам временных водотоков, по берегам озер формировались леса с участием различных ив и тополей и примесью других древесных пород. Позднее распашка части угодий прекратилась и начался процесс развития на них залежей. Общей особенностью климата степного Самарского Заволжья, в том числе и окрестностей п. «Нижненикольский», является континентальность, проявлениями которой служат быстрая смена зимних температур летними, недостаток атмосферных осадков, высокая сухость воздуха, повышенные летние температуры с суховеями, низкие до экстремально низких зимние температуры. Обследованная территория располагается в долине среднего течения р. Самары в подзоне разнотравно-типчаково-ковыльных степей обыкновенного чернозёма. В настоящее время здесь формируются степные, полукустарниковые и псевдолесные сообщества, отдельные залежные участки вновь вводятся в сельхозоборот.

Первый обследованный участок располагается в надпойменной части долины р. Самары в 1,5 км к северо-северо западу от п. Нижненикольский, где в понижениях рельефа (по окружению изучавшегося участка) представлены старичные озера, в период половодья участок не затапливается. Почвенный покров характеризуется сочетанием черноземов обыкновенных и черноземов карбонатных. В пределах участка выражено слабое повышение к северу. С северо-востока и востока к участку примыкает лесной массив, окружающий цепь пойменных озер, в его составе преобладают осина Populus tremula L., тополь белый P. alba L., дуб черешчатый Quercus robur L., клены татарский и ясенелистный Acer tataricum L., A. negundo L. вяз шершавый Ulmus glabra Huds., яблоня лесная Malus sylvestris (L.) Mill. Вяз приземистый Ulmus pumila L. не представлен в лесном массиве, его ближайшее нахождение – посадка в почвозащитной лесополосе в 3 км к югу от участка. Участок более 20 лет находится в состоянии залежи. За это время произошло формирование сплошного травяного покрова, в настоящее время представляющего различные варианты лугово-степных и степных ассоциаций (вейниковые, полынно-разнотравные и др.), которые не используются для выпаса скота либо сенокосов. Это способствовало развитию многовидового древесного яруса, с доминированием деревьев вяза приземистого, которые представлены разными стадиями развития, от всходов и молодых особей (до 0,5 – 1 м высотой) до деревьев не менее 15-20 лет, имеющих высоту до 8 м и диаметр ствола до 15 см. Здесь также представлены куртины терновника (сливы степной Prunus spinosa L.), молодые деревья клена ясенелистного, яблони лесной, вяза шершавого, поросль дуба черешчатого, клена татарского. В результате проведенных исследований на исследуемой территории выявлено произрастание 77 видов сосудистых растений. Развитие на данном участке псевдолесного сообщества с доминированием вяза приземистого происходит в рамках «сценария», характерного для степных районов Самарской области при формировании залежи на выровненном водораздельном участке с глубоким залеганием грунтовых вод. Интересно, что в природном ареале (степные районы Забайкалья) отмечаются вязовые редколесья, в которых экземпляры деревьев отстоят друг от друга на 8-10 м, а травостой формируется участием степных видов [1].

Второй участок располагается в 2 км к юго-юго-западу от п. Нижненикольский и включает две разные по размеру возвышенных части, разделенные руслом Сухой речки (временный водоток). Участок также находится в состоянии залежи свыше 20 лет, но используется для выпаса скота. В настоящее время на нем представлены различные варианты лугово-степных и степных ассоциаций (злаково-разнотравные, полынно-разнотравные и др.), при внедрении деревьев лоха узколистного Elaeagnus angustifolia L. На обследованном участке выявлено произрастание 54 видов сосудистых растений. Деревья лоха узколистного местами образуют группы и цепочки сплошной сомкнутости крон, местами произрастают разреженно. Подобный характер размещения особей лоха узколистного, с вариантами: диффузное (одиночное расположение), мелкогрупповое, крупногрупповое (куртины), сплошные заросли, был установлен А.В. Вдовенко для Волгоградской области (Среднего Дона), где в результате расселения лоха узколистного происходит формирование уникальных «лесопастбищ» [2]. В случае обследованной нами территории специфика размещения деревьев лоха может быть связана с распространением его семян преимущественно водой временных водотоков, и способностью осваивать локалитеты со слабым засолением почвенного субстрата. Раскидистая крона (диаметр проекции кроны до 7-8 м) при высоте до 8 м, наряду со специфической фактурой листьев (серебристое опушение) делает сообщество с участием лоха узколистного легко узнаваемым. Вне подкронового пространства в травостое преобладают злаки и засухоустойчивое разнотравье, надземная часть травостоя при выпасе крупнорогатого скота частично выедается, при прогоне скота копытами местами взрывается почвенный покров. Расположенный с восточной стороны фрагмент участка на небольшом слабо понижающемся склоне восточной экспозиции в настоящее время демонстрирует внедрение в травянистое степное злаково-разнотравное сообщество молодых растений лоха узколистного в кустовидном древесном облике (высота до 1,5 м), большей частью объединенных в группы, пока – довольно малочисленные (начало зарастания древостоем). Возраст особей лоха, по визуальной оценке, не превышает 5-6 лет, более молодые растения в плотном травостое не были выявлены. По мере дальнейшего развития сообщества будут происходить рост сомкнутости крон, появление «цепочек» и «пятен мозаики» зарастания лохом, расширение площади древесных группировок, возможно появление нового подроста – в местах, где он не стравливается при выпасе скота. Сопоставляя полученные нами данные с информацией о насаждениях с участием лоха узколистного в Волгоградской [2] и Астраханской [3,10] областях, можно указать наличие общих тенденций [6]. В частности, на обследованных нами модельных участках и в других районах Самарской области распространение лоха узколистного приурочено к прирусловым участкам, понижениям рельефа в степи, окрестностям прудов и водохранилищ - частей оросительных систем юга области и не затрагивает сухих возвышенных мест. Варианты пространственного размещения растений разнообразны, от рассеянных одиночных особей до цепочек и куртин, формирования сплошных зарослей еще не наблюдается, что может быть связано с меньшим, чем в Волгоградской области, сроком внедрения лоха. При сохранении угодий, куда произошло внедрение лоха узколистного, в статусе залежей можно ожидать дальнейшего развития своеобразных псевдолесных сообществ, напоминающих тугаи [3, 10]. Успешному развитию деревьев лоха будут способствовать его высокая засухоустойчивость и жаростойкость, относительная устойчивость к засолению грунтовых вод, а также наличие симбиотической азотфиксации благодаря актиномицетам. Медоносность лоха и формирование им большого количества съедобных плодов будут способствовать привлечению насекомых, птиц (в том числе в период зимовки), а также хищников, что обеспечит насаждениям с участием адвентивных древесных видов роль фактических рефугиумов биологического разнообразия [10].

Таким образом, при участии вяза приземистого и лоха узколистного в формировании растительного покрова на залежах, занимающих пространство нарушенных распашкой степных экосистем, может происходить трансформация в сторону формирования не свойственных ранее Самарской области псевдолесных сообществ в степи. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Алексеев Ю.Е., Жмылев П.Ю., Карпухина Е.А. Деревья и кустарники. Энциклопедия природы России. М.: ABF, 1997. 592 с.
  2. Вдовенко А.В. Специфика формирования лесопастбищных угодий, закустаренных лохом в районе Среднего Дона // Известия Нижневолжского агроуниверситетского комплекса. 2015. № 2 (38). С. 85-90.
  3. Власенко М.В., Вдовенко А.В., Лепеско В.В. Роль насаждений лоха в изменении микроклимата и повышении экологической комфортности пастбищ Волго-Ахтубинской поймы // Известия Нижневолжского агроуниверситетского комплекса. 2015. № 2 (38). С. 90-95.
  4. Государственный доклад о состоянии окружающей среды и природных ресурсов Самарской области за 2016 год. Вып. 27. Самара, 2017. 198 с.
  5. Ледовских А.А., Калашникова Е.Б. Проблема «брошенных» земель в Самарской области // Апробация. 2015. №6 (33). С.107-109.
  6. Помогайбин А.В., Кавеленова Л.М., Розно С.А. и др. К участию адвентивной дендрофлоры в формировании псевдолесных сообществ на залежах в степных районах Самарской области // Изучение адвентивной и синантропной флор России и стран ближнего зарубежья: итоги, проблемы, перспективы. 2017. С. 99-102.
  7. Регионы России. Основные характеристики субъектов Российской Федерации. 2005: Стат. сб. М.: Росстат., 2006. 685 с.
  8. Регионы России. Основные характеристики субъектов Российской Федерации. 2010: Стат. сб. М.: Росстат., 2010. 654 с.
  9. Регионы России. Основные характеристики субъектов Российской Федерации. 2017: Стат. сб. М.: Росстат., 2017. 751с.
  10. Федорович В.В.,. Калмыков А.П., Лозовская М.В. О роли лоховых лесов в сохранении биоразнообразия Астраханской области и прилегающих территорий // Наука в информационном пространстве: Материалы V Междунар. науч.-практ. конф. (30-31 окт. 2009 г.). http://www.confcontact.com/2009ip/fedor.php (Дата обращения к ресурсу 10.03.2018).

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!