«КУРУМБЕЛЬСКАЯ СТЕПЬ» В 1950-Х – 2010-Х. ЧТО ПОСЛЕ 2018-ГО?

«KURUMBEL STEPPE» (PRAIRIE) IN 1950 – 2010. WHAT IS AFTER 2018?

А.А. Нефёдов

A.A. Nefedov 

Омское региональное отделение Русского географического общества

(Россия, 644007, г. Омск, ул. Октябрьская, 190) 

Omsk Branch of Russian Geographical Society

(Russia, 644007, Omsk, Oktyabrskaya Str., 190)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Проанализировано состояние ландшафтного, гидрологического, почвенного и биологического разнообразия до 400 тыс. га «Курумбельской степи», расположенной в Чебаклы-Суминской впадине между р. Иртыш и оз. Чаны. Предложены мероприятия по сохранению уникальных, не имеющих аналогов в России и в мире природных комплексов западносибирских степей, их рациональному и экономически целесообразному использованию.

In the focus of present investigation was the area called «Kurumbel steppe» (prairie) which is spread on the territory of 400 thousand hectares. It is situated in Chebakly-Suminskaja basin between the Irtysh river and lake Chany. The state of its visual environment, hydrological, soil-inhabiting and biological diversity of the territory has been analysed. To maintain the unique ecosystem of these West-Siberian steppes (prairies), their efficient and economically feasible usage a number of campaigns were suggested. 

«Курумбельская степь» – исторически сложившееся название степной территории, представляющую собой неглубокую впадину со слаборасчлененным рельефом, отграниченную от Барабинской степи явно выраженным уступом. На востоке граничит с «Кулундинской степью». Находится административно на стыке территорий Омской и Новосибирской областей России и Павлодарской Казахстана [4, 5]. Представлена типичным ландшафтом плоско-западинных равнин южной лесостепи и северной степи и плоской равниной с колочными и озерными западинами. Характерной чертой ландшафта является развитый микрорельеф в виде разнообразной величины и формы западин и повышений [4, 5]. В юго-западной части это слабоволнистая равнина, среди которой имеются нечетко выраженные гривы 2-5 км длины и 0,5-1,5 км ширины. Характер местности и высоты степных участков очень схожи. Степь, окружающая преимущественно горько-соленые и соленые озера, до 1993-95 гг. использовалась под пастбища для КРС и овец. Возраст полевых агроландшафтов 50-100 лет. Они сформированы преимущественно на гривах c разнотравно-злаковой степной растительностью, на черноземных, черноземно-луговых почвах, частично засоленных. Значительные участки этих почв сами по себе являются эталонными и ценнейшими сохранившимися целинными объектами. Распаханность до 1990-х не выше 10-15%, часть малопродуктивной пашни в последние 20-25 лет заброшены [4, 5]. Агроландшафты с середины 1990-х занимают очень незначительные массивы с отдельными вкраплениями лугово-пастбищных или селитебных территорий. Обычны озерные займищные понижения с солонцово-солончаковыми комплексами почв по берегам и низинными торфами в днищах. В подавляющем большин­стве низины покрыты почвами солонцово-солончаково-осолоделого типа – солонцами, солончаками, лугово-болотными засоленными почвами. Плоские вершины грив заняты черноземными солонцеватыми почвами и глубокими солонцами, межгривные и приозерные понижения – высокостолбчатыми и корковыми. По гривам встречаются обыкновенные черноземы, распаханные в 1910-х и в 1950-х. [1, 3, 6].

Микропонижения с отметками преимущественно от 99,0, обычно ниже на 2-3 м окружающей территории и заняты озерами. Максимальные отметки на гривах 107,0. Некоторые микропонижения весной и во влажные годы заболочены. Озера характеризуются значительными сезонными колебаниями уровня воды, в отдельные годы приводящие к их полному высыханию. Бессточные степные озера являются уникальными природными комплексами, которые отличает чрезвычайно высокая представленность редких и требующих охраны видов животных. Доступность и обилие планктонных и донных беспозвоночных способствуют формированию как летних кормовых скоплений, так и оригинальных гнездовых сообществ птиц. Значение озер бесценно как мест кормежки и отдыха многотысячных стай сезонных мигрантов [5, 6]. Горько-соленые озера представлены более других. Эти водоемы мелководны, хорошо прогреваются, что обеспечивает раннее начало вегетации растений и активного размножения беспозво­ночных, в первую очередь представителей низших ракообразных – гаммаруса Gammarus pulex и артемии Artemia salina. Рачки – одна из замечательных особенностей горько-соленых водоемов «Курумбельской степи», обеспечивающая их высочайшую биопродуктивность. С середины 1990-х гг. озера интенсивно эксплуатируется малым бизнесом – гаммарус и цисты артемии массово заготавливаются на наиболее продуктивных озерах и вывозятся, в том числе, за границу. Озера отличаются друг от друга размерами, степенью минерализации воды и формами зарастания прибрежной и водной растительностью. По характеру зарастания в степи 4 типа водоемов – массивно-зарослевый, сплавинный, бордюрный и озера-блюдца. В озерах распространены сульфидные материковые грязи, обладающие высокими бальнеологическими качествами. В степи имеются десятки искусственных водоемов, созданных в 1960-е гг. для поения скота [5, 6]. Речная сеть отсутствует, имеются лишь временные весенние водотоки. Сток воды происходит в замкнутые западины. В последние 4 десятилетия в северной степи и в южной лесостепи рассматриваемого региона происходило увеличение количества осадков, поднимается уровень грунтовых вод. Из моего личного опыта экспедиционных работ при закладке геодезических знаков (грунтовых реперов) на целинных луговых солонцах в лесостепи Барабы грунтовые воды в 1980-х находились в летний период на глубине 2,7-3,0 м. В «Курумбельской степи» в 1960-е годы на солонцах лесостепной и степной зон они были на глубине 4-5 м и более [3].

Растительность почти исключительно из травяных сообществ и характеризуется как производная от зонального типа (разнотравно-дерновиннозлаковая) с вкраплениями внезональных элементов – луговой степи, злаково-полынной степи, полынно-типчаково-ковыльной степи, солонцов, солончаковых и приозерных комплексов [1, 6]. В результате эволюции организмы ландшафтов «Курумбельской степи» приспособились к высокому содержанию солей в почвах и водах. Растения-галофиты на солончаках и сильно засоленных почвах, сухие солянки, ксерофиты и некоторые полыни растут на слабозасоленных почвах и солонцах. В межгривных и приозерных понижениях, на плоских участках с высоким уровнем грунтовых вод распространены солончаковые болота, солонцовые и солончаковые луга с травянистым составом из вейника Calamagrostis, лисохвоста Alopeсurus, полевицы Poaceae, солянки Sаlsola, лебеды Аtriplex [1, 6]. В замкнутых понижениях «Курумбельской степи» можно увидеть ивовые Sаlix заросли. Залесенность крайне низка и не превышает 1-2%. Искусственных полезащитных лесополос нет, – их созданию препятствовали низкие лесорастительные качества земель, выражающиеся в высокой солонцеватости и карбонатности почв [1, 6]. В озерных котловинах, в зависимости от качества почв, располагаются преимущественно разнотравно-ковыльные и злаково-полынные степи. Разнотравно-дерновинно-злаковая подзона «Курумбельской степи» характеризуется преобладанием ксерофитных степных растений с примесью луговостепных видов [1, 3]. В 1989 г. проводились геоботанические обследования двух хозяйств Омской области, встречены 414 видов растений [5, 6]. Абсолютно доминировавшие с середины 1960-х до середины 1990-х гг. пастбища ныне представлены мелкими участками вокруг редких населенных пунктов. Их биоценоз к концу 1970-х был крайне обеднен, растительность изрежена. Наблюдалась деградация почв в виде переуплотнения, уменьшения мощности гумусового горизонта, снижения содержания гумуса, проявлении суффозии, ветровой и водной эрозии, поднятия грунтовых вод. Участки таких пастбищ с изреженной и низкой растительностью предпочитались некоторыми степными видами животных, которые без интенсивного выпаса лишены привычных биотопов [6]. Состояние растительности в 1960-90-х гг., при уничтоженных диких копытных, поддерживалась за счет выпаса скота, в первую очередь овец и КРС. Пастбищная нагрузка с конца 1960-х слишком интенсивная, с середины 1990-х снизилась в несколько десятков раз, что отрицательно сказалось на состоянии сложившихся здесь степных биоценозов. Восстановительные сукцессии растительности на заброшенных пастбищах к началу 2000-х привели к изменению не только растительного, но и всего биоразнообразия степных агроландшафтов. Например, здесь стал чрезвычайно редким ранее доминировавший краснощекий суслик. Крупные по размерам его поселения встречались здесь до середины 1980-х, сейчас этот вид почти полностью исчез [6]. Участились степные пожары, так в 2008 г. палы прошли до 80% территории [8]. До 20 тысяч га заброшенных с середины 1990-х малопродуктивных участков пашни превратились в залежи. Возвращать их в растениеводство экономически бессмысленно. Сохраняются лишь мелкие участки пашни с наиболее продуктивными черноземными почвами и менее продуктивные вокруг населенных пунктов. Выведение из севооборота полей с низкопродуктивными в сельском хозяйстве почвами привело к сокращению функционирующих агроценозов и расширению залежей. Они занимали к началу 2000-х до 40% бывших пахотных земель. Для некоторых видов животных и растений появление залежей оказалось благоприятным, так как увеличило емкость биотопов. За период с середины 1990-х по 2010-е гг. процесс вторичного зацелинения участков залежи прошел все 4 стадии залежной сукцессии. От первой бурьянистой стадии, и далее корневищной, злаково-разнотравной и до вторичной целины [6, 8].        

По данным земельного кадастра, площадь сельскохозяйственных угодий с начала 1990-х гг. не изменилась, произошло только незначительное сокращение доли пашни. Фактически пастбища и сенокосы заброшены за очень редким исключением, лучшие участки пашни используются. Однако в большинстве степных районов Омской области при спросе рынка на зерно в 2000-х площади пашни увеличиваются даже по сравнению с 1991 г., вопреки здравому смыслу и научным рекомендациям [6].

Животный мир широко представлен редкими типично степными видами, в том числе «краснокнижными» – до 60 видов птиц и 10 видов млекопитающих и до 60 видов высших сосудистых растений. В XIX в. еще обитали представители отряда Парнокопытных Artiodactyla – сайгак Saiga tatarica и отряда Непарнокопытных Perissodactyla – степной тарпан Eguus gmelini gmelini и кулан казахстанский подвид Eguus hemionus finschii. [4, 6]. Сайгак S. tatarica регулярно заходил в «Курумбельскую степь» до середины 1950-х гг., когда уничтожили и сурка казахстанского подвида Marmota bobac schaganensis. Изредка встреча одиночных особей и мелких групп сайгака происходит и в настоящее время, из Казахстана заходит сурок. Здесь находится единственный в Западной Сибири степной участок неоднократных встреч с 2000 г. дрофы Otis tarda tarda. В начале XX в. она была многочисленным, а с середины XX в. уничтоженным видом. Был обычен стрепет Tetrax tetrax (с 2000-х вновь гнездится) и встречался даже вихляй Chlamydotis undulata [4, 6]. Микрорельеф «Курумбельской степи» благоприятен для закрепления и процветания антропофобных видов животных (копытные, дрофиные и др.). Без возвращения диких копытных невозможно формирование полноценной степной экосистемы. Для ее саморегулирования необходимо будет как использовать и реакклиматизировать сохранившиеся виды степных копытных, так и интродуцировать «экологических заместителей» – ближе всего экологически к вымершим [4, 5, 6, 8].            

В 2017 г. исполнилось 100 лет заповедному делу в России, в очередной раз переживающего далеко не лучшие времена. Развитие территории «Курумбельской степи» в составе заповедника, в том числе и экономически, несомненно, более эффективно и целесо­образно, чем современное состояние. Нормативные и законодательные акты областного и федерального уровней для создания заповедника «Омский» (рабочее название «Курумбельский») пока еще актуальные. Но сроки по его созданию уже сорваны. Эколого-экономическое обоснование организации заповедника «Омский» к 2017 г. (план) не разработано. Более того, в ведомствах Омской области ведется работа по изменению редакции существующей Схемы территориального планирования.

К сожалению, уникальные северные степи Западной Сибири в государственные «степные» программы до настоящего времени не включались. Причина этого кроется только в субъективных факторах. Предпосылки и природные условия, обуславливающие например, необходимость создания межгосударственного степного заповедника «Курумбельский», давно назрели и неоднократно рассматривались ранее в моих публикациях [4-6]. На некоторых основных предпосылках остановлюсь еще раз.

  1. Природные комплексы «Курумбельской степи» на площади свыше 80% территории никогда не распахивались. Выявленные уникальные сохранившиеся целинные степи на площади более 400 тыс. га являются беспрецедентными по масштабам не только для Западной Сибири, но и для России в целом. Территория достаточна для обеспечения саморегуляции происходящих природных процессов [4-6].
  2. Степные экосистемы «Курумбельской степи» включают ценнейшие эталонные почвенные и растительные сообщества, местообитания редких животных и растений, основные пути миграций птиц. Имеются прекрасные условия для реакклиматизации копытных или интродукции «экологических заместителей» – видов, ближе всего экологически к вымершим. Даже только в России территория обеспечит вольное (безвольерное) разведение обитавших здесь ранее степных видов копытных или их видов - заменителей, естественного размножения других редчайших степных животных [4-6].
  3. Заповедный режим на рассматриваемой территории ввести проще, так как здесь почти полностью отсутствует хозяйственная деятельность. Кроме того действуют ограничения, установленные в соответствии с законодательством России и Казахстана:

3.1 В 1971-2015 гг. на территории «Курумбельской степи» действовал федеральный заказник «Степной» на площади, де-факто, – около 130 тыс. га;

3.2 Для охраны птиц биома евразийских степей на площади 112,3 тыс. га здесь выделена Ключевая орнитологическая территория «ОМ-016 Курумбельская степь»;

3.3 До 100 тыс. га на территории России и столько же в Казахстане занимают Пограничные зоны, на которых установлен особый режим посещения [4-6].

  1. Развитие территории в режиме ООПТ экономически более целесообразно. В наличии перспективное использования ресурсов, на основе которых возможно получение экономического эффекта [6]. Природный капитал «Курумбельской степи» практически не учитывается и не используется при совокупной оценке природных ресурсов. Поэтому искажаются результаты анализа экономической ценности ее территорий, и проводится неверная экономическая политика. Денежная оценка всех составляющих факторов ценности территории, в том числе «оценка готовности платить», имеет экономическую величину на порядки выше кадастровых методов, более полно характеризует богатство конкретной территории [2, 7, 8].
  2. Основанием для размещения и проектирования заповедника является пока еще актуальная законодательная база на региональном (Схема территориального планирования Омской области) и федеральном (Концепция развития системы особо охраняемых природных территорий федерального значения на период до 2020 г.) уровне. Выполнен значительный объем пока невостребованных необходимых обследовательских предпроектных работ для создания заповедника [6-8].
  3. Существующая сеть ООПТ Казахстана частично выполняет роль миграционных коридоров для весенне-осенних миграционных путей и зимовок копытных и птиц заповедника «Курумбельский» и юга Западной Сибири и севера Казахстана [6, 8].

В России до сих пор нет природоохранных программ, охватывающих сотни тысяч гектаров пустующих западносибирских целинных степей. Свыше 25 лет они не используются даже под пастбища и сенокосы. Никакими объективными причинами отсутствие подобных программ не объяснишь. Еще сохранились сотни тысяч гектаров естественных степных биотопов уникальных экосистем «Курумбельской степи». В очередной раз «упустить из виду» эти целинные степи при выполнении мероприятий государственных программ на территории России, мягко говоря, не по-хозяйски [6, 8]. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Генеральная схема противоэрозионных мероприятий по Омской области. Т. 2. Особенности природных условий и эрозионное районирование территории / Науч. рук. Н.Д. Градобоев; Республиканский проектный ин-т по землеустройству «Росгипрозем», Омское отд-ние. Омск, 1973. С. 1-283.
  2. Костарев С.В., Нефёдов А.А. Особо охраняемые природные территории в Омской обл. как фактор ценности территории // Ресурсы Омской области. Спец. выпуск ВНТИЦ. М., 1999. С. 8-11.
  3. Мигуцкий А.С. Пути освоения и повышения плодородия солонцовых почв Западной Сибири. М.-Целиноград, С. 1-152.
  4. Нефёдов А.А. Первоочередные меры по организации ООПТ для охраны редких видов растений и животных в Омской области // Охраняемые территории Омского региона. Материалы региональной научно-практической конференции. Омск, 2005. С. 72-77.
  5. Нефёдов А.А. В Западной Сибири необходим степной заповедник // Степной бюллетень. 2007. № 23-24. С. 41-43.
  6. Нефёдов А.А. Каким быть заповеднику в Курумбельской степи? // Степной бюллетень. 2013. № 39. С. 36-43.
  7. Нефёдов А.А. «Заповедные места. Прииртышье» или охраняемые природные территории и объекты Омской области // Сайт Экокульт. Омск, 2013. С. 1-7. URL: http://omskmark.moy.su/publ/bulletin_ecocult/reserved_places/ (дата обращения: 21.02.2006).
  8. Нефёдов А.А. Заповедник «Курумбельский» – быть или не быть? (рукопись, 14 с.).

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!