Печать
Категория: Материалы VIII Симпозиума (2018 год)
Просмотров: 151

ТАМАНСКИЙ СТЕПНОЙ РЕФУГИУМ 

TAMAN STEPPE REFUGEUM 

С.А. Литвинская

S.A. Litvinskaya 

Кубанский государственный университет

(Россия, 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149) 

Kuban State University

(Russia, 350040, Krasnodar, Stavropolskaya Str., 149)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Степи Таманского полуострова относятся к особому провинциальному варианту подзоны азово-причерноморских дерновинно-разнотравных кустарниковых и дерновинно-злаковых степей, в участии которых прослеживается присутствие субсредиземноморских элементов. Степную экосистему Таманского п-ова можно считать реликтом зональной степной растительности голоценового периода. В настоящее время это чрезвычайно уязвимые специфические флороценотические комплексы.

Steppes of the Taman Peninsula belong to a special provincial variant of the subzone of Azov-Black Sea turf-motley grass and turf-cereals steppes, in whose participation the influence of sub-Mediterranean elements can be traced. The fragmented steppe ecosystem of the Taman Peninsula can be considered a relic of the former zonal steppe vegetation of the Holocene period. At present, these are extremely vulnerable specific florocenotic complexes. 

Введение. В пределах северо-западной части Большого Кавказа настоящие степи исторически сложились в Кубано-Азовской равнине (Понтическая провинция) и в Эвксинской провинции, где представлены горные субсредиземноморские степи. Таманский п-ов в системе биогеографического районирования относится к Евразиатской области степей, Понтической провинции, Азово-Черноморской подпровинции, Таманскому округу. Степи Таманского п-ова фрагментарны, трансформированы, но не потеряли своей фитоценотической оригинальности и биогеографической специфики.

Материал и методы. Исследованию подверглись сохранившиеся степные участки Таманского п-ова Западного Предкавказья. Используемые методы: стационарно-маршрутный метод, методы геоботанических описаний.

Результаты и обсуждение. Первоначально Таманскую степь относили к ковыльно-типчаковым степям, а южную часть полуострова – к типчаково-ковыльно-полынным [1]. Позднее Таманские сте­пи рассматривались, как боковая ветвь западнопредкавказских разнотравно-злаковых кустарниковых степей [2, 4], разнотравно-злаковых степей с доминированием Stipa capillata, S. lessingiana и с преобладанием Agropyron cristatum [6]. При этом неоднократно подчеркивалось присутствие на Тамани элементов лесной растительности [1, 3].

Исследования показали, что степи Таманского п-ова носят несколько иной характер, чем западно-предкавказские разнотравно-злаковые кустарниковые степи, и относятся к особому провинциальному варианту подзоны азово-причерноморских дерновинно-разнотравных кустарниковых и дерновинно-злаковых степей, в участие которых прослеживается влияние субсредиземноморских элементов. Следует подчеркнуть, что это коррелируется с климатом Таманского п-ова, который характеризуется высокой и равномерной относительной влажностью воздуха, и то, что половина годового количества осадков выпадает поздней осенью, зимой и ранней весной, что сближает климат Таманского п-ова с климатом Средиземноморья. В фитоценотическом отношении таманские степи представлены ковыльными (гора Лысая в ур. Яхно), ковыльно-типчаково-разнотравными ценозами, в которых присутствуют средиземноморские флористические элементы, дерновинно-разнотравными кустарниковыми, луговыми степями, различными вариантами солонцеватой степи, фрагментами псаммофильной и полупустынной степи. Кустарниковая дерновинно-разнотравная степь выражена больше на Фанталовском отроге полуострова и хорошо в настоящее время представлена в окр. хут. Ильич, на склонах горы Дубовый Рынок.

На южном Таманской отроге полуострова распространены более ксерофильные типчаково-ковыльно-полынные и солонцеватые степные ценозы, в которых принимают участие средиземноморские элементы. В современном растительном покрове Таманского отрога кустарники практически отсутствуют на залежах и на пашнях. Или это является результатом сильной антропогенной трансформации степного растительного покрова, или же кустарниковая степь не являлась доминирующим и типичным типом степной растительности всего Таманского п-ова в доагрикультурный период. Однако исторические и палеоботанические документы свидетельствуют о присутствии древесной растительности в системе Таманского архипелага (VII в до н.э.). По всей видимости, степная растительность растекалась по вновь образованным участкам суши наносами многочисленных рукавов дельты р. Кубань, впадавшей в Черное море, и частично продуктами извержений грязевых вулканов при общем поднятии территории. Ковыльно-типчаковая степь (St) встречается фрагментарно на Таманском п-ове и представлена сообществами с эдификаторной ролью ковылей (Stipa capilláta L., Stipa braunéri (Pacz.) Klokov, Stipa lessingiána Trin. et Rupr., Stipa pennáta L.) и Festuca valesiaca. В вариантах слабо солонцеватых разнотравно-злаковых степных сообществ кроме ковылей значительное участие из дерновинных злаков принимают Agropyron pectinatum (M. Bieb.) P. Beauv., Koeleria cristata (L.) Pers., Elytrigia intermedia (Host) Nevski. Галофильные варианты степной растительности разнообразны: слабо засоленная разнотравно-злаковая степь на суглинистых черноземах подстилаемых делювиальными глинами, ксерофильная разнотравно-злаковая степь на засоленных сопочных отложениях, ковыльно-типчаковая степь на черноземных почвах плакоров.

При анализе гербарного фонда БИН РАН с 1892 по 1970 гг. установлено, что ковыльные дерновинные степи имели более широкое распространении по территории Таманского п-ова. Их фиксировали в окр. ст. Тамань В. Липский [24.IV.1892, LE], на горе Лысой близ ст. Тамань С. Дзевановский и Е. Шифферс [8.VI.1921, LE; 26.V.1928, LE], Е. Шифферс отмечала ковыльную целину на кургане у ст. Тамань [31.V.1928, LE], на горе Зеленского [27.VI.1928, LE], на южном берегу лимана Цокур против ст. Стеблиевская (Бугаз) [23.VII.1926, LE], степные склоны на северном берегу Кизилташского лимана, [21.VII.1926, LE]. Ковыльная степь фиксировалась на склонах к лиману Цокур, в окрестностях ст. Благовещенская, окр. пос. Маяк, окр. ст. Голубицкая, хр. Оцекутан [5]. В середине ХХ в. настоящую целинную плакорную степь отмечали в полосе приазовских степей с Stipa lessingiana Trin. et Rupr., S. capillata L., Festuca vallesiaca Gaudin с богатым разнотравьем из Filipendula hexapetala, Fragaria viridis, Myosotis sylvatica, Crinitaria villosa и кустарниками (Caragana frutencens, Amygdalus nana) (видовые названия приводятся в авторском написании), ковыльную степь – на склонах гор Круглая Карабетка – гора Комендантская, берегу Темрюкского залива между мысами Ахиллеон и Пеклы, близ с. Веселовка, по берегам оз. Соленое, вулкане Цимбалы, близ пос. Приморский, на мысе Тузла [2, 6]. При исследовании 2008-2018 гг. установлено, что в большинстве перечисленных мест фрагменты степных экосистем сохранились до настоящего времени: высокий берег западнее пос. Красный Октябрь, высокий берег Якушкино Гирло, балка Чекупс Северная, балка Чекупс Восточная, балка Чекупс Западная, гора Гнилая, гора Миска, гора Гирляная, гора Камышеватая, гора Нефтяная, гора Цымбалы, гора Педеновка – гора Тиздар, гора Шапурская, берег Таманского залива западнее пос. Сенной, горы Лысая у лимана Цокур (ур. Красноселовка, гора Макотра, гора Поливадин, урочище Веселовка, гряда лимана Горький, берега оз. Соленого, гора Круглая – балка южного склона – мыс Железный Рог, Курган Близнецы – балка Общественная, гора Чиркова, балка Хреева, гора Лысая – урочище Белый Обрыв, урочище Холодная Долина, берег озера Тузла, гора Горелая – урочище Малый Кут, берег Темрюкского залива между мысами Ахиллеон и Пеклы, Козловы балки, Горка Круглая Карабетка – Гора Комендантская, гора Зеленского. Фрагменты ковыльно-типчаковой степи сохранились на щебенчатых черноземах на склонах грязевых вулканов, на невысоких «горах» и береговых приазовских балках. Основу дернины составляют Stipa lessingiána, достигающий максимального обилия и покрытия, Stipa ucrainica P. A. Smirn., Festuca valesiaca, Koeleria cristata, Zerna inermis. При развитии мощной дернины ценозы не отличаются высокой флористической насыщенностью и богатым разнотравьем – 25-40 видов. Проективное покрытие 85-90%. Высота травостоя 30-45 см. Из разнотравья произрастают Medicago romanica Prodan, Galatella villosa (L.) Rchb., Serratula erucifolia (L.) Boriss., Nepeta parvifiora Bieb., Inula oculus-christi L., Salvia aethiopis L. Salvia tesquicola Klok. et Pobed., Falcaria vulgaris Bernh., Goniolimon tataricum (L.) Boiss., Jurinea multiflora (L.) B. Fedtsch., Filipendula vulgaris Moench, Fragaria viridis Duch., Seseli tortuosum L., Phlomis pungens Willd., Veronica spicata L., Veronica austriaca L., Achillea setacea Waldst. et Kit., Thymus marschalliana Willd., Trinia multicaulis (Poir.) Schischk., Eryngium campestre L., Iris pumila L., Tragopogon brevirostris DC., Astragalus onobrychis L. Фрагментарное распространение в настоящее время имеют типчаково-ковыльно-разнотравные, типчаково-келериево-разнотравные сообщества с Festuca valesiaca, Koeleria cristata, Zerna inermis, Stipa lessingiána. Ковыльно-типчаковые (Stipa lessingiána) ценозы имеют невысокую флористическую насыщенность – 15-18 видов, 80% проективное покрытие. Это типичные степные ксерофильные виды: Veronica spicata, Medicago romanica, Vicia cracca L. Geranium tuberosum L., Ranunculus illyricus L., Artemisia taurica Willd., о слабом засолении говорит произрастание Goniolimon tataricum и Limonium gmelinii (Willd.) Kuntze. Типчаково-житняково-разнотравные сообщества с Agropyron pectinatum описаны на склонах древнего городища Фанагория. Разнотравье представлено Xeranthemum аnnuum L., Kochia prostrata (L.) Schrad., Goniolimon tataricum, Marrubium peregrinum L., Alyssum hirsutum Bieb., Eryngium campestre L., Falcaria vulgaris, Salvia verticillata L., Limonium platyphyllum Lincz., Consolida paniculata (Host) Schur, Nigella arvensis L., Inula oculus-christi L., Helichrysum arenarium (L.) Moench, Echinops sphaerocephalus L., Centaurea solstitialis L., Artemisia austriaca Jacq., Achillea nobilis L. Злаково-разнотравные ценозы произрастают на склонах к Таманскому заливу. Из злаков обильны Agropyron pectinatum, Koeleria cristata, Elytrigia intermedia, Lolium perenne L., Bromus móllis L., Brizochloa húmilis (Bieb.) Chrtek et Hadač, из разнотравья – Kochia prostrata, Marrubium peregrinum, Sisymbrium altissimum L., Kohlrauschia prolifera (L.) Kunth, Artemisia taurica Willd., Pleconax conica (L.) Šourková, Consolida orientalis (J. Gay) Schrödinger и др. Дерновиннозлаковые сообщества распространены на примоском оползневом склоне близ хут. Приазовского (Приморского) на Фанталовском п-ове. Это сообщества: Stipa ucrainica+Festuca valesiaca+Bothriochloa ischaémum (L.) Keng+Medicago romanica; Stipa ucrainica+Onobrychis inermis Steven; Stipa ucrainica+Festuca valesiaca+herbosa. Типчаково-разнотравными сообществами покрыты склоны вулкана Блевака. В качестве субдоминантов выступают полынь и грудница: Festuca valesiaca+Elytrigia obtusiflora+Artemisia santonica+Limonium scoparium (4); Festuca valesiaca+Galatella linosyris (5); Festuca valesiaca+Artemisia santonica (6). Проективное покрытие сообществ 85–100%, флористическая насыщенность в августе до 50 видов. Галофильные варианты дерновиннозлаково-разнотравной степной растительности приурочены к засоленным черноземам тяжелого гранулометрического состава, распространенных на склонах и подножьях грязевых вулканах. У подножья горы Цымбалы произрастает злаково-полынно-разнотравные сообщества залежного типа, где в качестве эдификаторов выступают Agropyron pectinatum, Elytrigia pontica (Podp.) Holub, на пониженных экотопах – пырейные залежи с Elytrigia repens. Флористический состав их экологически разнороден: синантропофанты (Cirsium incanum (S.G. Gmel.) Fisch., Taeniátherum ásperum (Simonk.) Nevski, Lappula squarrosa (Retz.) Dumort., Lathyrus tuberosus L., L. hirsutus L., Euphorbia virgata Waldst. et Kit.), степанты (Malabaila graveolens (Spreng.) Hoffm., Sperihedium triste (L.) V.I. Dorof., Podospermum lachnostegium Woronow, Artemisia incana (L.) Druce, A. austriaca Jacq., Cephalaria transsylvanica (L.) Schrad. ex Roem. et Schult., Salvia aethiopis L., Eryngium campestre), пратанты (Lotus corniculatus L., Poterium sanguisorba L.), галофанты (Cynanchum acutum L., Lepidium latifolium L., Limonium sareptanum (A.K. Becker) Gams).

Остепненные галофильные разнотравно-пырейные ценозы отмечены близ лиманов. Они флористически бедны, из разнотравья высокого обилия может достигать Podospermum lachnostegium (cop1-соp2), Limonium scoparium (Pall.) ex Willd.) Stankov (cop1), Artemisia maritima (cop1), из злаков – степной эфемероид Poa bulbósa L. На солонцеватых черноземах наиболее часто встречаются разнотравно-пырейные ценозы с Elytrigia trichophora Link) Nevski и Bromus squarrósus L. На горе Зеленского близ проселочной дороги были описаны остепненные галофильные разнотравные сообщества с обилием синантропов Acroptilon repens (L.) DC., Lepidium draba, Cynanchum acutum, из галофитов отмечены Bassia sedoides (Pall.) Aschers., Atriplex sagittata Borkh., Petrosimonia triandra (Pall.) Simonk., Lepidium perfoliatum L., Limonium scoparium.

На Таманском п-ове отмечены варианты Steppa psammophytosa на песчаных субстратах. Они сохранилась в окр. Пересыпи, ур. Турецкий фонтан, у хут. Приморского близ ст. Сенная, по берегам Витязевского лимана. В псаммофильных вариантах степных сообществ отмечены Stipa borysthenica Klokov ex Prokudin, Elytrigia pontica (Podp.) Holub, Agropyron cimmericum Nevski, Taeniátherum ásperum (Simonk.) Nevski, Artemisia tschernieviana Bess., Medicago romanica Prodan, Lotus angustissimus L., Astragalus borysthenicus Klokov, Glycyrrhiza glabra L., Heliotropium ellipticum Ledeb. Небольшую площадь (10%) сообщества псамофильной степи занимают на о. Тузла. В основном это полынно-леймусово-разнотравные сообщества с Secale sylvestris Host, Seseli tortuosum L., Carex colchica J. Gay, Centaurea odessana Prodan, Medicago romanica Proda, Glycyrrhiza glabra. В окр. ст. Голубицкая и западнее сохранились типчаково-осокового псаммофильные сообщества (Festuca valesiaca+Carex colchica) с Artemisia tschernieviana, Leymus sabulósus (Bieb.) Tzvel., Helichrysum arenarium, Centaurea odessana, Kochia laniflora (S. G. Gmel.) Borbás, Anisántha tectórum (L.) Nevski, Astragalus onobrychis L., Glycyrrhiza glabra L., Artemisia scoparia Waldst. et Kit., Anthemis arvensis L., Crepis rhoeadifolia Bieb., Plantago scabra Moench, Salsola tragus L., Chondrilla juncea L.

Учитывая усиление антропогенного прессинга на экосистемы Таманского п-ова и обладая достаточным научным материалом о современном распространении и состоянии степных рефугиумов, необходимо на Таманском п-ове создать сеть степных памятников природы: гора Лысая у лимана Цокур, гора Поливадина, курган Близнецы – балка Общественная, гора Лысая – урочище Белый Обрыв, гора Горелая – урочище Малый Кут, берег Темрюкского залива между мысами Ахиллеон и Пеклы, Козловы балки. Данные степные рефугиумы заслуживают скорейшего введения в систему региональных ООПТ в качестве ботанических памятников природы.

Выводы. В связи с полным доминированием агроландшафта и полевой растительности в пределах всего региона степные экосистемы приобрели в настоящее время азональный характер, хотя находятся в пределах своей растительной зоны. Они встречаются только в виде рефугиумов в экологически наиболее благоприятных условиях. Осколочную степную экосистему Таманского п-ова можно считать реликтом прежней зональной степной растительности голоцена. В настоящее время это чрезвычайно уязвимые сохранившиеся специфические флороценотические комплексы.

Работа выполнена в рамках проекта «Фитоценотическая структура и флористическое разнообразие исчезающего степного биома Западного Предкавказья и Северо-Западного Закавказья», поддержанного грантом РФФИ № 16-45-230298 р_а. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Косенко И.С. К познанию растительности Таманского полуострова // Тр. Кубанского сельскохозяйственного ин-та. Краснодар, 1927. Вып. 5. С. 121-147.
  2. Косенко И.С. Растительные зоны Западного Предкавказья и Северного Кавказа // Тр. Краснодарского ин-та пищевой промышленности: материалы юбилейной науч. конф. Краснодар, 1947. Вып. 1. С. 25-26.
  3. Литвинская С.А. Степи Западного Предкавказья // Растительные ресурсы Северного Кавказа Ч. 2. Пищевые, кормовые, лекарственные и другие полезные растения. Ростов н/Д., 1984. С. 37-47.
  4. Путилин А.П. К ботанико-географической характеристике Таманского полуострова // Тр. Кубанского сельскохозяйственного ин-та. Краснодар, 1955. Вып. 2 (30). С. 99-105.
  5. Флеров А.Ф. Естественно-исторические условия Анапского района. Геоботаническое описание приморской зоны окрестностей Джемете и Анапской станции виноградарства и виноделия // Материалы IV Северо-Кавказ. совещания по с/х опытному делу. Ростов н/Д., 1926. С. 4-14.
  6. Шифферс Е.В. Растительность Северного Кавказа и его природные кормовые угодья. М.; Л., 1953. 399 с.