ПОКАЗАТЕЛИ ПАСТБИЩНОЙ ЭКОЛОГИИ КРУПНЫХ СТЕПНЫХ ФИТОФАГОВ – ОСНОВА ПО УПРАВЛЕНИЮ ГРУППИРОВКАМИ ЖИВОТНЫХ 

INDEXES OF PASTURABLE ECOLOGY OF LARGE STEPPE PHYTOPHAGES – THE BASIS ON MANAGEMENT OF ANIMALS OF GROUPS 

В.Д. Казьмин

V.D. Kazmin

ФГУ «Государственный заповедник «Ростовский» (Россия, 347510, Ростовская область, пос. Орловский, пер. Чапаевский, 102) 

Federal State Reserve «Rostovsky» (Russia, 347510, Rostov Region, Orlovsky, Chapaevsky 102)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Рассмотрены показатели пастбищной экологии полувольных лошадей Пржевальского, бизонов, верблюдов и домашних лошадей (полувольных и вольноживущих) и управленческие меры по обеспечению жизнеспособности группировок животных.

The indicators of pasture ecology of Przewalski's semi-hollow horses, bison, camels and domestic horses (semi-voluntary and free-living) and administrative measures to ensure the viability of animal groups are considered. 

Пастбищная экология – научная дисциплина, направленная на изучение трофических отношений пастбищного типа, предполагает исследование, анализ и оценку наличия и доступности растительных кормовых ресурсов, питание и жизнеспособность животных-фитофагов [2, 11]. Очевидно, что при разведении крупных животных и возвращении их в природу целесообразно руководствоваться одним из основных принципов пастбищной экологии – наличия и достаточности растительных кормовых ресурсов в местах предполагаемого обитания как основы устойчивого сохранения и воспроизводства вида. Основой этого подхода служит известный постулат: жизнеспособность копытных животных определяется величиной суточного потребления и переваримостью сезонного корма, выражающейся в величине обменной энергии, варьирующей от уровня поддержания жизнедеятельности организма до величин энергетических трат на размножение, рост, лактацию. Изменение питательной ценности потребляемых кормов отражается на балансе поступающих веществ и энергии, сказывается на состоянии животных, их упитанности, плодовитости и в итоге на численности [1-3, 8, 12].

В настоящем сообщении представлены: ключевые показатели пастбищной экологии изолированной группировки вольноживущих домашних лошадей (Equus caballus), степных полувольных бизонов (Bison bison) и принятые управленческие решения по поддержанию их численности и условиям содержания; количественные характеристики питания лошадей Пржевальского (Equus przewalskii) при адаптации к полувольным условиям обитания в долине Западного Маныча. Рассмотрено влияние совместной пастьбы бизонов, домашних лошадей и верблюдов (Camelus bactrianus) на структуру растительного сообщества, обеспеченность животных кормом и в целом на функционирование пастбищной экосистемы. Все оценки показателей питания и пастбищной экологии выполнялись на свободно пасущихся животных [3].

Суточное потребление корма вольнопасущимися лошадьми на степном острове озера Маныч-Гудило, рассчитанное по количеству откладываемых фекалий и коэффициентам переваримости кормов, изменялось в разные сезоны от 7,3-8,0 до 15,2-16,5 кг/особь (сухой вес). Максимальное потребление (16,5 кг/особь) наблюдалось в снежный период (март 2011 г.) в условиях хорошо сохранившихся подснежных кормов.

Анализ динамики обменной (усвоенной) энергии корма показал, что эта величина варьирует в разные сезоны года в пределах 67,4-130,7 МДж/особь в сутки. При этом наибольшее усвоение энергии наблюдается в зимний период, что, возможно, направлено на компенсацию потерь энергии от низких зимних температур и использования снега для удовлетворения потребности в воде. Характерно, что суточная кормовая норма обменной энергии взрослых нелактирующих домашних рабочих лошадей, отражающая потребности животных в энергии, составляет в среднем 73,2 МДж/особь. Таким образом, количество потребляемой обменной энергии вольноживущими лошадьми в нашем случае почти во все сезоны года превышает потребности в энергии или равно им. Лишь в весенний период (начало мая) суточное количество обменной энергии (67,4 МДж/особь) незначительно уступает потребностям.

Количество потребляемой обменной энергии почти во все сезоны года превышает потребности в энергии или равно им, из чего следует, что вольноживущие лошади острова Водного практически круглогодично в полной мере обеспечены энергетически полноценным кормом. Показатели положительного прироста в популяции лошадей острова Водного в 2010-–2013 гг. в пределах 18-27% подтверждают это.

Исследования по продуктивности растительности и количественные характеристики экологии питания вольноживущих лошадей на острове Водном в 2007-2011 гг. показали, что при 30% потреблении растительных кормов их численность не должна превышать 160-200 особей (160 – в засушливый год, 200 – в обычный по влажности год). Устойчивое существование уникальной популяции вольноживущих лошадей на острове Водном оз. Маныч-Гудило возможно лишь при проведении комплекса биотехнических мероприятий по регулированию численности лошадей [5].

Суточное потребление корма полувольными бизонами на естественном пастбище в долине Западного Маныча, рассчитанное по количеству откладываемых фекалий и коэффициентам переваримости кормов, изменялось в разные сезоны от 6,3-7,0 до 9,2-9,9 кг/особь (сухой вес). Максимальное потребление (9,9 кг/особь) наблюдалось летом.

Поглощение обменной энергии колебалось в разные сезоны в пределах 0,60-0,91 МДж/кгW0.75, при этом наибольшие величины были в летние периоды. Эти величины потребления обменной энергии соответствуют или близки энергии поддержания, уровень которой у разных жвачных животных (олени – крупный рогатый скот) варьирует в пределах 0,46-0,80 МДж/кгW075 [10]. Очевидно, в нашем случае взрослые бизоны, ограниченные только дневной пастьбой на данном конкретном пастбище, обеспечены кормом только на поддерживающем или близком к нему уровне. Другие энергетические траты (размножение, рост, лактация), которые требуют несравненно больших затрат энергии, в условиях ограничения пастьбы, очевидно, не могут быть удовлетворены. Перевод животных в большой вольер и возможность животных круглосуточно удовлетворять естественные потребности в корме благотворно сказались на репродуктивных способностях бизонов – они стали активно размножаться.

Интересны материалы исследований экологии питания полувольных лошадей Пржевальского при адаптации к пастбищам дерновиннозлаковой степи в долине Западного Маныча: кормовых ресурсов, состава поедаемых видов и групп растений, качества кормов, количественной оценки их потребления.

Средневзвешенная величина надземной кормовой массы на пастбище вольера в бесснежный период 2015-2016 гг. варьировала в пределах 14,6-16,9 ц/га. Значительную долю надземной массы формировали злаки (48-64%) и разнотравье (36-52%). При переходе с искусственного питания в 2013-2014 гг. на естественные степные корма в 2015 г. злаки и осоки стали занимать значительную величину в рационе лошади Пржевальского – 93-94%, и среди них преобладали ковыль (45-52%) и типчак (11,1-21,9). Осоки, по уровню потребления, ниже – 14,4-19,7%. Доля использования разнотравья невелика – 6,5-7,3%. В 2016 г. доля злаков и осок в рационе возросла до 80-100%, при этом в рацион вошел житняк (10,0-21,9%). Уровень потребления осоки снизился до 1,3-5,5%. В летнее время доля прутняка в рационе достигала 20%. Основные корма лошади Пржевальского на данном пастбище включают: типчак, ковыль, костер, житняк, осока, прутняк. В небольшом количестве поедаются лошадьми пырей, мятлик, камфоросма, марь.

Рацион лошади Пржевальского на исследованном пастбище во многом совпадает с рационом бизонов, обитающих в соседнем вольере и, соответственно, можно использовать известные величины содержания основных питательных веществ кормовых растений. Переваримость корма в разные сезоны на естественных пастбищах практически неизменна: весной 54,9%, летом 55,8-61,7%, осенью 52,7-54,7%, в среднем 56% [6].

Суточное потребление корма лошадьми, рассчитанное по количеству выделяемых фекалий и коэффициентам переваримости кормов, изменялось в разные сезоны от 4,7 до 10,7-11,8 кг/особь (сухой вес). Максимальное потребление (11,8 кг/особь) наблюдалось осенью. Зимнее снижение потребления кормов лошадьми Пржевальского до 7,8 кг/особь (на 27-34%) [6] – характерное явление гипофагии для многих диких копытных животных умеренных зон [7].

Синусоидального типа кривая графика изменения потребления корма (сухого вещества) в разные сезоны года с пиком осенью (10,511,0 кг/сутки) и низшей точкой в конце зимы (7,2 кг/сутки) характерна и для лошади Пржевальского, адаптировавшейся к обитанию в лесостепных условиях Австрийского национального парка [9].

Интересно, что вольноживущие более 60 лет домашние лошади на острове Водном озера Маныч-Гудило, расположенном в 12 км к западу от Ассоциации, за многие тысячелетия адаптировались к «домашним» условиям существования и зимним физическим нагрузкам и характеризуются увеличенным уровнем потребления кормов на 46%, по сравнению с осенью [5].

Лошади Пржевальского успешно адаптировались к новым условиям обитания и к настоящему времени насчитывают 12 особей (в том числе 2 жеребят 2017 г. рождения).

Интересны исследования особенностей питания полувольных бизонов, домашних лошадей и верблюдов при совместном выпасе на степном разнотравно-злаковом пастбище. Оценен состав потребляемых растений, избирательность питания и переваримость растительного корма [4].

Совместная пастьба разных по кормовой специализации растительноядных млекопитающих – важный экологический фактор, отражающийся на структуре растительного сообщества, на обеспеченности животных кормом и в целом на функционировании пастбищной экосистемы. Три вида совместно пасущихся млекопитающих отчетливо разделились по кормовой специализации на потребителей злаков (лошади и бизоны) и разнотравья (верблюд). У лошади и бизона все показатели питания одинаковы. Оба вида типичные злаковоядные животные: доля злаков в составе рациона 81-83%, предпочтение в выборе злаков одинаково, коэффициент переваримости рациона сходен (49-51%). Верблюды отличались от бизонов и лошадей по всем показателям питания: в рационе абсолютно преобладало разнотравье (86%), представленное в основном рудеральными однолетниками (бассия очитковидная, лебеда татарская), на злаки приходилось лишь 14%. Коэффициент переваримости (60%) значительно выше, чем у бизона и лошади.

Совместная пастьба обеспечила равномерное трофическое воздействие на видовое разнообразие пастбищного растительного сообщества. Трофическая нагрузка на злаки со стороны бизонов и лошадей, и на разнотравье со стороны верблюдов распределялась поровну между злаками и разнотравьем во всем разнотравно-злаковом сообществе. Это, с одной стороны, обеспечивает равные позиции и злаков и разнотравья в пастбищной растительности и тем самым создает условия для сохранения видового разнообразия всего растительного сообщества; с другой – сохраняет кормовую пригодность пастбища для каждого из различающихся по кормовой специализации совместно пасущихся видов животных.

Вместе с тем пастьба видов с одинаковыми кормовыми требованиями к пастбищной растительности, что свойственно лошадям и бизонам, экологически не оправданна, так как должна приводить к доминированию в пастбищной растительности непоедаемых или мало поедаемых растений и к одновременному угнетению или конкурентному исключению трофически привлекательных для животных видов растений. Пасущиеся виды в данном случае обречены на конкуренцию за пищу и в итоге на вытеснение одного из них. Очевидно, пастбищное совмещение видов, одинаковых по кормовому предпочтению, в данном случае лошадей и бизонов, – искусственное явление, в естественной природе не встречающееся. В обозримое время (постплейстоценовый период) эти два вида (лошадь и бизон) на всем доступном для их жизни пространстве не обитали совместно. Области их распространения располагались все это время на разных, изолированных друг от друга материках (Северная Америка, Евразия). Возможно, именно полное сходство их кормовой специализации не позволило бизонам освоить в процессе постплейстоценовых глобальных перестроек степные пространства Евразии, занятые лошадьми [4]. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Абатуров Б.Д. Критические параметры качества растительных кормов для сайгаков (Saiga tatarica) на естественном пастбище в полупустыне // Зоол. журн. 1999. Т. 78, вып. 8. С. 999-1010.
  2. Абатуров Б.Д. Пастбищный тип функционирования степных и пустынных экосистем // Успехи современной биологии. 2006. Т. 126. № 5. С. 435-447.
  3. Абатуров Б.Д., Колесников М.П., Никонова О.А., Позднякова М.К. Опыт количественной оценки питания свободно пасущихся млекопитающих в естественной среде обитания // Зоол. журн. 2003. Т. 82. № 1. С. 104-114.
  4. Абатуров Б.Д., Казьмин В.Д., Колесников М.П. Питание бизонов (Bison bison), верблюдов (Camelus bactrianus) и лошадей (Equus caballus) при совместной пастьбе на изолированном степном пастбище // Зоол. журн. 2015. Т. 94. № 12. С. 1470-1478.
  5. Казьмин В.Д., Позднякова М.К., Колесников М.П., Абатуров Б.Д. Количественная характеристика питания вольноживущей лошади (Equus caballus) на острове Водный озера Маныч-Гудило // Зоол. журн. 2013. Т. 92. № 3. С. 337-345.
  6. Казьмин В.Д., Абатуров Б.Д., Джапова Р.Р., Аюшева Е.Ч. Пищевая адаптация лошади Пржевальского к условиям обитания в степях долины Маныча // Пространственно-временная динамика биоты и экосистем Арало-Каспийского бассейна. Материалы II Междунар. конф., посвящ. памяти выдающегося натуралиста и путешественника Николая Алексеевича Зарудного. Оренбург: ИПК «Университет», 2017. С. 212-217.
  7. Холодова М.В. Потребление и усвоение кормов дикими жвачными умеренных зон // Автореф. дис… канд. биол. наук. 1989. 19 с.
  8. Юргенсон П.Б. Плотность населения копытных животных и ее нормирование // Сообщ. ин-та леса. М.: Изд-во АН СССР. 1959. Вып. 13. С. 44-50.
  9. Kuntz R., Kubalek C., Ruf T., Tataruch F., Arnold W. Seasonal adjustment of energy budget in a large wild mammal, the Przewalski horse (Equus ferus przewalskii). I. Energy intake // The Journal of Experimental Biology. 2006. № P. 4557-4565.
  10. Hudson R.J., Christopherson R.J. Maintenance metabolism // Bioenergetics of wild herbivores. Eds Hudson R.Y., White R.G. Florida: CRC Press, Inc. Boca Raton. P.121-142.
  11. McNaughton S.J. Ecology of a grazing ecosystem: The Serengeti // Ecologycal Monographs. 1985. V. P. 259-294.
  12. Ullrey D., Jouatt W., Johnson H., Fay L. Protein requirement of white-tailed deer fawn. Wildlife Manag. 1967. V. 31. No.4. P. 679-685.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!