АНТРОПОГЕННАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ СТЕПНЫХ ЭКОСИСТЕМ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ 

ANTHROPOGENIC TRANSFORMATION OF STEPPE ECOSYSTEMS OF THE CHECHEN REPUBLIC 

И.А. Байраков

I.А. Bajrakov 

Чеченский государственный университет

(Россия, Чеченская Республика, г. Грозный, бульвар Дудаева, 17А) 

Chechen State University (Russia, Chechnya, Grozny, Dudayev 17A)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В работе проведен краткий анализ структуры и динамики степных ландшафтов Чеченской Республики, выявлены основные факторы антропогенной динамики. В естественном состоянии степные ландшафтные комплексы сохранилились лишь на территории меньше 8%.

In the work a short analysis of the structure and dynamics of steppe landscapes of the Chechen Republic, identifies the main factors of anthropogenic dynamics. Natural prairie landscape complexes of sohranililis only in the territory of less than 8%. 

Степной тип эрозионно-денудационных и денудационно-аккумулятивных ландшафтов умеренного пояса северного полушария на территории Чеченской Республики характеризуется двумя подтипами:

а) подтип сухостепных ландшафтов со злаково-полынной растительностью на черноземах карбонатных и солонцеватых почвах;

б) подтип степных ландшафтов с разнотравно-злаковой растительностью на карбонатных и выщелоченных черноземах.

При выделении типов ландшафтов учитывались зональные особенности, сложившиеся в результате их развития.

Степной и лесостепной типы ландшафтов занимают низменные (100-200 м) и возвышенные (до 800 м) равнины неоген-четвертичного возраста. Это эрозионно-денудационные и аккумулятивно-денудационные роды ландшафтов. Степь злаково-полынного облика на черноземах, темно-каштановых и каштановых почвах занимает наклонную аллювиально-террасированную Притерскую равнину, южные склоны Терско-Сунженской возвышенности и расположенную между ними синклинальную Алхан-Чуртскую долину. В степях указанного типа преобладают ковыль, типчак, тонконог, бородач, распространена полынь (Маршалла, австрийская), встречаются и полупустынные виды: молочаи, ирисы, астрагал и другие. Все это произрастает на черноземах карбонатных и солонцеватых, темно-каштановых и каштановых карбонатных и солонцеватых почвах, преимущественно суглинистого механического состава. Разнотравно-злаковые степи на черноземах карбонатных и выщелоченных частично распространенны на северных склонах Терско-Сунженской возвышенности. Наряду с типично степными злаками здесь произрастают овсяница луговая, тимофеевка, трищетинник и различные виды разнотравья [1].

Степные ландшафты занимают Терско-Сунженсую возвышенности и северной части Чеченской равнины с абсолютными высотами 200-350 м. Большая часть территории сложена лессовидными суглинками, которые подстилаются осадочными породами плиоцена. В рельефе преобладают эрозионно-аккумулятивные равнины, где водораздельные слабо расчлененные пространства чередуются с речными долинами и балками. Климат провинции в сравнении с лесостепной отличается большей континентальностью. Испаряемость увеличивается до 700-800 мм при сокращении годовых сумм осадков (400-450 мм). Поэтому здесь сформировались злаковые (ковыльно-типчаковые) степи на черноземах. Однако дефицит влаги снижает ресурсовоспроизводящие функции почв ландшафтов.

Антропогенная динамика вызвана деятельностью человека. Создание культурных ландшафтов – посевов, садов, лесокультур, прудов и водохранилищ, пастьба скота сопровождаются активизацией многих динамических процессов, ведущих к образованию сопутствующих, в большинстве своем культурных ландшафтов – оврагов, оползней, вторичных солончаков на орошаемых землях, развеваемых песков. Сложные динамические явления развертываются на отвалах и терриконах, возникающих в местах добычи полезных ископаемых.

Доминирующим типом антропогенного воздействия на всей территории региона является аграрное производство, характеризующееся высокой долей сельскохозяйственных угодий (~88%). Тем не менее, на фоне существующих в регионе форм интенсивного техногенного воздействия на степные экосистемы трансформация ландшафтов в результате аграрных преобразований может расцениваться как фоновая по отношению к комплексу техногенных факторов. 

Антропогенные ландшафты находятся в непрерывном развитии. Это развитие имеет сукцессионный характер, который обусловлен спецификой антропогенного источника развития ландшафтных комплексов.

В основе развития ландшафтных комплексов лежит взаимный обмен веществом и энергией, который протекает при наличии контрастных сред. Контрастность сред – обязательное условие динамики ландшафтных комплексов и процессов, происходящих в географической оболочке. Создавая антропогенный комплекс, человек усиливает контрастность сред, активизирует взаимный обмен веществом и энергией.

У антропогенных ландшафтов сукцессионная динамика составляет их важнейшую черту. Объясняется это тем, что антропогенное воздействие может повториться многократно.

Примером многократного повторения антропогенного вмешательства в природу является переложная система земледелия – подсечно-огневая в лесных районах и залежная в степях. Она длительное время господствовала на ранних этапах развития общества, в некоторых странах известна и сейчас.

Однако антропогенные процессы внесли существенные изменения в структуру ландшафтов, как в лучшую (посадку лесополос, изменивших пейзаж ландшафтов по лесостепному облику), так и в худшую (обводнение, засоление) стороны. Динамика ландшафтов происходит с большим дефицитом влаги в летне-осенний сезоны и с существенным влиянием климатогенных геосистемы умеренных и тропических широт. Частые засухи не только снижают урожаи, но и ухудшают условия жизни людей.

Эволюция ландшафтов связана с мощными влияниями антропогенного воздействия, что определило переход всех лесостепных, лесных и степных ландшафтов в стадию природно-антропогенных и антропогенно-природных. Применение новых технологий ведения сельского хозяйства, в частности пара и полупара, орошения, посадка лесополос и др. позволило максимально использовать почвенные ресурсы. До 80% площади степных экосистем занимают пахотные угодья. Природные экосистемы сохранились на площади до 5-10%, что определяет нарушение процессов саморегуляции ландшафтов и потерю генофонда биоты. У таких ландшафтов стираются индивидуальные (неповторимые) природные свойства и получают распространение типичные черты антропогенного типа, что делает их похожими друг на друга.

В зависимости от специфики и масштабов антропогенного воздействия и поступления в природную среду загрязняющих веществ на территории республики выделяются следующие экологические проблемы:

- активизация экзогенных процессов (оползни, эрозия, дефляция, просадки, подтопление и заболачивание);

- загрязнение поверхностных и подземных вод;

- загрязнение и истощение почв;

- снижение биоразнообразия;

- дигрессия пастбищ и вырубка лесов;

Среди субъектов Российской Федерации по степени техногенного воздействия, включая и военное воздействие, на окружающую природную среду республика входит в число сильно загрязненных территорий. Атмосфера, почва, подземные и поверхностные воды особенно сильно загрязняются предприятиями нефтедобычи и транспортировки, энергетики и сельским хозяйством.

В районах добычи и транспортировки нефти земли загрязнены нефтепродуктами и нефтепромысловыми сточными водами. Особенно сильное загрянение нефтепродуктами происходит не территории обваловки площадок буровых и действующих скважин. Нами подсчитано, что за 110 лет работы нефтяного комплекса на территории республики более 5000 га земли являются нарушенными.

Современная система сбора нефти и газа имеет разветвленную сеть промысловых нефтепроводов и водоводов, общая протяженность которых составляет 860 км, они занимают 1870 га земель. Из всех промысловых трубопроводов на систему сбора нефти приходится 74, нефтяного газа 6, поддержания пластового давления – 20% протяженности трубопроводов.

Естественно, закономерности изменения природных комплексов могут быть установлены только на основании использования многолетних наблюдений. Поэтому в целях выявления тенденций самовосстановления растительных сообществ в разных природных зонах республики использованы материалы, как собственных наблюдений, так и фондовые СевКавНИПНефть, ГрозНИИ и др. Они получены на основании сопоставления данных с территорий, где отсутствует активное вмешательство в восстановительный процесс, и с территорий с различной степенью нарушенности ландшафта и наличием загрязнения нефтью и минерализованными водами.

Проведенные исследования показали, что в зависимости от характера нарущенности участков (механическое разрушение или загрязнение нефтью) продолжительность естественного самовосстановления растительных сообществ в условиях отсутствия последующей эксплуатации установок может доходить до 30-40 лет и более. Наибольшей продолжительностью срока восстановления отличаются природные комплексы предгорных лесов, характеризующиеся рельефом крутизной склонов до 350 и сложенным рыхлыми и легкоподающимся разрушению горных пород. Здесь активно протекают оползневые и просадочные процессы. Механически нарушенные территории, отличающиеся полным уничтожением растительных сообществ, характеризуются процессами самовосстановления с продолжительной стадией рудеральной растительности. В последующем, входе сукцессии, происходит постепенное изменение видового состава повышением доли видов кустарниково-плодовых сообществ.

Существенно замедленные темпы самовосстановления растительных сообществ характерны для загрязненных нефтью участков, Здесь механическое нарущение сочетается с губительным воздействием различных фракций нефти. В начале наблюдения было обнаружено всего 2 вида растений, к 2013 г. произошло их увеличение до 12 видов, что характеризует интенсивности самовосстановления примерно в два раза. Очень низки темпы самовосстановления в первые 3-4 года, когда сохраняются условия максимального загрязнения участков. В последующем происходит заметное их самоочищение, что улучшает условия среды для заселения новых видов растительности. В зависимости от форм микрорельефа обнаруживается заметная дифференциация интенсивности самовосстановления. Наиболее сильно загрязненные участки выделяются в виде своеобразных пятен в понижениях [2].

В пределах лесостепной зоны продолжительность процессов самовосстановления растительности по сравнению с лесной зоной меньше (до 25-30 лет). Этому способствуют более благоприятные природно-климатические условия. Растительность лугов представлена разнотравно-мятликовыми модификациями с распространением мятлика лугового, тимофеевки луговой, ежи сборной, тысячелистника, черноголовки, клевера лугового и др.

Наблюдения за восстановлением растительных сообществ на выбранном экспериментальном участке лесостепной зоны проводились СевКавНИПИНефть с 1987 года. Анализ исходной информации показывает, что здесь происходит существенная дифференциация условий самовосстановления в зависимости от показателей нарушенности и загрязнения участков. Так, если в условиях механического нарушения сообществ за 7лет произошло увеличение видов с 2 до 25, то при сильном загрязнении участков за этот же период сформировались сообщества, состоящие всего из 11 видов, т.е. самовосстановление идет примерно в три раза медленнее. Прогнозная оценка тенденции самовосстановления растительных сообществ показывает, что к 2015 г. максимальное насыщение видовым составом растительности произойдет на участке 1, (65 видов) в то время как на участке 2 можно будет обнаружить всего лишь 28 видов. Степные территории Терско-Сунженской возвышенности отличаются наиболее высокой скоростью самовосстановления ландшафтов – 15-20 лет. Здесь преобладают дерновинно-злаковые, типчаковые и узколистно-ковыльные сообщества, разнотравно-ковыльные и горные петрофильные степи. В формировании растительного покрова важную роль играют травянистые однолетники, двулетники и многолетники, а также кустарники. Растительные сообщества имеют более высокий восстановительный потенциал, что связано с благоприятными условиями теплообеспеченности при умеренной влагообеспеченности. Совокупность указанных факторов позволяет отнести эти растительные сообщества к категории с высокой восстановительными возможностями растительного покрова. В условиях отсутствия загрязнения участков нефтью к 2013 году произошло почти полное восстановление видового состава растительных сообществ. В то же время сильное загрязнение отдельных участков нефтью вызывает замедление процессов самовосстановления почти в два раза.

Таким образом, естесвтвенноый процесс самовосстановления растительности в условиях загрязнения нефтепродуктами и минерализованными водами продолжителен (до50 лет и более), что исключает возможность полного использования таких участков с учетом эстетических и хозяйственно-экономических потребностей населения. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Байраков И.А., Идрисова Р.А., Элипханов М.У. Природно-антропогенные ландшафтные комплексы степной зоны Чеченской Республики // Перспективы науки. 2012. № 2. C. 7-10.
  2. Байраков И.А. Антропогенная трансформация геосистем Северо-Восточного Кавказа и пути оптимизации природопользования. Назрань: Из-во «Пилигрим», 2009. 170 с.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!