РЕДКИЕ И МАЛОИЗУЧЕННЫЕ РУКОКРЫЛЫЕ УРАЛО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА

RARE AND INSUFFICIENTLY STUDIED CHEIROPTERA OF URAL-CASPIAN REGION

А.А. Чибилёв, П.В. Дебело, С.В. Левыкин, И.Г. Яковлев

A.A. Chibilyov, P.V. Debelo, S.V. Levykin, I.G. Yakovlev 

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт степи Уральского отделения Российской академии наук (ИС УрО РАН)

(Россия, 460000, г. Оренбург, ул. Пионерская, 11) 

Institute of Steppe of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences (IS UB RAS)

(Russia, 460000, Orenburg, Pionerskaya Str., 11)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В работе на основе литературных и личных материалов подводится итог изучения распространения 13 (56,5% общего состава хироптерофауны региона) редких видов рукокрылых. Из них 5 (38,5%) видов являются монотипическимми и 8 (61,5%) политипическими, представляющие как архаичные, так и эволюционно более молодые таксоны. В фауногенетическом плане 2 (15,4%) вида являются бореальными, ареалы 4 (30,8%) видов связаны с европейскими неморальными, 2 (15,4%) с средиземноморскими и 5 (38,4%) с азиатскими ландшафтами. Бореальные и европейские виды являются преимущественно дендрофилами, а азиатские и средиземноморские – типичными спелеофилами, частично освоившими антропогенные сооружения. Большинство их представлено краеареальными популяциями, образующими 2 очага распространения: северный, с бореальными и европейскими видами и южный, с азиатскими и средиземноморскими представителями. Краткое описание их распространения иллюстрируется картосхемами.

On the grounds of literature and author’s own data the results of study into distribution of 13 (56,5% of total regional cheiropterafauna) rare cheiroptera species are summarized. Five (38,5%) of them are monotypic and eight (61,5%) are polytypic representing as archaic as well evolutionally younger taxa. In fauna genesis aspect, two (15,4%) species are boreal, areas of four (30,8%) species are related to European nemoral communities, two species are related to Mediterranean landscapes, and five (38,4%) species are related to Asian landscapes. Boreal and European species are mainly dendrophiles, while Asian and Mediterranean are typical speleophiles some of that colonize anthropogenic constructions. Most of them are represented by populations on margin of their areal and form two niduses of distribution: the northern one with boreal and European species, and the southern one with Asian and Mediterranean species. The brief description of their distribution is illustrated with skeleton maps. 

Рукокрылые являются одной из древнейших и, в тоже время, одной из наиболее многочисленных и разнообразных групп млекопитающих, значительная часть видов которой, к тому же, занимает приоритетные позиции в ряде природоохранительных программ. Это в определенной мере относится к хироптерофауне Урало-Каспийского региона, находящегося в зоне контакта четырех физико-географических стран. Здесь, наряду с исключительно динамичными зональными семиаридными и аридными экосистемами, широкое распространение получили различные интразональные сообщества со своеобразной биотой, подвергающейся существенной трансформации под воздействием многопрофильного сельского хозяйства и мощного промышленного комплекса [6].

По литературным и личным материалам [1-4, 7] к настоящему времени в регионе выявлено 13 (56,5%) редких и малоизученных видов рукокрылых, детали распространения которых остаются недостаточно изученными. Из них 5 (38,5%) видов являются монотипическими, а остальные 8 (61,5%) политипическими, среди которых большинство представлено номинативными и один региональным подвидами.

В фауногенетическом плане 2 (15,4%) вида – ночница Брандта и северный кожанок – являются бореальными. Ареалы 4 (30,8%) видов – ночницы Наттерера, гигантской и малой вечерниц, малого нетопыря – связаны с европейскими неморальными сообществами; из средиземноморских форм известны только 2 (15,4%) – остроухая ночница и кожановидный нетопырь, а остальные 5 (38,5%) видов – большой подковонос, степная ночница, серый ушан, кожанок Бобринского и кожан Огнева – считаются азиатскими. Таким образом, в регионе сформировались два очага распространения редких видов: северный – с представителями бореального и европейского неморального фаунистических комплексов и южный – с представителями возвышенных и горных азиатских и средиземноморских ландшафтов. На обширных равнинных пространствах южной степи, полупустыни и северных окраин пустынной зоны известны лишь степная ночница и кожанок Бобринского, связанные в основном с расположенными вблизи водоемов антропогенными сооружениями (которые они освоили после появления здесь человека). Однако, в связи с недолговечностью таких, преимущественно глинобитных построек, следует ожидать, что мозаика ареалов этих видов будет постоянно изменяться. Следует иметь в виду, что большинство редких видов представлены легко уязвимыми краеареальными популяциями, которые даже при кратковременном наступлении неблагоприятных условий исчезают, в связи с чем границы ареалов быстро отступают на 150-200 км от прежних рубежей.

В экологическом отношении бореальные и европейские неморальные виды являются преимущественно дендрофилами, а азиатские и средиземноморские типичными спелеофилами, частично освоившими экологически им подобные местообитания в антропогенных сооружениях. Европейские виды являются перелетными, бореальные и остальные виды ведут оседлый образ жизни, хотя у азиатских представителей северные популяции, очевидно, являются частично перелетными. Ниже приводим краткие сведения о распространении отмеченных видов, а места их находок отражаем на картосхемах. Порядок расположения и объем видов приняты по последним сводкам [2, 3, 5].

Большой подковонос (Rhinolophus ferrumequinum Schr.,1774). В 1834 г. Г.С. Карелиным отмечен в Туманных горах (северный чинк Устюрта) вблизи Новоалександровска. Сейчас обитает в 400 км южнее [4] (рис. 1).

Рисунок 1. Распространение редких видов рукокрылых.

  1. Большой подковонос: 1. Туманные горы. 2. Остроухая ночница: 1. Северный чинк Устюрта. 3.Ночница Наттерера: 1. Пойма р. Б. Ик; 2. Пойма р. Сакмары; 3. Окр. г. Оренбурга. 4. Степная ночница: 1. Низ. р. Б. Караман; 2. Окр. п. Шумейка; 3. Окр. п. Скатовка; 4. Окр. п. Троицкое; 5. Дьяковский лес; 6. Индерские горы. 5. Ночница Брандта: 1. Окр. г. Волжский; 2. Окр. п. Кинель; 3. Окр. п. Спасское; 4. Окр. п. Ибрагимово; 5. Окр. п. Медведка; 6. Окр. п. Татищево; 7. Окр. г. Оренбурга. 6. Серый ушан: 1. Сев. чинк Устюрта. 

Остроухая ночница (Мyotis bluthi, Tomes, 1857). В прошлом была известна по чинкам на рубеже Прикаспия, Устюрта и Мангышлакских гор. Новых данных, подтверждающих обитание вида в этих местах, нет [4] (рис. 1).

Ночница Наттерера (Myotisnattereri, Kuhl, 1818). Ранее встречалась в пойменных лесах по Б. Ику (Спасское), Сакмаре и Уралу (Оренбург). Сейчас отмечается в 100-150 км севернее [1] (рис. 1).

Степная ночница (Myotisaurascens, Kuzjakin, 1935). Отмечается на степном участке вдоль Волги, откуда долинами Б. Карамана и Еруслана проникает в степь. Восточнее находки известны по отрогам Илекско-Хобдинского плато и Индерских гор [1, 8], рис. 1.

Ночница Брандта (Myotis brandtii, Eversmann, 1845). Отмечалась в старовозрастных пойменных лесных массивах у г. Волжский, по рр. Кинель (Кинель), Самаре (Медведка), Уралу (Татищево, Оренбург), Б. Ику (Спасское), Сакмаре (Ибрагимово) [1], рис. 1.

Серый ушан (Plecotusaustriacus, Fischer, 1819). Изредка встречался по чинкам на рубеже Мангышлака и Прикаспия [4], рис. 1.

Гигантская вечерница (Nyctaluslasiopterus, Schreber, 1790). Находки известны в Бузулукском бору (1903, 1950 гг.) и в лесах хр. М. Накас [1, 7], рис. 2.

Малая вечерница (Nyctalusleisleri, Kuhl., 1819). Визуально и по сигналам отмечалась в пойменных лесах по рр. Кинель, Б. Кинель, Самара (Красносамарский лес, окр. д. Медведка) и Б. Ик (Спасское). Пролетные встречались по р. Урал (до Гурьева), в пп. Урда и Джамбейты [1, 4], рис. 2.

Малый нетопырь (Pipistrelluspygmaeus, Leach., 1895). Единичные находки известны в пойменных лесах верховий р. Дема и среднего течения Самары (Медведка), где вид отмечался совместно с P. pipitrellus [1], рис. 2.

Кожановидный нетопырь (Hypsugosavii, Kolen., 1856). Единственная встреча известна на плато Чограй (Шагырай) [4], рис. 2.

Северный кожанок (Eptesicusnilssoni, Keyserling et Blassius, 1839). Отмечался у южных пределов лесостепи вблизи г. Волжский и в бассейне р. Б. Ик (Спасское); вероятно кочующую особь находили в стоге сена в 70 км ЮВ п. Фурманово [1, 4], рис. 2.

Кожанок Бобринского (Eptesicusbobrinskii, Kuzjakin, 1935). Спорадически встречается в пустынях Северного Приаралья, где проникает до низовий рр. Иргиза и Улькояка. Второй очаг в аналогичных условиях известен в низовьях Эмбы; недавно обнаружен в степной зоне по р. Б. Хобда [1], рис. 2.

Кожан Огнева (Eptesicusognevi, Bobr., 1918). Известен в низовьях р. Иргиз и по северному побережью Аральского моря [4], рис. 2.

Рисунок 2. Распространение редких рукокрылых. 1. Гигантская вечерница: 1. Бузулукский бор; 2. Хр. М. Накас.

  1. Малая вечерница: Окр. п. Кинель; 2. Пойма р. Б. Кинель; 3. Окр. п. Спасское; 4. Красносамарский лес; 5. Окр. п. Медведка; 6. п. Джамбейты; 7. п. Урда; 8. П. Индерборский; 9. п. Кулагино; 10. г. Гурьев.
  2. Малый нетопырь: 1. Верх.р. Демы; 2. Окр. п. Медведка.
  3. Северный кожанок: 1. Окр. г. Волжский; 2. Окр. п. Спасское; 3. Окр. п. Фурманово.
  4. Кожановидный нетопырь: 1. Плато Чограй.
  5. Кожанок Бобринского: Окр. п. Новоалексеевка; 2. Окр. г. Иргиз; 3. 60 км С. г. Иргиз; 4. Междуречье Иргиза и Улькояка; 5. Окр. п. Косчагыл; 6. Окр. ст. Челкар; 7. Ур. М. Барсуки; 8. Приаральские Каракумы, окр. кол. Тюлек; 9. Окр. г. Аральска; 10. Сев. берег Аральского моря.
  6. Кожан Огнева: 1. Окр. п. Иргиз; 2. Сев. берег Аральского моря. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Ильин В.Ю. Материалы к кадастру рукокрылых (Chiroptera) европейской России и смежных регионов. Справочное пособие / В.Ю. Ильин, Д.Г. Смирнов, Д.Б. Красильников, Н.М. Яняева. Пенза: ПГПУ, 2002. 64 с.
  2. Кожурина Е.И. Конспект фауны рукокрылых России // Plecotus. 2009. № 11-12. С. 71-94.
  3. Крускоп С.В. Отряд/Order Chiroptera, Blummenbach, 1779 // Млекопитающие России. Систематико-географический справочник. М.: КМК, 2012. С. 73-126.
  4. Млекопитающие Казахстана. Т. 4. Алма-Ата: «Наука» Каз. ССР, 1985. С. 125-260.
  5. Павлинов И.Я. Систематика современных млекопитающих. М.: МГУ, 2006. 297 с.
  6. Чибилёв А.А., Дебело П.В. Ландшафты Урало-Каспийского региона. Оренбург: ИС УрО РАН. «Димур», 2006. 264 с.
  7. Чибилёв А.А., Симак С.В., Юдичев Е.Н. Млекопитающие Оренбургской области и их охрана. Екатеринбург: УИФ. «Наука», 1993. 60 с.
  8. Шляхтин Г.В. Млекопитающие севера Нижнего Поволжья / Г.В. Шляхтин, А.В. Беляченко, Е.В. Завьялов и др. Саратов: СарГУ, 2009. 248 с. 

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!