ОСНОВНЫЕ ТИПЫ ПОЧВ СУХОСТЕПНЫХ ПАСТБИЩ КАЛМЫКИИ 

MAIN TYPES OF SOILS OF DRY-SUSTAINABLE PASTURES OF KALMYKIA 

А.А. Ташнинова

A.A. Tashninova 

Бюджетное научное учреждение Республики Калмыкия «Институт комплексных исследований аридных территорий» (Россия, Республика Калмыкия, г. Элиста, ул. Хомутникова, 111) 

Budget scientific institution of the Republic of Kalmykia «The institute of complex research of arid areas» (Russia, Republic of Kalmykia, Elista, Khomutnikov Str., 111)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье дана характеристика основных типов почв пастбищных земель Калмыкии. Приводится морфогенетические показатели данных типов почв. Отмечены основные проблемы сохранения почвенного разнообразия, как фундамента биосферы.

The article gives a description of the main soil types of pasture lands in Kalmykia. Morphogenetic indices of these soil types are given. The main problems of preserving soil diversity as the foundation of the biosphere are noted. 

Большую часть территории Калмыкии занимают природные пастбища, являющиеся базой для животноводства и составляющие 83,2% или 5178,7 тыс. га. Естественные кормовые угодья занимают 72% территории республики и являются основным источником получения пастбищного корма и заготавливаемого сена [4]. Основные типы пастбищных ландшафтов: Прикаспийская молодая аллювиально-морская лиманная равнина с чернополынными, белополынными и типчаковоковыльными полупустынями на солонцах и солончаках; Черноземельская древне-дельтовая песчаная равнина с белополынными, белополынно-эркековыми и прутняковыми пустынями на слаборазвитых бурых песчаных и супесчаных и открытых песках; Ергенинская эрозионно-возвышенная равнина с белополынно-ковыльно-типчаковыми и белополынными степями на комплексах светло-каштановых почв с солонцами; Манычская ложбина с солянковыми и полынными степями и полупустынями на солонцевато-солончаковатых почвах; северо-восточная периферия Ставропольской возвышенности со злаковыми и полынно-разнотравными степями на черноземах [7].

Структура почвенно-растительного покрова Калмыкии формируется при тесном взаимодействии биоклиматического и геоморфолого-литологического факторов. Многообразие их проявления – причина полигенетичности структуры почвенного покрова, биологического разнообразия, сложности и комплексности природных экосистем. Почвенный покров территории, согласно мировой классификации, относится к формации нейтральных и щелочных почв суббореального теплоумеренного климата и к фации континентального климата [5]. Широкие модуляции климатических показателей, характерные для полупустынной и пустынной зон Прикаспия, вызывают резко полярные изменения в развитии природных процессов: опустынивание происходящее в засушливые годы сменяется остепенением пастбищ в годы с повышенных увлажнением [2].

Территория Калмыкии входит в состав Прикаспийской провинции светло-каштановых и бурых почв, солонцовых комплексов, песчаных массивов и пятен солончаков. Распределение по природным зонам: степная зона – 0,24 млн га, сухостепная – 2,18 млн га, полупустынная – 2,93 млн га, пустынная – 2,24 млн га. В силу своего географического положения и природных условий регион отличается жесткостью экологических режимов, определяющих существование хрупких экосистем. В структуре почвенного покрова на пастбищах преобладают светло-каштановые почвы в комплексе с солонцами автоморфными, бурые полупустынные почвы, меньшие площади заняты каштановыми, лугово-бурыми, луговыми почвами и солончаками [1].

Морфогенетические показатели светло-каштановых почв: мощность горизонта А – 17-22 см, горизонта В – 30-45 см, содержание гумуса 1,2-2,4%, емкость поглощения в горизонте А – 17-24 мг/экв, реакция рН – от 6,0 (в верхних горизонтах) до 8,0 (в нижних горизонтах). Почвообразующие породы – лессовидные суглинки, для которых характерна высокая карбонатность и нижнепрофильная засоленность (тип засоления хлоридно-сульфатный и сульфатно-хлоридный) [7].

Морфогенетические показатели автоморфных солонцов характеризуются мощностью горизонта А от 6 см (мелкие солонцы) до 13 см (средние), горизонта В – от 25 см до 32 см; содержание гумуса в горизонте А от 0,9-1,6%. Емкость поглощения в горизонте В 25-30 мг/экв. Глубина видимых скоплений карбонатов от 39 см – до 46 см, солей – от 50 до 60 см, рН от 7,0 до 9,0. Формируются в условиях очень сухого континентального климата [7].

Бурые полупустынные почвы характеризуется наличием маломощного гумусового горизонта (содержание гумуса около 1-1,5%) и слабой дифференциацией профиля. Гумусово-элювиальный горизонт A мощностью 7-12 см, рыхлого сложения, со слоеватой структурой. На поверхности отслаивается тонкая (2-4 см) корочка. Ниже выделяется горизонт B мощностью 20-25 см, более темной буровато-коричневой окраски, уплотненный или плотный, комковатой или комковато-призмовидной структуры, вскипающий от соляной кислоты. Глубже залегает иллювиально-карбонатный (Вк) горизонт, желто-бурый, с белесыми пятнами карбонатов. Максимальное скопление карбонатов прослеживается на глубине от 30 до 80 см. Ниже следует горизонт Cs с выделением гипса и еще глубже материнская порода (С) карбонатная, часто засоленная и гипсоносная. Реакция почв слабощелочная в верхней части профиля и щелочная в нижней. Емкость поглощения 15-20 мг/экв при содержании Na+ - 2-3% и Mg2+ - 20-25% от емкости поглощения [1].

При проведении системных исследований по рациональному природопользованию проблему устойчивости природных экосистем целесообразно рассматривать на основе геокомпонентной парадигмы, где ландшафтное исследование рассматривается как изучение отдельных геокомпонентов. По В.Н. Солнцеву (1981), своеобразие этого подхода состоит в том, что процесс формирования и функционирования ландшафтов, заключающихся во взаимодействии геокомпонентов, мыслится как сумма отдельных компонентных процессов. Учитывается изменение состояний привилегированного компонента [6]. В Калмыкии таким компонентом выступает почва, так как именно почва, являясь фундаментом биогеоценозов и биосферы в целом, послужила узлом экологических связей и повлияла как на комплекс показателей состояния отдельных компонентов экосистем, так и их функционирование в условиях антропогенного опустынивания.

Деградация почв, связанная с антропогенным опустыниванием в регионе, требует для спасения почвы и экосистем в целом комплексного экологического подхода. Охрана и восстановление почв тесно связана с задачей восстановления пострадавших почв, так и сохранением экологических функций почв, имеющих важное значение для существования биосферы [3, 4]. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Болышев Н.Н. Происхождение и свойства почв полупустыни. М.: Изд-во МГУ, 1972. 196 с.
  2. Виноградов Б.В. Современная динамика и экологическое прогнозирование природных условий Калмыкии // Проблемы освоения пустынь. 1993. № 1. С. 29-37.
  3. Добровольский Г.В. Структурно-функциональная роль почвы в устойчивости наземных экосистем // Экология и почвы. Т. 1. Пущино, 1998. С. 9-15.
  4. Зонн С.В. Опустынивание природных ресурсов аграрного производства Калмыкии за последние 70 лет и меры по борьбе с ним // Биота и природная среда Калмыкии. М., 1995. С. 19-52.
  5. Лобова Е.В., Хабаров А.В. Почва. М.: Мысль, 1983. С. 82-98. С. 133-142.
  6. Солнцев В.Н. Системная организация ландшафтов. М.: Мысль, 1981. 239 с.
  7. Ташнинова Л.Н. Красная книга почв и экосистем Калмыкии. Элиста: АПП «Джангар», 2000. С. 21-22, 51-65.
  8. Ташнинова А.А. Пространственная изменчивость некоторых параметров основных типов почв Ергеней // Экология и биология почв: Материалы Междунар. науч. конф. Ростов н/Д: Ростиздат, 2007. С. 215-217.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!