ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛИЗАЦИИ В УСЛОВИЯХ ДИССИПАТИВНОСТИ ТРАНСГРАНИЧНОГО СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА 

PROBLEMS OF SOCIALIZATION IN THE CONDITIONS OF THE DISSIPATION OF TRANSBOUNDARY SOCIO-CULTURAL SPACE 

Л.И. Родионова

L.I. Rodionova Оренбургский государственный педагогический университет

(Россия, 460000, Оренбургская область, г. Оренбург, ул. Советская, 19) 

Orenburg State Pedagogical University (Russia, 460000, Orenburg region, Orenburg, Sovetskaya Str., 19)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье актуализируется проблематика современной социализации как неотъемлемой части процесса формирования нового, информационно-постиндустриального типа общества. Обосновывается идея диссипативности социокультурного пространства за счет расширения функций и видов его составных частей. Особое внимание уделяется характеристике роли трансграничности в разрешении отдельных несоответствий развития социокультурного пространства.

The article actualizes the problems of modern socialization as an integral part of the formation of a new, information-postindustrial type of society. Substantiates the idea of the dissipation of the social space due to the expansion of the functions and types of its constituent parts. Particular attention is paid to the characterization of the role of cross-border nature in the resolution of certain inconsistencies in the development of socio-cultural space. 

Цивилизационные преобразования, происходящие в современном мире, связаны с переходом общества к новому общественно-экономическому типу – информационно-постиндустриальному. Становление и развитие новой геоформации неуклонно влечет за собой изменение системы ценностей и модернизацию социальных моделей общества. Процессы трансформации обостряют конкуренцию между государствами и обществами за достойную среду жизнедеятельности населения. Новому типу общества и его социальным моделям необходим соответствующий тип личности – активный, инновационный, деятельностный, эффективный и успешный, способный выдерживать данную конкуренцию. Поэтому социализация рассматривается в качестве главного инструмента общественной трансформации, а инновационные аспекты развития социокультурного пространства приобретает все большую актуальность.

Социализация как обобщенный интеграционный процесс существования личности в обществе, вооружая ее соответствующими данному уровню и типу социума, знаниями, умениями, социальными нормами и ценностями, позволяют успешно функционировать в конкретно-историческом социокультурном пространстве.

Понятие «социокультурное пространство» в последнее время активно применяется в силу более тесной и органичной взаимосвязи социальной среды с культурной, определяя, как его единство, так и противоречивость. Двойственность заложена в сущности социокультурного пространства, часть которого, определяется духовно-материальной ценностью реальной действительности, произведенным человечеством в определенный период, зачастую обозначаемое как культурный ландшафт или поле культуры; другая часть представлена эмоционально-ценностным опытом, освоенным личностью в отдельный геоисторический период взаимодействия объектов и субъектов культуры, именуемое культурным пространством социума.

В то же время, социокультурное пространство можно рассматривать и как многоуровневые пространственно-временные контент развития конкретной личности, способной индивидуально обеспечивать свои материальные и духовные потребности.

Существование многоуровневых связей позволяет оценивать социокультурную систему с позиций теории самоорганизации, получившей развитие во второй половине ХХ в., в т.ч. в работах российского философа М.С. Кагана. Он определял эволюцию системы как «процесс, детерминированный изнутри» [3, с. 24].

Однако другие исследования, в частности, Н.Л. Луман, показывают, что процесс самоорганизации, получение «порядка из хаоса» определяются не только внутренними, но и внешними воздействиями: «случайность является необходимой для системности порядка, причем эта необходимость усиливается с ростом комплексности этого порядка» [4, c. 35].

И. Пригожин и Г. Николис отмечали, что при построении динамической модели сообщества людей, прежде всего, следует помимо определенной внутренней структуры учитывать довольно жестко заданное внешнее окружение, с которым рассматриваемая система обменивается веществом, энергией, информацией [6, с. 275].

Развитие социокультурного пространства определяется комплексом внутренних и внешних факторов. К первым можно отнести цельность системы, вытекающую из ее структуры и функции, аксиологическую основу, формирующую внутреннее содержание системы, технологический, духовно-религиозный, социально-экономический факторы. Ко вторым – географический, геополитический факторы, влияние миграции, мировые социокультурные и цивилизационные процессы.

Таким образом, социокультурную систему в целом можно рассматривать как диссипативную, подверженную постоянным изменениям, в большей или меньшей степени открытую. Диссипативность системы во многом отражает ее диалектичность, создает условия для многовариантного развития.

Скорости и объемы преобразований социокультурного пространства в хронологическом и хорологическом развитии безгранично разнообразны и противоречивы. В отдельные эпохи взаимодействовали или сосуществовали между собой бытовая, светская и конфессиональная культуры, осуществляя определенного рода «диалог», обогащающий прежде всего искусство, профессиональную деятельность и дающий импульс развитию взаимоотношений «обязанности и потребности» конкретного индивида.

Сегодня, помимо обозначенных ветвей культуры, которые стали традиционными в общественной жизни весомую роль стали играть инновационные явления современной мира, такие как, СМИ, масскультура и молодежные субкультуры, шоу-бизнес и проч. При этом, нарушение баланса взаимодействия отдельных форм и ветвей культуры, в результате формирует дисгармоничное социокультурное пространство, в особенности, в этноконтактных зонах, выявляет актуальность данной проблематики в социализации.

В настоящем большинство людей, в том числе и наших граждан, сравнивают основные параметры жизни в стране и регионе с жизнью в других территориях, определяя свое поведение: адаптируются или эмигрируют, непрерывно развиваются или стагнируют, спиваются или идут на преступления, и проч. Острота данных процессов определяется как притязаниями личности (ценностным наполнением), так и социокультурным пространством (уровнем, структурой) его жизнедеятельности.

Ценности индивида организуются и развиваются в семье, учебных, трудовых, дружеских и других коллективах, в неформальных сообществах, и т.д. Но наиболее целенаправленно и глубоко формирование ценностных ориентиров личности и развитие опыта эмоционально-ценностного отношения ее к миру происходит в сфере образования.

В целях гармонизации архитектуры европейского образования, декларируемых Болонскими соглашениями, в настоящее время активно трансформируются национальные системы образования, основными тенденциями в развитии которых, становятся глобализация и интернационализация, прагматизация и маркетизация, коммерциализация и утилитаризм, и в то же время, воспитание и просвещение. Подобное сочетание несочетаемого, так же, можно обозначить термином «диссипативная система».

Гармонизация - упорядоченное многообразие, предполагает сложную пластичную модель образовательного пространства, как единство разнообразного, а не единство однообразного. Однако в последнее время все чаще происходит подмена понятий, и гармонизация трактуется в духе унификации. Угроза утраты национально-культурных достижений в образовании – это и есть унификация моделей образования стран Европы.

Противовесом данного процесса становится трансграничное сотрудничество, под которое чаще всего, определяют, как совместные действия, ориентированные на расширение и углубление добрососедских взаимоотношений между субъектами приграничных территорий, реализуемые через заключения межрегиональных соглашений и договоренностей.

Одним из быстроразвивающихся, однако, неоднозначным, направлением преобразования трансграничного образовательного пространства, подтверждающим выдвинутый тезис о диссипативной его структуре, является введение системы признания неформального и информального обучения. Которая, несомненно, должна обеспечивать высокий уровень информатизации, за счет превращения интернета в базовое средство обучения, создавая более оперативное поле образования, соответствующее запросам рынка трудовых услуг.

Однако, сегодня, «приграничные регионы слабо связаны с регионами соседних стран. В отличие от трансграничных, в них гораздо сильнее развиты связи с внутренними регионами своих государств. В качестве примеров можно привести регионы Российско-Казахстанского порубежья» [2, с. 156].

Подтверждение данной проблемы зафиксировано в региональных госпрограммах «Оренбургская область уступает другим субъектам Российской Федерации в динамике доступности отдельных секторов, важных для удовлетворения потребностей граждан и развития человеческого потенциала: раннее развитие, непрерывное образование, неформальное образование и информальное образование» [7].

Отдаленность от столицы, крупных социально-экономических центров сегодня не отмечается как параметр культурной отсталости, а рассматривается скорее, как фактор наличия дополнительных преференций специфики экономического и социокультурного развития. Именно потому, в характеристике понятия «трансграничные регионы», мы придерживаемся определения, данного Т.И. Герасименко: «рассеченные государственной границей участки геопространства, представляющие собой части эпигеосферы разных размеров – геомеры или хороны и обладающие свойствами системности» [1, с. 11].

В целом понятие трансграничности органично связывается с процессом социализации и может рассматриваться как одна из ее форм в приграничных территориях в условиях культурного и этнического разнообразия, формирования поликультурного пространства. Следует отметить что Оренбургская область имеет самую протяженную международную границу в Российской Федерации (1670 км).

Кроме того, Оренбургско-Казахстанский трансграничный регион, представляет «пример стабильности и толерантных межэтнических отношений» [1, с. 18].

Данные факты являются залогом серьезного потенциала для развития трансграничного сотрудничества. Результативным примером его внедрения, служит совместный российско-казахстанский проект по сохранению и оздоровлению экосистемы бассейна трансграничной реки Урал. В реализации которого в том числе активно участвуют образовательные организации Оренбургской и Западно-Казахстанской областей.

Безусловно весома роль развития социализации через международную деятельность ВУЗов. Например, в ОГУ: проекты TEMPUS, модуль «Жан Моне», Международная летняя школа Modern Russian Science and Culture, и проч. В ОрГУ – стратегическое партнерство и сетевое взаимодействие с ведущими университетами, научными центрами и организациями стран ближнего и дальнего зарубежья, такими, как: Карагандинский государственный медицинский университет, Западно-Казахстанский государственный медицинский университет им. М. Оспанова – Казахстан; Харбинский медицинский университет Цзилиньский университет – Китай и проч.

Однако, следует вновь отметить диссипативность образовательного пространства, которое прослеживается в отсутствии тесных региональных и внутрисистемных связей, ориентации сотрудничества на европейский рынок, а также фрагментарностью охвата структурных частей социокультурного пространства, где отсутствуют трансграничные школы, колледжи и проч.

Таким образом, трансграничность может стать «зона инноваций», в рамках которой создаются проекты, рационально инновационные по своей сути, как с позиции структурного содержания, так и с организационной формы. Важнейшей для трансграничных диалогов является не «барьерная», а «контактная» функция, определяемая как совокупность условий и факторов, способствующих трансграничному сообщению.

На основе этих характеристик складываются четыре модели приграничного сотрудничества: модель активной и пассивной контактности, модель жесткой барьерности и модель «безразличие», расценивающая границу как нейтральное явление [5, с. 48].

Безусловно, наиболее устойчивой и рациональной с позиции развития международного социокультурного пространства должна стать модель активной контактности, определяющая благоприятную роль границы. Осознание факта, что сотрудничество является наиболее плодотворным при совместных усилиях, ориентированных на повышение конкурентоспособности участников, соответствующим образом приводит к идее консолидации в трансграничном социокультурном пространстве.

Таким образом, проблематика социализации широка и обусловлена как внутренними, так внешними факторами ее развития, в условиях диссипативности социокультурного пространства трансграничных регионов. Результатами ее могут служить как положительные примеры отдельных инновации, возникающие вследствие прогрессивной реакции на экономические и общественные импульсы, так и отрицательные, такие как обособленность, разобщенность, возврат отношений к приграничности.

Соответственно, приоритетом развития трансграничных территорий является создание оптимальных моделей социокультурного пространства макро и мезоуровня, которые не только не позволят отстать от реалий быстро меняющегося мира, но и дадут возможность любому человеку стать существенной частью непрерывно развивающего социокультурного пространства. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Герасименко Т.И., Филимонова И.Ю. Оренбургско-Казхстанское порубежье: историко-этнографический и этногеографический аспекты: монография. Тольятти, 2009. 217 с.
  2. Герасименко Т.И. Этнокультурная трансграничность: взгляд географа // Гуманитарный вектор. 2017. Т. 12. № 1. С. 156.
  3. Каган М.С. Философия культуры. СПб, 1996. 415 с.
  4. Луман Н. Л. Общество как социальная система / Пер. с нем. А. Антоновский. М.: Издательство «Логос». 2004. 232 с.
  5. Межевич Н.М. Приграничное сотрудничество и практика деятельности Еврорегионов на Северо-Западе России и в республике Беларусь. СПб: Левша, 2009. 156 с.
  6. Николис Г., Пригожин И. Познание сложного. М.: Мир, 1990. 344 с.
  7. Об утверждении государственной программы «Развитие системы образования Оренбургской области» на 2014-2020 годы (с изменениями на 25 сентября 2017 года) http://docs.cntd.ru/document/460154667

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!