Чибилёв А.А. (мл.), Семёнов Е.А., Богданов С.В. Возможности туристского легендирования на основе вербальных артефактов геоурбанистического наследия города Оренбурга // Степи Северной Евразии. Материалы VIII международного симпозиума – Оренбург: ИС УрО РАН, 2018. С. 1093-1099.

ВОЗМОЖНОСТИ ТУРИСТСКОГО ЛЕГЕНДИРОВАНИЯ НА ОСНОВЕ ВЕРБАЛЬНЫХ АРТЕФАКТОВ ГЕОУРБАНИСТИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ ГОРОДА ОРЕНБУРГА 

POSSIBILITIES OF TOURISM LEGENDS ON THE BASIS OF VERBAL ARTIFACTS OF THE ORENBURG'S GEOURBANISTIC HERITAGE 

А.А. Чибилёв (мл.)1, Е.А. Семёнов2, С.В. Богданов3

A.A. Chibilyov (jr.)1, E.A. Semenov2, S.V.Bogdanov3 

1,2,3Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт степи Уральского отделения Российской академии наук (ИС УрО РАН)

(Россия, 460000, г. Оренбург, ул. Пионерская, 11) 

1,2,3Institute of Steppe of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences (IS UB RAS)

(Russia, 460000, Orenburg, Pionerskaya Str., 11)

e-mail: 1Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., 2Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., 3Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Вербальные артефакты геоурбанистического наследия, исторические легенды и мифы, лигатурные символы и эпические образы города Оренбурга являются важной составляющей туристского продукта. Потенциал их использования на сегодняшний день не до конца раскрыт туроператорами, организаторами туристского сервиса и инфраструктуры. Вместе с тем туристское легендирование и использование символических средств и ресурсов развития туристско-рекреационного комплекса города Оренбурга позволит включить в туристические проекты новые территории и объекты. В статье представлены возможности туристского легендирования на основе вербальных артефактов геоурбанистического и историко-культурного наследия города Оренбурга. Приводится набор исторических фактов, легенд и мифов, связанных с происхождения урбонима, с деятельностью известных исторических личностей, так или иначе связанных с городом. Результаты исследования могут послужить основой раскрытия нового гуманитарного потенциала города как узлового элемента туристского каркаса региона в рамках использования символических средств из сферы мифологизации пространства, могут способствовать развитию туристского потенциала Оренбурга и Оренбургской области.

Verbal artefacts of urbanistic heritage, historical legends and myths, symbols and epic images of the city of Orenburg are an important component of a tourist product. Potential of their use isn't up to the end realized today by tour operators, organizers of tourist service and infrastructure. At the same time, the tourist legend and use of symbolical means and resources of development of a tourist and recreational complex of the city of Orenburg will allow to include new territories and objects in tourist projects. Possibilities of a tourist legend on the basis of verbal artefacts of the urbanistic, historical and cultural heritage of the city of Orenburg are presented in the article. A set of the historical facts, legends and myths connected with the origin of an urbonim, and also with the activity of the famous historical figures one way or another connected with the city. Results of a research can form a basis for the disclosure of new city's humanitarian capacity as the nodal element of a tourist framework of the region within the use of symbolical means from the sphere of a mythologization of space, can contribute to the development of tourist capacity of Orenburg and the Orenburg region. 

Легенды, мифы, предания, загадки прошлого, парадоксы истории скрытые или воплощенные в объектах человеческой деятельности, в материальной и духовной культуре населения являются важным компонентом туристского потенциала территории. Данный ресурс всесторонне используется в организации туристской деятельности и экскурсионного обслуживания во многих регионах и центрах в качестве весомого инструмента развития туризма. Например, легенды и мифы Древней Греции, Рима и Византии широко представлены в программах культурно-познавательного и экскурсионного туризма в разных странах. Библейские мифы и сюжеты – важный атрибут экскурсионных программ в туристских центрах Израиля. В туриндустрии Румынии успешно используются объекты и артефакты, связанные с мифоэпическим образом «графа Дракулы». Одним из составляющих элементов этнического туризма в Карелии являются сказания и сюжеты карело-финского эпоса «Калевипоэг».

Выявление возможностей формирование туристской легенды – одна из основных задач развития туристско-рекреационного комплекса территории. Процесс туристского легендирования способствует развитию ядер и образованию новых элементов туристских кластеров, позволяя эффективнее использовать существующую туристско-рекреационную систему [8, 17].

Легенды и мифы, лигатурные символы и эпические образы, богатейшие пласты народного фольклора городов и районов Оренбургской области могут сформировать отдельный целевой сегмент культурно-познавательного, экскурсионного и событийного туризма в регионе, а также способствовать развитию «туриндустрии впечатлений» и формированию комплексных турпродуктов по характеру организации и по содержанию. На основе системы вербальных артефактов муниципальных образований Оренбуржья возможно формирование новой туристской среды интересной потенциальному потребителю [13, 14, 16]. Использование «когнитивных артефактов» [17] природного и историко-культурного потенциала Оренбургской области как элементов из сферы мифологизации пространства имеет для региона большие перспективы в развитии на их основе туристских ресурсов. Наибольшим набором элементов, продуцирующих развитие подобного рода туристско-экскурсионной деятельности и «индустрии впечатлений» обладает областной центр – город Оренбург. Немногие города современной России наделены такой самобытной историей образования и развития, уникальным географическим положением и несравнимой биографией. Оренбург – город образов и символов, наполненный легендами и мифами, локация масштабных и парадоксальных событий, отражающих его невероятную историю в Новое и Новейшее Время, градостроительную ретроспективу, архитектуру, культуру, быт и нравы его жителей. И если вглядеться в «страницы» этой геоурбанистической и социо-культурной летописи, отраженной в культурно-историческом ландшафте Оренбурга, можно узнать чрезвычайно много интересного и любопытного об истории города и его обитателей. Существование исторических и появление новых туристских баек, мифов, легенд и загадок Оренбурга порождают туристские мотивы прикоснуться к чему-то загадочному и сакральному, способствуют более эффективному продвижению туристского продукта города.

Город, не знавший в своей биографии классического европейского и азиатского средневековья, подобно Петербургу, построенный с «чистого листа», исходя из своеобразия своего географического положения, экономического и геополитического статуса, оказался изначально обречен на мифологизацию своей исторической судьбы. Легенды и достоверные события в старом Оренбурге сосуществуют, образуя причудливый симбиоз, органично дополняя друг друга.

Феноменом Оренбурга является уникальная геоурбанистическая история, связанная с троекратной переменой места географического положения центра вновь образованной губернии во второй четверти XVIII, основанная на подлинных фактах, на разного рода аберрациях, диффамациях, легендах. Создается впечатление, что Оренбург, расположенный в центре степного Приуралья у места слияния Урала и Сакмары – своего рода город-кочевник, словно бы, воспринявший кочевой образ жизни аборигенных народов степи, он трижды, на сотни километров вдоль Яика-Урала менял свое пространственное местоположение, прежде чем перейти к «оседлости» и стать, столицей степного края.

Впервые Оренбургская крепость закладывалась 15 августа 1735 г. у места слияния рек Яик и Орь на территории современного г. Орска в Восточном Оренбуржье под руководством известного российского картографа, начальника Оренбургской экспедиции И.К. Кирилова. После его смерти 14 апреля 1737 г. Оренбургскую экспедицию возглавил выдающийся российский географ и историк В.Н. Татищев, настоявший на переносе главной крепости края значительно западнее к «Красной горе» (ныне – село Красногор Саракташского района Оренбургской области). Замысел В.Н. Татищева 1 августа 1741 г. реализовал новый начальник края В.А. Урусов. Но и эта попытка оказалась тщетной, площадка была непригодна для строительства большого города. Наконец, лишь 19 апреля (по старому стилю) 1743 г. под руководством И.И. Неплюева город успешно заложен на высоком правом берегу Яика-Урала на месте современного исторического центра Оренбурга [6] примерно в 300 км западнее первоначального места. «Трижды зачатый, единожды рожденный», по меткому выражению В.И. Даля [4], Оренбург в геоурбанистической и градостроительной истории России уникален. В ней нет аналогов подобного «путешествия» городов.

Географическая история поиска места для столицы новой губернии Российской Империи достаточно подробно изложена как в архивных документах, так и в научно-публицистической литературе [6, 9, 11]. В тоже время мотивация переноса «окна» в Азию основателями города, а также причины сохранения названия, утратившего историко-географическую актуальность, вплоть до последней закладки 1743 г., несмотря на изменение географического контекста, обросли легендами и мифами.

Редкий город мира, подобно Оренбургу, в происхождении своего урбонима имеет такой набор разнообразных и амбивалентных исторических фактов, легенд и мифов. Этимология его названия и в настоящее время остается до конца нераскрытой, представляет особый исследовательский интерес. И если вторая часть урбонима – «бург» понятна, в период увлеченности немецкой лексикой в названии поселений на новороссийских территориях (Петербург, Шлиссельбург), осмысливается в качестве «город-крепость», то первое слагаемое обладает неоднозначной трактовкой.

Исторические версии толкования этимологии слога «Орен», сформулированные за последние два с половиной века, сводятся к следующим положениям:

1) Название города производно от гидронима Орь (в переводе с тюркского – «ров, рукав реки») – левого притока реки Урал – Яик, связано с местоположением первой закладки центра новой губернии [6]. В пользу этой версии свидетельствует топонимический стереотип – многие города России, основанные на стрелке двух рек, получали названия от притока главной реки (Самара, Уфа, Омск, Тобольск, Томск). Кроме того, название города в официальных документах Российской Империи появляется задолго до реальной закладки города в устье Ори в мае – июне 1734 г., безусловно, И.К. Кирилов сформулировал название еще раньше, когда разрабатывал проект основания крупной крепости и торгового центра на юго-восточных рубежах России, выражая чаяния Петра Великого. Важно отметить, что известный историк и географ П.И. Рычков активный участник исторических событий XVIII века, соратник И.К. Кирилова, В.Н. Татищева и И.И. Неплюева настаивал именно на этой версии [12].

2) Известный Оренбургский историк, краевед и лингвист В.В. Дорофеев обосновывал другую версию этимологии, считая, что название города производно от немецкого «oor» («ухо»), поскольку именно эта версия соответствует правилам немецкого словообразования и может подходить для сторожевой крепости на степном рубеже империи [6].

3) Реже, в основном в журналистских версиях, встречается интерпретация урбонима от латинского «orientis» («восток»), в значении пограничного города на восточных рубежах России, восточного «окна» Империи;

4) Одна из современных этнических версий происхождения названия Оренбурга от казахского «орын» («место»), явно основана на вторичном переосмысленииурбонима и случайных созвучьях. Дословно в переводе с казахского «Орынбор» означает «место мела». Месторождений мела не имелось на территориях, где во второй четверти XVIII в. основывали город.

Каждая из приведенных версий противоречива. Даже наиболее обоснованная с историко-географической точки зрения гипотеза П.И. Рычкова содержит ряд «недосказанностей». Дело в том, что в XVII – нач. XVIII в. в «Книге Большому чертежу» и других географических источниках современная река Орь именовалась не «Орь» или «Ора», как на географических картах второй половины XVIII – XIX вв., а «Вора» и восходила к индоевропейской, а не тюркской основе, образована по той же схеме, что и названия рек Ворскла, Воронеж и т.д. И.К. Кирилов безусловно знал об этом обстоятельстве, зачем он изменил название реки, нам не ясно. Сам И.К. Кирилов не считал необходимым как-либо комментировать урбоним Оренбург. Реальные цели и задачи основания Оренбурга тщательно скрывались до строительства в середине XVIII века Оренбургской пограничной крепостной линии. Да и сама Оренбургская экспедиция во внешних источниках называлась «Известной экспедицией» или «Известной комиссией».

Версия В.В. Дорофеева безусловно соответствует правилам немецкой топонимии, но если согласится с аргументами автора, то Оренбург окажется единственным населенным пунктом в мире за всю историю человечества, носившим название «город-ухо». Для главной крепости края скорее более уместны названия отражающие статус, функции: «голова» или «дозор». Вместе с тем, В.В. Дорофеев, вероятно, прав, определяя обе части урбонима в качестве производных от немецких слов. Европейская топонимия в Новое время была очень тесно связана с геральдикой. Название крепости и герб всегда взаимосвязаны. В «Привилегии» Оренбургу, подписанной Анной Иоановной, помимо названия, даровался герб, изображенный герольдмейстером Императорской академии наук И.С. Бенкенштейном: увенчанный короной одноглавый орел сидит, раскинув крылья на вершине «горы каменной». В XIX – XX вв. этот первый герб Оренбурга использовался в качестве официального символа Орска. Немецкое «ørn» – «орел», в сочетании с «burg», в русской транскрипции первой половины XVIII в. будет близко по звучанию урбониму Оренбург [2]. Большинство участников Оренбургской экспедиции, также как и те, кто наряду с Анной Иоановной подписали «Привилегию» – Остерман, Ягужинский, Черкасский, являлись убежденными масонами. Двойные смыслы, скрытые символы, синкретические названия соответствуют духу и идеям модного тогда духовного течения. «Орлиная крепость» или «крепость – орел» подходящее название для города, какой по мнению его основателей должен стать форпостом России на пути в «полуденную Азию» и распространить влияние Империи вплоть до Индии.

Столь же удивительна амбивалентная легенда о причинах переименования в 1938 Оренбурга в Чкалов и возвращении исторического названия городу в 1957 году. Почти два десятилетия областной центр носил имя великого советского аэронавта, летчика-испытателя, культового героя страны в предвоенные годы, несмотря на тот факт, что В.П. Чкалов не имел никакого отношения к Оренбургу и никогда здесь не бывал. За отсутствием достоверных данных, мотивация принятия решения о переименовании Оренбурга, приобрела мифологическую коннотацию. Экскурсоводы тиражируют легенду о полетах В.П. Чкалова над Оренбургом. Во время этих пролетов аэронавт, якобы, произнес сакраментальную фразу: «… Какой прекрасный город», – повлиявшую на присвоение Оренбургу имя В.П. Чкалова. Реальная внутриполитическая ситуация более тривиальна. В 1934 г. Оренбургская область выделена из Средневолжского края, имперское звучание названий города и области в сочетании с явно немецкой формой основы урбонима Оренбург диссонировало с новым топонимическим нарративом Советского Союза. К 1938 году имена «Великих Вождей» – Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина избыточно «растеклись» по карте страны. Оренбург с населением в 170 тыс. человек не соответствовал масштабу этих личностей. Ни один из этих «вождей» не посещал Оренбург. Назвать город и область именем одного из руководителей страны из ближайшего окружения Сталина в ситуации высокой ротации кадров было крайне рискованно. И.В. Сталин очень ревниво и подозрительно относился к инициативе присвоения имен ближайших соратников тем или иным населенным пунктам. Относительно безопасной выглядела идея присвоить Оренбургу имя уже умершего «советского героя». Гибель В.П. Чкалова 15 декабря 1938 г. окончательно определила выбор. После недельных согласований с центральными партийными органами в Оренбурге и других городах области, обком ВКП(б) инициировал обращение в Президиум Верховного Совета СССР. В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1938 года за подписью М.И. Калинина «О переименовании города Оренбурга в город Чкалов и Оренбургской области в Чкаловскую область» сообщалось следующее: «Удовлетворить просьбу трудящихся, партийных, советских, профсоюзных, комсомольских, колхозных и других общественных организаций, авиационных и других воинских частей Оренбургской области о переименовании города Оренбурга в город Чкалов и Оренбургской области в Чкаловскую область». Вероятно, провинциальный областной центр в большей мере соответствовал представлениям партийных руководителей о масштабе личности В.П. Чкалова, чем небольшие города Борисоглебск, Серпухов и др. прямо связанные с жизнью и деятельностью летчика. Переименование произошло столь быстро в конце 1938 г., что никто и не задумался об абсолютном несоответствии мемориального урбонима и объекта.

Возвращение городу исторического названия в 1957 г. произошло столь же стремительно. Согласно официальной версии – опять-таки с письменного обращения жителей города и области. Подобная самоорганизация инициативных граждан на местном уровне по столь значимому вопросу, также, как и быстрое удовлетворение просьбы, руководством страны, вызывает сомнение. Новая «топонимическая волна» переименований второй половины 50-х годов, очевидно, стала следствием искоренения «культа личности», имя любимца И.В. Сталина вызывало неприятные ассоциации у новых руководителей партии и правительства. Любопытна легенда, связанная с установкой в городе памятника В.П. Чкалову в 1953 г. незадолго до смерти «Вождя Народов». Первоначально монумент воздвигнут на площади Курского вокзала в Москве. По сведениям современников, скульптура выдающегося аэронавта не понравилась Сталину. Короткая фраза вождя: «…Не похож», – стала руководством к действию по демонтажу памятника и переносу в город, носящий имя Чкалова. Таким образом, по случайному стечению обстоятельств замечательное творение скульптора И.А. Менделевича оказалось в Оренбурге. Сегодня бронзовая 6-ти метровая статуя В.П. Чкалова, человека никак не связанного с Оренбуржьем, является главной скульптурной доминантой города, сформировав парадоксальный компонент в архитектонике монументального ландшафта. В последующие годы территория бульвара у памятника В.П. Чкалову стала культовым, вернакулярным местом города, где назначаются встречи и свидания, производится фото и видеосъемка свадебных церемоний, начинаются парады и шествия. Увековеченный в бронзе основоположник испытательного пилотирования авиационной техники, никогда не бывший в Оренбурге, стал предвестником авиационно-космического бэкграунда области, прежде всего, высшего авиационного училища, подготовившего 250 героев и дважды героев Великой Отечественной войны, первых летчиков-испытателей реактивных самолетов, первого космонавта мира – Юрия Гагарина и еще 3-х выпускников покоривших космические просторы.

В городском и ментальном пространстве Оренбурга встречаются и другие парадоксы. Например, топоним города, по одной из версий, происходящий от названия реки Орь, никак не связан с гидронимами рек окрестностей современного Оренбурга. Беспрецедентна история с переименованием реки Яик в Урал после Пугачевского бунта. Многие улицы Оренбурга названы в честь известных людей, не проживавших и никогда не бывавших в городе. В тоже время, нет улиц, названных в честь не менее выдающихся личностей, живших и не раз бывавших в Оренбурге, внесших заметный вклад в культурное и социально-экономическое развитие города: И.К. Кирилов, В.Н. Татищев, П.И. Рычков, К.Д. Ушинский, В.Г. Короленко, М.Ф. Зеленко, Н.М. Пржевальский, Я.В. Виткевич и др. Одной из странностей Оренбурга является избегание устанавливать памятники выдающимся деятелям на улицах, названных в их честь (В.И. Ленин, В.П. Чкалов, А.С. Пушкин, М.М. Джалиль и др.). Избыточно скупо в экспозициях музеев и топонимии отражен образ Е.И. Пугачева, в отличие от его сподвижника Салавата Юлаева в Башкортостане. Создается впечатление, что историческая память оренбуржцев не только избирательна, но и селективна – наслоение многочисленных стрессов от реорганизаций и реформ XX – нач. XXI в. сформировали своеобразное абберативное мировоззрение «эпохи перемен»…

Многие оренбуржцы хорошо знают слова и мелодию неофициального гимна города «Оренбургский пуховый платок» Г.Ф. Пономаренко и В.Ф. Бокова, но мало кто может воспроизвести мелодию и текст официального «заказного» гимна Д.Ф. Тухманова и Ю.С. Энтина.

Оренбург – город с необычной административной судьбой. Он три раза закладывался, дважды переименовывался, четырежды становился губернским (областным) центром и трижды – уездным. C 1920 года по 1925 год Оренбург наделяется самым высоким административным статусом в своей истории как столица одного из самых крупных по площади административно-территориальных образований будущего СССР – Киргиз­Кайсакской (Казахской) АССР в составе РСФСР [15]. В современной историографии Казахстана, Оренбург представлен первой столицей казахской государственности.

Получение столичного ранга также как и последующее его лишение, вследствие переноса столицы и почти десятилетнее пребывание Оренбурга на нижней ступени административной иерархии городов (районный центр) представляет собой неясный и сложно раскрываемый замысел траектории административно-территориального планирования. Вероятно, внушительный масштаб города и, прежде всего, численность «пролетариата» определила выбор «столичности», а возникшие сложности управления гигантской территорией с северо-западной окраины ареала обитания казахов, политика «коренизации», а также национальный фактор, стали причиной ее переноса.

Своеобразной особенностью Оренбурга является рельефно выраженная чересполосица взлетов и спадов социально-экономического развития. Небывало высокие темпы роста приходятся на конец ХIХ и в начале ХХ века. К 1913 году Оренбург становится самый крупным и экономически значимым городом на всем пространстве Российской империи за Волгой. В 20-30 годы город резко теряет импульс развития и его заметно опережают региональные столицы Урала и Сибири. Существенный социальный и экономический рост 60-80-х годов, сменяется спадом 90-х.

Как утверждал Конфуций, символы правят миром [1]. Оренбург – город символов. Здесь проходит символическая граница Европы и Азии и Оренбург, располагаясь на рубеже европейской и азиатской России, является центром региона, символизирующим географический центр Евразии, через него проходят не только товарные, но и культурные, цивилизационные потоки двух континентов.

Оренбургский пуховый платок – не меркнущий, традиционный символ Оренбурга уникальный и непревзойденный по качеству титульный товар города и региона. Современный символ города – это фирменный знак компании «Газпром» и горящий факел у газоперерабатывающего комплекса, где вырабатывается топливо мировой индустрии, откуда по газопроводам течет «кровь» глобальной экономики.

Наряду с мифологией быта и нравов жителей города, живописно представленных в книге Г.М. Десяткова «Легенды старого Оренбурга» [5] множество преданий связано с жизнью и деятельностью известных людей. Среди них легенда о знаменитом художнике-передвижнике академике Петербургской Академии Художеств Лукиане Попове в течение всего лета, повсюду ходившего босиком и от этого, по его словам, «черпавшим энергию» для своего творчества. Заметный след в городском фольклоре оставили и причуды губернаторов Нового времени. Г.С. Волконский, будучи уже в возрасте, отличался отменным здоровьем и даже в холодное время года не носил теплой одежды. Борьбу с коррупцией проводил оригинальным способом – перед отчетами чиновников заставлял их божиться в том, что в их деятельности нет коррупционной составляющей, либо честно признаться в своих прегрешениях [7]. Н.А. Крыжановский практиковал неожиданные проверки в образовательных учреждениях, лично экзаменовал учащихся и выставлял оценки. Бывали и случаи неожиданных ночных посещений губернатором общежитий с целью проверки чистоты постельного белья.

Пребывание А.С. Пушкина в Оренбурге в связи со сборами материалов к «Истории Пугачева» и историческому роману «Капитанская дочка» в сентябре 1833 года также обросло легендами и мифами. Приезд поэта в пригород Оренбурга поселок Берды в сопровождении В.И. Даля и беседа со свидетельницей крестьянской войны И.А. Бунтовой, имели неожиданные последствия. Из воспоминаний В.И. Даля казаки на другой же день снарядили подводу в Оренбург, привезли старуху Бунтову, роковой червонец, подаренный ей Пушкиным, и донесли: «Вчера-де приезжал какой-то чужой господин, приметами: собой невелик, волос черный, кудрявый, лицом смуглый, и подбивал под «пугачевщину» и дарил золотом; должен быть антихрист, потому что вместо ногтей на пальцах когти». Пушкин много тому смеялся [3]. Расспросы А.С. Пушкина о событиях Пугачевского бунта коренных жителей Оренбурга, визиты к чиновникам, кропотливое изучение архивных документов породили слух о тайной миссии по неофициальной проверке доносов. Многие чиновники среднего звена отнеслись к поэту настороженно и на всякий случай пытались его «задобрить». История пребывания А.С. Пушкина в Оренбурге, живо и образно пересказанная Н.В. Гоголю, послужила одним из прообразов сюжетной линии «Ревизора».

Интересна легенда, связанная с пребыванием на гастролях в Оренбурге Ф.И. Шаляпина. На сцене драматического театра молодой певец получил возможность исполнить главную партию в присутствии будущего императора Николая II, отметившего прекрасное выступление и большой талант высокого баса. Так подмостки провинциального театра обеспечили стремительный успех оперного певца.

Ритм экономической и культурной жизни, евразийский ландшафт города, сформировали его особый, неповторимый колорит. Именно здесь пространство Европы и Азии объединены городской инфраструктурой Оренбурга воедино. Река Урал, до Пугачевского бунта носившая название Яик, в трудах большинства российских географов, начиная с В.Н. Татищева и П.И. Рычкова [12], считавшаяся наряду с Уральским хребтом, естественным рубежом Европы и Азии, не столько разделяет Оренбург на азиатскую («бухарскую») и европейскую части, а скорее соединяет два континента. Оренбург символизирует собой не просто «ключ и врата Азии», своеобразный культурно-исторический мост, пожалуй, город предстает фрактальным образом всей России, отражающим европейское начало, азиатский колорит, противоречивость исторической судьбы. Оказавшись в Оренбурге, отчетливо понимаешь, насколько велика и многолика Россия, насколько проницаемы границы пространства и времени. Оренбург является воплощением образа Евразии, опровергая известную сентенцию Киплинга «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись» [10], соединяя два цивилизационных потока, где христианские храмы города мирно соседствуют с многочисленными мусульманскими мечетями, медресе, караван-сараями. Не случайно, Оренбургский регион географически является центром Северной Евразии. Такое смешение культур, традиций, обычаев разных народов, сформировавших благодатную почву для этнического мифотворчества, народных преданий, легенд и сказаний исключительно привлекательно для развития туризма и рекреации. На современном этапе развития внутреннего туризма в регионе наиболее эффективно используется туристский потенциал ядер рекреационного каркаса: Бузулукский бор, Ириклинское водохранилище, Соленые озера Соль-Илецка, Тюльганские леса и Кувандыкские горы. Они представляют собой с учетом природно-климатических факторов пять зон приоритетного развития туризма и рекреации Оренбуржья. Областной центр, благодаря своему центральному местоположению и развитой транспортной инфраструктуре, является узловым элементом регионального туристского каркаса. Развитие туристской легенды города Оренбурга на базе вышеизложенных вербальных артефактов имеет большие перспективы при условии комплексного подхода, позволяющего выйти на новый качественный уровень развития туристско-рекреационного комплекса всего региона. 

Статья подготовлена в рамках темы «Степи России: ландшафтно-экологические основы устойчивого развития, обоснование природоподобных технологий в условиях природных и антропогенных изменений окружающей среды» (№ ГР АААА-А17-117012610022-5). 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Афоризмы. Древний мир. Античность / Сост. А.П. Кондрашов. М.: «РИПОЛ КЛАССИК», 1999. 512 с.
  2. Богданов С.В. Этимология топонима Оренбург // Оренбург вчера, сегодня, завтра: исторический и социокультурный опыт. Оренбург: печатный Дом «Димур», 2003. С.50-52.
  3. Даль В.И. Воспоминания о Пушкине // Пушкин в воспоминаниях современников. Т. 2 С. 686-701.
  4. Даль В.И. Серенькая // Даль Владимир Иванович. Оренбургский край в художественных произведениях писателя / сост. А.Г. Прокофьева. Оренбург: Оренб. кн. изд-во, 2001. С. 92-111.
  5. Десятков Г. М. Легенды старого Оренбурга. Калуга: Золотая аллея, 1994. 253с.
  6. Дорофеев В.В. Над Уралом-рекой. Челябинск: Юж.-Урал. кн. изд-во, 1988. 272 с.
  7. Записки генерал-майора Ивана Васильевича Чернова / Труды Оренбургской ученой архивной комиссии. Вып. XVIII. Оренбург: Паровая типо-лит. «Т-ва. Дела Каримов, Хусаинов и Ко», 1907. 224с.
  8. Зырянов А.И. Географическое поле туристского кластера // Географический вестник. 2012. № С. 96-98.
  9. История Оренбуржья: Учебное пособие / Сост. Л.И. Футорянский. Оренбург: Оренб. кн. изд-во, 1996. 351с.
  10. Киплинг Р. Баллада о Востоке и Западе. М.: Изд-во «Азбука», 2008. 304 с.
  11. Оренбург – 260. (1743-2003). Оренбург: Печатный Дом «Димур», 2003. 400 с.
  12. Топография Оренбургская, то есть обстоятельное описание Оренбургской губернии, сочиненное коллежским советником и Императорской академии наук корреспондентом Петром Рычковым / Под ред. С.В.Богданова. Оренбург: Печатный Дом «Димур», 2012. 432 с.
  13. Чибилёв А.А. (мл.) Позиционирование природного и историко-культурного наследия охраняемых природных территорий Оренбургской области в рамках устойчивого социально-экономического развития региона // Вестник ОГУ. 2007. № С. 183-189.
  14. Чибилёв А.А. (мл.) Рациональное использование природных ресурсов охраняемых территорий (на примере Оренбургской области): Автореф. дис. … канд. эконом. наук: 08.00.05. Оренбург, 2003. 18 с.
  15. Чибилёв А.А. (мл.), Семенов Е.А. Очерки экономической географии Оренбургского края. Т. I. Екатеринбург: ООО «УЦАО», 2014. - 182 с.
  16. Чибилёв А.А., Мелешкин Д.С., Чибилев А.А. (мл.) Туристические маршруты Оренбургской области: сводный путеводитель. Оренбург: ООО «Союз-Реклама». 2008. 98 с.
  17. Ширинкин П.С. Туристское легендирование как метод использования символических средств и ресурсов в развитии гуманитарного потенциала территории // Философские науки. 2016. № С. 103-112.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!