СТЕПНОЙ ЭРОЗИОННЫЙ РЕЛЬЕФ НА ПЛАТО ПУСТЫНИ УСТЮРТ 

STEPPE EROSION RELIEF ON THE DESERT PLATEAU USTYURT 

В.П. Чичагов

V.P. Chichagov 

Институт географии РАН (Россия, 119017, Москва, Старомонетный пер., 29) 

Institute of Geography RAS (Russia, 119017, Moscow, Staromonetny per., 29)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В рельефе пустыни – плато Устюрт сохранился реликтовый эрозионный рельеф степного происхождения. Он представлен фрагментами речных долин и балками. Возраст эрозионного рельефа частично поздне-плиоценовый, частично конец позднего палеолита – ашель-мустье (160-100 тыс. л.н.).

In a desert relief – a plateau Ustyurt has remained a relic erosive relief of a steppe origin. It is presented by fragments of river valleys and beams. Age of an erosive relief partially late-pliotsene, partially the end of a late paleolite – ashel-mustie (160-100 thousand b.p.). 

Поверхность пустыни Устюрт представляет типичный дефляционно-денудационный пенеплен, сформированный по кровле плато. Однако, в его пределах обнаружены следы речной сети и эрозионные формы явно не пустынного облика и генезиса. По мере проведения широких коллективных комплексных исследований в 20-90-е годы прошлого века становилось ясно, что Устюрт представляет собой далеко не такую идеальную, практически горизонтальную равнину, как представлялось нашим предшественникам [3, 6]. Выяснилось, что мифические горные сооружения здесь отсутствуют, а Устюрт представляет плато. Это очень устойчивое в геоморфологическом отношении образование практически со всех сторон окаймлено близкими к вертикальным, а местами нависающими склонами, стенами, обрывами, окаймленными узкими солончаковыми бессточными впадинами – предчинковыми желобами выдувания. На отдельных участках поверхность плато опускается на 50-70 м, на других поднимается до 340-370 м. Поверхность плато полностью бронирована сарматскими ракушечно-оолитовыми известняками и достаточно полно отражает его (плато) характер тектонического строения. Изменения высот связаны с продолжающимися и в наши дни орогеническими движениями, причем пологие увалы отвечают скрытым под ними антеклизам платформенного чехла, а понижения соответствуют синеклизам, под которыми палеозойский фундамент скрыт на глубине 2-4 км.

В строении поверхности Устюрта принимают участие четыре пояса поднятий: Северо-Устюртский, Центральный, (поднимающийся к мысу Актумсык на Аральском море), главный – Музбельско-Карабаурский (на продолжении Мангышлакского Каратау), а также Южно-Устюртский. Пояса чередуются с тремя прогибами: северным с впадинами Асмантай-Матай, Сам и Каратюлей, в строении которого солончаковые впадины разделены массивами эоловых песков; средний с впадиной Барса-Кельмес и южный с впадиной Ассаке-Аудан. Эти поднятия и впадины контролируют залегание грунтовых вод, приуроченных большей частью к зоне контакта миоценовых песков и олигоценовых глин. Об этом упоминал А.Л. Яншин [5]. Внешне простой структуре соответствует сложный современный рельеф. Дело в том, что на обширных площадях значительные толщи отложений уничтожены дефляционной денудацией и современная поверхность плато не соответствует их первичному уровню, а «поверхность антиклинальных увалов и осевых частей прогибов изъязвлена и переуглублена солончаковыми котловинами. Первоначально в их образовании в известняках ведущую роль играл карст, а в нижележащей толще – солончаково-эоловые процессы» [2, с. 331-332]. Проявление последних здесь выражается в том, что наиболее крупные продукты пустынной денудации, преимущественно песчинки, перенесены преобладающими ветрами на юго-западные склоны впадин и создали в каждой из них по массиву эоловых песков. Исключением, по данным Ю.М. Клейнера и В.В. Шолохова, является песчаный аллювий плиоценовой реки, стекавшей с Урала [1]. Для Устюрта характерна сеть долинообразных, слепых понижений протяженностью в десятки километров и лишенных аллювия. Скорее всего эти формы заложены во влажную степную эпоху, были углублены дефляцией в засушливые этапы и имеют смешанное аллювиально-дефляционное происхождение. Как показал Б.А. Федорович, во многих местах поверхность Устюрта расчленена крупными, но чрезвычайно пологими древними ложбинами с замкнутыми циркообразными верховьями. Такие ложбины имеют ширину от 1 до 8 км при длине от 2-3 до 30 км и совершенно лишены современных русел, хотя их относительные глубины доходят до 29 и даже до 40 м. Но на значительных пространствах поверхность Устюрта настолько плоска и мало расчленена эрозией, а иногда и лишена ее, что даже при значительном уклоне во многих районах сохраняет кажущимися идеальную равнинность. Эрозионная сеть здесь почти полностью отсутствует и воздействий эоловых процессов на плоские пространства здесь в настоящее время практически нет. Дело в том, что поверхность Устюрта бронирована сарматскими известняками. На поверхности поднятых участков под влиянием усиленной инсоляции и испарения здесь происходит образование гипса, который замещает известняки на глубину до 2 м, причем в гипсах обычно сохраняется структура известняка с включенными в него остатками раковин, зерен оолита и т.д. Благодаря этому на поверхности Устюрта образуется слой белого туфовидного гипса – «бозынгена» [2, с. 11]. Это образование чрезвычайно устойчиво, оно не размывается и не выдувается ветрами еще и потому, что поверхность пустыни сложена преимущественно суглинками, которые уплотнены гипсом, но и сами достаточно пористы. Эта пористость суглинков и известняков вызывает быстрое и полное впитывание атмосферных осадков и талых вод. Вместе с цементацией суглинков гипсом это вызывает «почти полное отсутствие современной гидрографической сети во многих районах Устюрта» [2, с. 12]. Однако на других участках, сложенных мергелями и мергелистыми известняками, эрозия проявлялась в прошлом и создавала глубокие, большую часть года сухие, долины и балки с протяженностью более 100 км. «Развитие их происходило в основном в плиоценовый период и в относительно влажную хазарскую эпоху средне-четвертичного времени; там, где эрозия дошла до глин, она теперь идет достаточно интенсивно» [там же].

Современная интенсивная дефляция выпахивает в окраинных частях Устюрта крупные котловины. Так, Североустюртская мульда благодаря интенсивной дефляции распалась на серию глубоких дефляционных впадин с массивами эоловых песков преимущественно на подветренных юго-восточных бортах. При этом даже наиболее глубокие дефляционные впадины Устюрта, например, Карынярык с глубиной 412 м, выдуваются в современную эпоху с аридным климатом очень медленно, с ориентировочной скоростью по Б.А. Федоровичу менее 0,5 мм в год. В отличие от современной эпохи в прошлом дефляция была намного интенсивнее. Именно ей был создан впервые изученный Н.И. Андрусовым геоморфологический ландшафт столовых возвышенностей и останцовых гор Устюрта, сформированный исключительно ветром. В процесс формирования этого ландшафта была удалена 30-40-метровая толща поверхностных отложений, причем без участия поверхностных проточных вод в связи с крайне высокой фильтрационной способностью этих пористых осадков. Приведенные данные позволяют судить о том, что современному аридному рельефообразованию с мощным, повсеместным проявлением дефляционной денудации предшествовала, или, скорее, предшествовали более влажные эпохи с большим обводнением. Археологическими исследованиями установлено, что в течение плейстоцена и голоцена плато пережило эпохи увлажнения, создававшие благоприятную палеоэкологическую среду для обитания человека [4]. В эпохи, характеризовавшиеся экстрааридными условиями, близким к современным, «необычайная пластичность экономики способствовала выработке форм ведения хозяйства, позволявших человеку экономически адаптироваться» даже в самой неблагоприятной природной среде. Древнейший этап заселения Устюрта во время заключительных стадий нижнего палеолита (ашель-мустье) приблизительно 160-100 тыс. л.н. характеризовался природной средой, благоприятной для расселения древнего человека. В начале и последней трети позднего плейстоцена условия жизни древнего человека заметно ухудшаются, после чего в мезолитическую и неолитическую эпохи происходит снова улучшение ландшафтно-климатических условий. Большая часть изученных местонахождений этого возраста В.Н. Ягодиным приурочена к внутренним частям Устюрта и только отдельные – охотничьи стойбища к окраинным. Во внутренних частях плато стоянки древнего человека приурочены к неглубоким котловинам, долинообразным понижениям, периферии солончаков и песчаных массивов. Все мезо-неолитические местонахождения расположены на высотах 100 и 120-130 м. «Климат той эпохи был более влажным, « существовали более или менее постоянные источники воды, озера, ручьи, питавшиеся поверхностными и межпластовыми водами. Можно предположить более высокий уровень стояния этих вод и более слабую их минерализацию… основой хозяйственной деятельности мезо-неолитического населения Устюрта была охота» [4, с. 191-192]. Вслед за этой, благоприятной для жизни человека эпохой, последовали более засушливые эпохи: бронзы, сменившая ее эпоха раннего железа, а затем и позднего железа. Приведенные данные о смене климатических условий Устюрта начиная с раннего палеолита свидетельствуют о наиболее благоприятном для жизни древнего человека мезо-неолитическом времени. Возможно были и другие, более короткие периоды увлажнения. Здесь намечены лишь основные этапы освоения Устюрта, начиная с эпохи раннего палеолита, многое еще предстоит изучить. Из археологических материалов следует, что на протяжении 160 тыс. лет воздействие человека на природу Устюрта волнообразно усиливалось, менялись способы освоения природных ресурсов, способы добычи пресной воды в условиях изолированного плато, прокладывались новые пути, как через плато, так и в его обход. Особенно важной была дорога на древний, богатый Хорезм и через него в Индию. Остается множество частных, но весьма важных для человека вопросов. В частности остается открытым вопрос о времени сооружения серии глубоких (до 60 м) колодцев в сарматских известняках, которые были созданы еще в домонгольское время, скорее всего в железный век, и были разрушены в монгольское. 

Работа выполнена по теме ГЗ 01201352491, Гос. рег. № 0148-2014-0016. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Клейнер Ю.М. , Шолохов В.В. Новые данные о водных отложениях и роли эрозии в формировании рельефа Устюрта // Вестник МГУ. Сер. 5. География. 1966. № 2. С. 39-48.
  2. Федорович Б.А. Об основных процессах рельефообразования Турана / Б.А. Федорович. Динамика и закономерности формирования рельефа пустынь. М.: Наука, 1983. С. 5-31.
  3. Чичагов В.П. Первые результаты изучения природы Устюрта экспедицией Ф.Ф. Берга и Э.А. Эверсмана в 1826 г. // Астраханский вестник экологического образования. 2017. № 4. С. 10-16.
  4. Ягодин В.Н. К истории заселения и освоения плато Устюрт по данным археологии // Природа, почвы и проблемы освоения пустыни Устюрт. Пущино, 1984. С. 189-197.
  5. Яншин А.Л. Геология Северного Приаралья / МОИП. Материалы к познанию геол. строения СССР. Нов. Сер. отд. геол. Вып.15 (19). М.: Изд-во МОИП, 1953. 671 с.
  6. Яншин А.Л., Гольденберг Л.А. Первое геолого-географическое исследование Устюрта / Труды Комплексной Южной геологической экспедиции АН СССР. Т. М.: Изд-во АН СССР, 1954. С. 413-441.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!