ВЛИЯНИЕ ИСКУССТВЕННЫХ ДРЕВЕСНЫХ НАСАЖДЕНИЙ НА БИОРАЗНООБРАЗИЕ В СТЕПНОЙ ЗОНЕ ПРЕДУРАЛЬЯ 

THE INFLUENCE OF ARTIFICIAL TREE STANDS ON BIODIVERSITY IN THE STEPPE ZONE OF THE URALS 

М.А. Сафонов

M.A. Safonov 

ФГБОУ ВО Оренбургский государственный педагогический университет

(Россия, 460014, г. Оренбург, ул. Советская, 19) 

Orenburg state pedagogical university (Russia, 460014, Orenburg, Sovetskaya Str., 19)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Обсуждается влияние искусственных лесных насаждений на прилегающие степные территории в Оренбургском Предуралье. Приводятся общие данные о влиянии лесополос на компоненты биоты; приводятся материалы о вкладе искусственных лесных насаждений региона на флору, энтомофауну и микобиоту. Вследствие мезофитизации условий увеличивается представленность луговых и лугово-степных видов. Из-за использования в лесополосах видов, не типичных для степной зоны валеж этих деревьев и кустарников заселяется грибами, ранее не встречавшимися в этих районах. Причина своеобразия локальных биот этих насаждений достаточно дискуссионна, поскольку установить характер инвазии этих видов можно лишь в результате проведения длительных целенаправленных исследований.

The influence of artificial forest plantations on the adjacent steppe areas in the Orenburg Urals is discussed. General data on the impact of tree standes on the components of biota are given; materials on the contribution of artificial forest plantations in the region to flora, entomofauna and mycobiota are given. Due to mesophytic conditions the representation of meadow and meadow-steppe species increases. Due to the use of trees in plantations not typical for the steppe zone, the felling of these trees and shrubs is inhabited by fungi that have not previously been found in these areas. The reason for the uniqueness of local mycobiotas of these plantations debatable as to establish the nature of invasion of these species is possible only as a result of the targeted research. 

Низкая лесистость – характерная черта аридных и субаридных территорий, что обусловлено особенностями климата, а также спецификой почвенного покрова. В степной и полупустынной зонах лесные насаждения приурочены к понижениям рельефа (враги, балки), а также к пологим частям склонов. Видовой состав древостоев этих насаждений беден и представлен, преимущественно, мелколиственными – березой и осиной. В степном Предуралье на возвышенности Общий Сырт распространены также небольшие леса, состоящие из дуба, клена, липы [12]. В целом лесистость степных районов Оренбургского Предуралья не превышает 5-7%.

Проблема облесения степных территорий стала актуальна с момента заселения региона. В 40-х годах XIX века в степях центральных и южных регионов России появились первые лесные массивы рукотворного характера и уже к началу нового XX столетия они распространились до территории Уральских гор [11]. В настоящее время проблемам восстановления и создания новых лесных полос в аридных регионах уделяется большое внимание [3, 5, 7].

Проблема искусственных лесонасаждений остается важной и на сегодняшний день, поскольку они являются фактором повышения эффективности сельскохозяйственного производства, комфортности условий обитания человека, снижения антропогенных (техногенных) нагрузок на природно-территориальные комплексы. Лесополосы являются искусственными комплексами, входящими в состав экологического каркаса многих регионов, в особенности степных, являясь объектами, исторически чуждыми ландшафту, но необходимыми для его экологической оптимизации в условиях интенсивной хозяйственной деятельности (защитные лесополосы и зеленые зоны населенных пунктов) [3].

Большинство проводимых исследований имеют практическую направленность, связанную с поиском повышения эффективности хозяйственного использования искусственных лесных насаждений. Это значение лесополос и других типов искусственных насаждений определяется их влиянием на микроклиматические показатели прилегающих территорий, а также их биоту; кроме того лесополосы являются биотопом для многих видов живых организмов не типичных для степного ландшафта.

Положительное влияние лесополос как компонента ландшафта заключается в их разностороннем влиянии на окружающую среду. Они служат средством стабилизации экологической обстановки в агроландшафтах аридной зоны, улучшая гидротермический режим, газообмен, водно-физические свойства и плодородие почв, снижая инсоляцию и улучшая микроклиматические условия агротерриторий. Полосы ослабляют силу ветра на 20-40%; повышают влажность на 3-6%; снижают глубину промерзания почвы на 15-50%, снижают интенсивность снеготаяния в 2-2,5 раза, в 2 раза снижается не эффективное испарение влаги [3].

В искусственных лесах видовая полночленность биогеоценоза определяется прежде всего антропогенно созданным древостоем и подлеском и стихийно возникающими другими компонентами – живым напочвенным покровом, энтомофауной, мезофауной, орнитофауной, микобиотой и др. [2]. Искусственные лесные насаждения становятся убежищами многих видов растений и животных, т.е. их можно рассматривать в качестве своеобразных рефугиумов – естественных резерватов видового разнообразия.

Особенности лесополос, как особого антропогенного типа экосистем, сказываются, в первую очередь, на видовом составе и структурных особенностях травостоя. При этом травянистый ярус испытывает влияние и по мере удаления от лесополос, в пределах их экотонной зоны [4, 6, 10].

Исследования, проведенные в ряде районов степного Предуралья, показали, что видовое разнообразие травостоя в большинстве посадок низкое и составляет 12-38 видов. В экотонной зоне насаждений флористическое разнообразие существенно возрастает; 20,1-28,6% видов обитает только в пределах опушки, на встречаясь ни под пологом леса, ни на прилегающих степных участках.

Многочисленными исследованиями доказано увеличение в лесополосах разнообразия членистоногих за счет специализированных стенотопных видов, свойственных именно этим местообитаниям.

В условиях Оренбургского Предуралья лесополосы выступают в качестве специфичного местообитания для ряда видов насекомых. Максимальное разнообразие отмечено в экотонной зоне посадок; особенно явно выражено возрастание численности хортобионтов.

Важное значение для развития искусственных лесных насаждений имеют грибы-маркомицеты и, реципрокно, велико влияние характеристик лесополос на видовой состав и структуру сообществ этих грибов. Лесополосы являются одним из наиболее специфичных типов местообитаний грибов, исходя из их генезиса и особенностей микроклиматических показателей. Б.П. Васильков [1] указывал, что лесополосы не являются специфическим биотопом для отдельных видов грибов, т.е. для них нельзя выделить специфические виды, однако соотношение долей этих видов достаточно специфично. В сравнении с биотой грибов естественных массивов, микобиота лесополос обеднена, как в отношении числа видов, так и в отношении количества особей одного и того же вида; причем чем дальше к югу и юго-востоку, тем заметнее это обеднение [1].

По мере формирования и развития лесополос формируется и микобиота, в которой происходит переход от тривиальных или случайных видов к видам, в той или иной мере специфичным для формационной микобиоты основной лесообразующей породы в насаждении [8, 9].

В искусственных насаждениях Южного Приуралья обнаружено 138 видов, относящихся к 70 родам, 29 семействам и 18 порядкам отдела Basidiomycota [9]; 11 видов отмечено на территории региона впервые. Для микоценозов большинства насаждений региона в сравнении с сообществами грибов естественных насаждений характерны низкое видовое разнообразие, низкое сходство видового состава даже между насаждениями сходного породного состава; значительная представленность тривиальных видов, высокая концентрация доминирования; значительная доля биотрофных видов.

Из выявленных грибов 24 вида могут быть отнесены к редким и нуждающимся в организации охраны на территории Южного Приуралья; наиболее ценными из них являются: Antrodiella citrinella, Lenzites warnierii, Mycoacia aurea, Phellinus rimosus, Polyporus tuberaster, Sarcodontia crocea, Spongipellis spumeus, Tyromyces fissilis, T. Kmetii [9].

Искусственные насаждения вносят существенный вклад в биоразнообразие на локальном уровне, так как вследствие мезофитизации условий увеличивается представленность луговых и лугово-степных видов, изредка регистрируются виды–сильванты. Несколько иная картина наблюдается в отношении грибов-макромицетов. Из-за использования в лесополосах видов, не типичных для степной зоны (в первую очередь – сосны), валеж этих деревьев и кустарников заселяется видами, ранее не встречавшимися в этих районах. Ряд этих видов встречаются в Оренбургской области севернее, в пределах лесостепной зоны в естественных древостоях аналогичного состава, а некоторые из них отмечены в регионе только в искусственных насаждениях. Причина своеобразия локальных биот этих насаждений достаточно дискуссионна, поскольку установить характер инвазии этих видов можно лишь в результате проведения длительных целенаправленных исследований.

Искусственные лесонасаждения, в особенности старовозрастные, являются ценным объектом для изучения процессов долгосрочного антропогенного влияния на степные экосистемы, а данные о разнообразии их биоты должны учитываться при оценке состояния среды и разработке долговременных прогнозов развития биоразнообразия региона. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Васильков, Б.П. Очерк географического распространения шляпочных грибов в СССР. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1955. 86с.
  2. Засоба В.В. Формирование основных компонентов биоты в искусственных лесных массивах Ростовской области // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Серия: Естественные науки. 2009. № 5. С. 88-93.
  3. Ишутин Я.Н., Парамонов Е.Г., Стоящева Н.В. Лесные экосистемы в экологическом каркасе Кулундинской степи // Ползуновский вестник. 2005. № С. 83-88.
  4. Ковылина О.П., Ковылин Н.В., Сухенко Н.В. Развитие травянистой растительности в полезащитных полосах разного породного состава в условиях ширинской степи Хакасии // Сибирский экологический журнал. 2009. Т. 16, № 5. С. 673-680.
  5. Парамонов Е.Г., Ишутин Я.Н. Лесополосы как фактор улучшения экологической обстановки в степной Кулунде // Сибирский экологический журнал. 2009. Т. 16, № 5. С. 687-691.
  6. Русаков А.В., Сафонов М.А., Чердинцева Т.М. Биотические показатели опушечного эффекта в предгорьях Южного Предуралья // Вестник ОГУ. 2013. № 6 (155), июнь. С. 115-120.
  7. Сапанов М.К. Возобновление и сохранность деревьев и кустарников в лесонасаждениях аридных регионов // Поволжский экологический журнал. 2010. № 2. С. 177-184.
  8. Сафонов М.А., Маленкова А.С. Дереворазрушающие грибы искусственных хвойных насаждений в Южном Приуралье // Вестник ОГУ. 2011. № 12 (131), декабрь. С. 140-143.
  9. Сафонов М.А., Маленкова А.С., Русаков А.В., Ленева Е.А. Биота искусственных лесов Оренбургского Предуралья. Оренбург: ООО «Университет», 2013. 176 с.
  10. Склярова Т.А., Золотухин А.И. Особенности динамики структуры агрофитоценозов в экотонных зонах лесных полос Саратовской области. // Самарская Лука. 2007. Т.16, № 4(22). С. 817-827.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!