СТЕПЬ: БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ? К ВОПРОСУ О ВЫДЕЛЕНИИ И СИСТЕМАТИКЕ АНТАГОНИСТИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ 

STEPPE: TO BE OR NOT TO BE? ON IDENTIFICATION AND SYSTEMATIZATION OF ANTAGONISTIC FACTORS 

С.В. Левыкин, Г.В. Казачков, С.В. Богданов

S.V. Levykin, G.V. Kazachkov, S.V. Bogdanov 

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт степи Уральского отделения Российской академии наук (ИС УрО РАН)

(Россия, 460000, г. Оренбург, ул. Пионерская, 11) 

Institute of Steppe of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences (IS UB RAS)

(Russia, 460000, Orenburg, Pionerskaya Str., 11)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В работе предпринята попытка рассмотреть действие закона единства и борьбы противоположностей в формировании современного облика и материальной основы степей Евразии. В авторской интерпретации выделен ряд природных и антропогенных факторов позитивного и негативного влияния на развитие степей, составляющие диалектическое единство. Так же приводятся примеры ответных реакций биосферы на то или иное воздействие. По сути, предпринята попытка выйти на философское обоснование природно-антропогенной сути степей голоцена, что важно для обоснования значимости восстановления и самовосстановления природно-антропогенных степных экосистем.

There is an attempt to examine effect by the law of unity and conflict of opposites upon the forming of Eurasian steppe modern face and material basis. A series of natural and anthropogenic factors of negative and positive effect on steppe development is selected, and factors are interpreted in dialectical unity. Examples of biosphere response on some impact are also given. Essentially, an attempt to approach philosophical substantiation natural-anthropogenic gist of Holocene steppe is made, that is important to substantiate restoration and self-restoration of natural-anthropogenic steppe ecosystems. 

На данном этапе развития степеведения и при современных возможностях восстановления степей, первостепенное значение приобретает философское осмысление евразийской степи как целостного природно-антропогенного объекта, требующего целенаправленной реконструкции и соответствующих технологий управления. Стремясь к глубокому философскому осознанию сути степей и их эволюции от формирования до прихода к современному состоянию, опираемся в первую очередь на общепризнанные философские законы бытия.

Проведенные нами исследования ретроспективы степного природопользования и аграрного землепользования начиная с эпохи позднего плейстоцена до наших дней дают возможность выделить и предварительно систематизировать (в порядке дискуссии) признаки действия одного из наиболее известных законов диалектики – единства и борьбы противоположностей. Для степи как крупного специфического материально-культурного объекта духовного наследия в общих чертах нами замечена целая система природно-антропогенных факторов, стечений обстоятельств и даже лиц, способствовавших зарождению, развитию и процветанию открытых пастбищно-степных ландшафтов и, наоборот, как будто целенаправленно противодействовавших их существованию и развитию.

Так, фундаментальные геологические и геоморфологические процессы, вызывающие выравнивание поверхности, образование плоских равнинных территорий, образование рыхлых мелкодисперсных осадочных пород и перекрытие равнин ими, - это безусловно базовые планетарные предпосылки и ведущие факторы развития обширных пастбищно-степных травяных пространств на Земле (принимая во внимание достаточно обширные и разнообразные степные и пастбищные экосистемы в низкогорных и горных регионах считаем их принципиально меньшими по отношению к степным равнинам). Синергия глобальных климатических процессов с геологическими и особой охотничьей культурой в позднем плейстоцене Северной Евразии оказалась способна породить целую гиперзону мамонтовых пастбищ. Напротив, действие «антистепных» факторов, таких как горообразование, изъятие и перенос уже отложенных мелкодисперсных пород в процессе дефляции и размыва разрушает предпосылки развития экосистем по степному типу, особенно при синергии с быстрым развитием земледельческих культур, принципиально сокращает потенциальный ареал степей.

Общеизвестно, что номадно-кочевые животноводческие культуры степей были заинтересованы в крупных степных пространствах, поддерживающих их способ хозяйственной деятельности. Напротив, земледельческая оседло-городская культура, как бы противопоставляя себя кочевой, при первой же возможности осваивала как можно больше целинных земель под зерновые культуры, а скот содержать на продукции полеводства [2]. Нельзя не вспомнить и характерное для исторического прошлого противостояние земледельческих цивилизаций и кочевых культур, столь древнее, что отражено еще в библейской истории о трагедии земледельца Каина и пастуха Авеля.

Предпринимая попытку философского осмысления достижений современного степеведения, мы обратили внимание на такую эмпирическую закономерность. За каждым крупномасштабным воздействием на степь неизбежно следует ряд событий производящих впечатление некого разумного ответа или следствия неизвестного закона, приветствующих аккуратные взвешенные действия по отношению к степной зоне и карающих за явное злоупотребление степью. Для большей достоверности эта закономерность изучалась по всей Голарктике [1]. Не вдаваясь в детали не доказанных гипотез, тем более лженаук, все-таки отметим попытки объяснить, в отсутствие строгого научного объяснения, как рассмотренные выше закономерности, так и иные труднообъяснимые погодные и экологические явления и аномалии, в т.ч. волны жизни, проявления «коллективного разума», существованием «планетарного разума». Возможно, уже сегодня нельзя не считаться с целым потоком фактов, указывающих на разбалансировку климата, учащение аномальных явлений, который похож на своего рода протест Земли против злоупотреблений природной средой.

Источники Нового и Новейшего Времени позволяют выделить круг отдельных личностей, идей, концепций и мегапроектов, оказывавших принципиальное позитивное или негативное влияние на развитие степных экосистем. «Племя» радетелей степей немалое, нельзя не упомянуть об А.Т. Болотове, И.М. Комов, А.В. Суворове, Ф.Э. Фальц-Фейне, и многих других включая наших современников. Больше известны имена явных разрушителей целинных степей: Н.С. Хрущёв, Л.И. Брежнев. Особо осторожно следует относить современных политиков и крупных общественных деятелей к той или иной категории. Дело в том, что как правило личности такого масштаба выступают в качестве радетелей общего позитива и блага, мы лишь осмелились привести буквально несколько примеров конкретных политиков на основе их заявлений, публикаций и действий. Так, неадекватно воспринимаемый сегодня М.С. Горбачёв, вероятно, не ставил перед собой цели спасения степей, но известен как архитектор Перестройки, во время которой развилась «зеленая волна», был создан Оренбургский степной заповедник, создан ряд комиссий по рациональному использованию земельных ресурсов, которыми был инициирован ряд проектов консервации малопродуктивной пашни. В конечном итоге на постсоветском пространстве сформировался гигантский залежный клин, давший исторический шанс степям на самореабилитацию. Возникает вопрос, куда отнести М.С. Горбачёва, если нам не известно ни одного его труда или высказывания в защиту степей? В то же время, по фактическим результатам его деятельности мы относим его к лицам способствующим степям. Его преемник Б.Н. Ельцин по отношению к степям противоречив. С одной стороны, запустив радикальные реформы, способствовал возникновению огромного залежного клина, давшего шанс на восстановление вторичных степей, с другой стороны, при нем при попытке справедливого раздела сельхозугодий были распределены на паи сельхозугодья в их порочной в агроэкологическом отношении советской структуре. Тем самым был создан практически непреодолимый юридический, институциональный и моральный барьер для законных корректировок структуры сельхозугодий, прежде всего к уменьшению доли пашни, даже за счет малопродуктивной.

Реализуем предлагаемый нами подход в виде предварительного свода позитивных и негативных факторов в форме открытой таблицы, ни в коем случае не претендующей на завершенность, предоставляющей нам и коллегам возможности дальнейшего развития и дополнения (табл. 1). Некоторые факторы и даже личности включены в таблицу с обеих сторон в силу противоречивости их влияния. Например, вулканизм: с одной стороны поставляет важную составную часть лессового материала, с другой – способствует глобальным климатическим катастрофам и вызванным ими массовым переселениям земледельческих культур на целинные земли степей Голарктики, каковые имели место в первой половине XIX века после извержения вулкана Тамбора.

Таблица 1 Позитивные и негативные факторы влияния на степь

Из сведений, собранных в вышеприведенной таблице, складывается впечатление, что антагонистичные друг другу позитивные и негативные факторы развития степей составляют диалектическое единство. Степь на всех этапах своего развития являлась и продолжает оставаться продуктом взаимодействия позитивных и негативных факторов, которые, будучи антагонистичными, сформировали единый организм природно-антропогенного происхождения, которым современная цивилизация способна и даже обязана эффективно управлять, создавая экосистемы, не уступающие исторически известным по продуктивности, эстетической привлекательности и системной завершенности. 

Предлагаемый нами подход является лишь первым шагом к философскому осмыслению степи как единого природно-антропогенного мегаобъекта. Дальнейшее развитие этого подхода, накопление сведений и совершенствование их систематизации будет способствовать уточнению представлений о сути степи как продукте коэволюции природы и человека. Вероятно, удастся получить более точное представление о соотношении и взаимном влиянии позитивных и негативных факторов, как природных так и антропогенных, в формировании облика и материальной основы степей современной эпохи. Возможно, это будет способствовать решению онтологического вопроса степей голоцена: что есть степь? Есть ли у нее будущее? Чего в ней больше: следствий действия природных факторов или деятельности человека? Ответ на этот вопрос имеет архиважное значение для конструирования будущего степей, прежде всего путем развития адаптивных форм хозяйствования и природоподобных технологий без ущерба для валовых сборов основных сельскохозяйственных культур. 

Работа выполнена в рамках темы НИР ИС УРО РАН № ГР АААА-А17-117012610022-5. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Левыкин С. В., Казачков Г.В. О реакции планеты на деяния по отношению к степи (месть биосферы) // Эко-потенциал. 2015. № 1 (9). С. 163-171.
  2. Чибилёв А.А., Левыкин С.В., Казачков Г.В. Степное землепользование и перспективы его модернизации в современных условиях // Вызовы XXI века: природа, общество, пространство. Ответ географов стран СНГ. М.: Т-во науч. изданий КМК, 2012. С. 156-182.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!