Печать
Категория: Материалы VIII Симпозиума (2018 год)
Просмотров: 140

ЛАНДШАФТНОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ КАК ПРОГРАММА ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЧУЙСКОЙ МЕЖГОРНОЙ КОТЛОВИНЫ (РЕСПУБЛИКА АЛТАЙ) 

LANDSCAPE PLANNING AS A PROGRAM OF ECOLOGICAL-ECONOMIC DEVELOPMENT OF THE CHUYA INTERMONTANE DEPRESSION (ALTAI REPUBLIC) 

А.В. Шитов

A.V. Shitov 

Горно-Алтайский государственный университет (Россия, 649000, г. Горно-Алтайск ул. Ленкина, 1)

Gorno-Altaisk State University, Gorno-Altaisk (Russia, 649000, Gorno-Altaisk, Lenkin Str. 1)

 

Рассмотрены природные условия степных и полупустынных ландшафтов Чуйской межгорной котловины, места расположения памятников историко-культурного наследия. На основании проведенного ландшафтного планирования территории предложены мероприятия по эколого-экономическому развитию территории.

Natural conditions of steppe and semi-desert landscapes of Chuya intermountain depression, sites of historical and cultural heritage are considered. Based on the landscape planning of the territory proposed activities for the ecological and economic development of the territory. 

В Кош-Агачском районе Республики Алтай было проведено ландшафтное планирование территории района и Чуйской межгорной котловины, позволившее показать перспективы развития территории, базируясь на анализе комплекса природных условий, памятников историко-культурного наследия, особенностей и перспектив социально-экономического развития [1, 2]. Ландшафтное планирование территории района включало 4 этапа: 1) инвентаризационный (сбор и обобщение информации о природной среде, социально-экономических условиях, структуре и особенностях землепользования территории); 2) оценочный (оценивание природных условий, характера и степени использования земель в категориях значения и чувствительности); 3) разработку целевых концепций использования для отдельных природных сред; 4) создание интегрированной целевой концепции землепользования – схемы функционального зонирования территории.

Работы производились на основе ландшафтной карты Кош-Агачского района (масштаба 1:300000) [6]. Каждый из уточненных выделов согласовывался с содержанием имеющихся тематических карт; все множество характеристик было упорядочено в факторную систему и закодировано; для каждой типологической единицы составлено подробное описание компонентов, включая показатели их использования, степени и характера антропогенной нарушенности, значения, чувствительности и т.д. В итоге была создана ландшафтная ГИС, визуализация базы данных которой позволяет строить новые карты разного тематического содержания, а весь объем информации, накопленный в базе данных, можно использовать на всех этапах работы и в полной мере учитывать вплоть до принятия планировочных решений. Описанная схема работы применима для решения различных задач природопользования в других природных условиях и социально-экономических ситуациях [3].

На этапе оценки природных условий использовались данные по биотопам, почвам, климату, гидрологии, ландшафтам. На основе ландшафтной карты района производилась оценка в трехбалльной шкале по значимости и чувствительности для каждого контура, исходя из вышеприведенных характеристик.

Чуйская котловина вытянута с юго-востока на северо-запад, ее наибольшая ширина составляет 40 км. Река Чуя делит ее на две части: северную – меньшую, прижатую к Курайскому хребту, и южную – большую, доходящую на юге до Южно-Чуйского и Сайлюгемского хребтов, обе половины имеют слабый наклон к реке.

Климат исследуемой территории резко континентальный. Континентальный воздух со стороны Монголии приносит с собой холодную сухую и ясную погоду. Летом действует Азиатский минимум, нередко сюда проникает арктический воздух. Наибольшая продолжительность солнечного сияния характерна для полупустынных межгорно-котловинных ландшафтов (в Кош-Агаче 2634 ч/год) [5]. Прямая радиация поступает непосредственно от солнца, годовой ее показатель равен 87 ккал/см2. Рассеянная радиация поступает со всего небесного свода и составляет 52 ккал/см2. Средние годовые значения суммарной радиации составляют более 130 ккал/см2. Годовая сумма радиационного баланса на данной территории равна 36,9 ккал/см2.

В Чуйской котловине в январе средняя температура варьирует от -28 до -32 °С [5]. Столь низкие температуры обусловлены тем, что над территорией располагается отрог западной ветви Сибирского антициклона. Формируется радиационная инверсия температур при господстве штиля. Охлажденный воздух стекает со склонов и заполняет межгорные котловины. В районе Чуйской котловины на протяжении всей зимы с ноября до конца марта, на склонах теплее, чем на днищах котловин. Наибольшее количество осадков выпадает в теплый период года, до 80-90% годовой суммы. В среднем в Кош-Агаче осадков выпадает 110 мм/год. Летом в горах часто бывают снегопады. На наветренных склонах хребтов количество осадков 1000 мм и более. В Чуйской котловине часто годовая сумма осадков составляет 110-120 мм, нередко она бывает менее 100 мм. Маломощный снежный покров (10-15 см) способствует сильному промерзанию почвы и сохранению островов многолетней мерзлоты.

Река Чуя в Чуйской долине характеризуется низкой удельной водоносностью, что объясняется загороженностью хребтами Чуйской котловины от проникновения влагоносных ветров.

Чуйскую котловину слагают пролювиально-аллювиальные отложения, которые характеризуются плохой сортированностью, совместной щебнистостью, каменистостью и присутствием большого количества галечникового материала. Их мощность может достигать нескольких десятков метров, окраска различная – от палевой, белесой до пестрой. По пониженным участкам котловины пролювиально-аллювиальные отложения более влажные, оглеенные, с сизыми и ржавыми пятнами. Они часто засолены, тип засоления хлоридно-содовый, сульфатно-содовый, сульфатный, степень засоления от слабой до сильной. На пролювиально-аллювиальных породах сформировались светло-каштановые и каштановые почвы, на оглеенных и засоленных – горные лугово-каштановые, луговые и лугово-болотные (незасоленные и засоленные) почвы, солончаки.

Среди горных каштановых почв, занимающих основное пространство Чуйской котловины, различаются темно-каштановые, каштановые, светло-каштановые и каштановые слаборазвитые [4]. Преобладают среди них светло-каштановые. Темно-каштановые почвы располагаются вблизи гор под мелкотравными злаковыми степями, светло-каштановые почвы – на равнинных участках под опустыненными степями, другие разновидности занимают менее значительные площади. Все горные каштановые почвы весьма маловлагоемки. Водопроницаемость верхних мелкоземистых горизонтов относительно низкая, особенно у сильнокаменистых почв. Реакция почвенного раствора в верхних горизонтах нейтральная или слабощелочная, вниз по профилю почв она становится все более щелочной.

Плодородие горных каштановых почв различное: наибольшим отличаются темно-каштановые почвы, наименьшим светло-каштановые слабосмытые. В пониженных участках Чуйской котловины, межгорных понижениях и долинах рек сформировадись горные лугово-каштановые почвы – в основном маломощные, со слабо дифференцированным профилем, каменистые и защебненные. Гранулометрический состав различен – от песчаного до глинистого. В глинистых и тяжелосуглинистых разновидностях преобладают пылевая и иловатая фракции, в легкосуглинистых – песчаная и пылеватая, реже гравелистая. В зависимости от содержания гумуса эти почвы подразделяются на темные и светлые (последние преобладают). Содержание гумуса в темных почвах значительно выше (до 8%), чем в светлых (3,5%). Реакция почвенного раствора в верхнем горизонте обычно нейтральная (рН 6,8), а в карбонатных и засоленных разностях – от слабощелочной до щелочной. У всех почв отмечается подщелачивание почвенного раствора вниз по профилю. Горные лугово-каштановые почвы часто засолены: солончаковые с поверхности (иногда с глубины 6-17 см), солончаковатые с глубины 30-35 см. Степень засоления солончаковых почв от слабой до сильной (типы засоления – сульфатный, хлоридно-содовый, сульфатно-содовый, содово-сульфатный, сульфатно-хлоридный и хлоридно-сульфатный с участием соды), солончаковых – слабая (тип засоления хлоридно-содовый). Наиболее токсичны содовое и хлоридное засоления.

Встречаются как естественно-засоленные, так и вторично-засоленные почвы. В одних местах наблюдается возрастание количества легкорастворимых солей вниз по профилю, в других – уменьшение. Преобладание солей в верхних горизонтах свидетельствует о прогрессирующем засолении почв, особенно орошаемых, при поливе которых не всегда соблюдаются поливные нормы. Таким образом, горные лугово-каштановые почвы обладают различным естественным плодородием: наибольшим темные, наименьшим солончаковые.

На равнинных участках котловины со светло-каштановыми почвами распространены опустыненные степи. В неглубоких понижениях развиваются солончаковые степи, а по крутым склонам – каменистые. По окраинам котловины и шлейфам гор опустыненные степи переходят в настоящие мелкодерновинно-злаковые. Луговые формации представлены подлинными злаково-осочковыми лугами, развивающихся на наледном режиме, орошаемые лугами, созданными искусственно на месте степей.

Большинство почв Чуйской полупустыни, сформировавшихся в суровых, крайне неблагоприятных природно-климатических условиях, непригодно для выращивания сельскохозяйственных культур без применения специальных мероприятий по их улучшению (орошение, осушение, уборка камней и т. д.). Кроме того, сотни гектаров почв засолены естественным путем или вследствие негативного антропогенного воздействия, что требует познания механизмов процесса засоления для разработки методов борьбы с ним.

На территории Кош-Агачского района расположено несколько крупных месторождений полезных ископаемых, находящихся в местах обитания краснокнижных животных. При проектировании и разработке данных месторождений следует учесть проведение специализированных работ по минимизации воздействия на миграцию этих видов животных. При проведении трассы газопровода «Алтай» необходимо учитывать коридоры миграции редких и краснокнижных животных, расположение памятников историко-культурного наследия.

На территории Чуйской межгорной котловины расположено большое количество мест историко-культурного наследия различных эпох: от скифского до настоящего времени. Размещение хозяйствующих объектов надо производить с учетом мест расположения этнокультурного наследия, снижать давление туристско-рекреационной отрасли на данные памятники.

Таким образом, в рамках реализации целевой концепции территориального развития и минимизации конфликтов природопользования, выявленных в процессе ландшафтного планирования Кош-Агачского района [2], для территории Чуйской межгорной котловины необходимо выполнение целого ряда мероприятий.

В первую очередь, здесь актуально осуществление общих программных мероприятий, формирование и реализация таких программных действий может иметь разные уровни, включая и финансирование: местный, районный, республиканский, федеральный уровни.

В целом, в будущем целесообразно сохранение существующего природопользования сельскохозяйственного направления, с учетом экологических ограничений по количеству единиц скота на определенную площадь для предотвращения почвенной и растительной дегрессии. На участках засоления почв необходимы мероприятия по промывке засоленных почв, посеву фитомелиорантов.

Необходимо утверждение в установленном порядке черты населенных пунктов района, мест коллективного отдыха, а также мест зимних и летних стоянок. В пределах данных участков предлагаемые мероприятия должны включать в себя санацию данных участков и выделение полигонов хранения твердых бытовых отходов.

Также необходимо утверждение программы развития туризма района, в которой необходимо показать на перспективу развитие районов туристско-рекреационной отрасли, оборудование стоянок, троп, мероприятий по снижению антропогенного давления на горно-долинные ландшафты. Также необходимо разработка мероприятий по разрешению конфликтов в пределах горно-долинных ландшафтов между развитием туризма и сельским хозяйством, развитием туризма и биоразнообразием. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Бабин В.Г. Ландшафтное планирование природного парка «Зона покоя Укок» (Республика Алтай) [Текст] / В.Г.Бабин, Ю.М. Семенов, А.В. Шитов и др. // География и природ ресурсы. 2011. № 3. С. 38-45.
  2. Бабин В.Г. Экологически ориентированное планирование землепользования в Алтайском регионе. Кош-Агачский район [Текст] / В.Г. Бабин, Ю.М. Семенов, Н.А. Кочеева и др. / Рос. акад. наук, Сиб. отд-ние, Институт географии им. В.Б. Сочавы; Горно-алтайский гос. ун-т. Новосибирск: Академическое изд-во «Гео», 2013. 131 с.
  3. Бабин В.Г. и др. Использование инструмента ландшафтного планирования в целях устойчивого развития (на примере Кош-Агачского района Республики Алтай) [Текст] / В.Г. Бабин, Ю.М. Семенов, Г. Шмаудер, А.В. Шитов, А.И. Минаев, М.Г. Сухова, Н.А. Кочеева, О.В. Журавлева, А. Хоппенштедт, Ш. Хайланд, Д. Хокема, А. Май, А.В. Каранин // Экосистемы Центральной Азии: исследования, сохранение, рациональное использование: Материалы XI Убсунурского Междунар. симпоз. (3-8 июля 2012 г., Кызыл). Кызыл, 2012. С.348-351.
  4. Маринин А.М., Самойлова Г.С. Физическая география Горного Алтая [Текст]. Барнаул: Изд. БГПИ, 1987. 110 с.
  5. Модина Т.Д., Сухова М.Г. Климат и агроклиматические ресурсы Алтая [Текст]. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2007. 180 с.
  6. Самойлова Г.С. Ландшафтная карта Кош-Агачского района Республики Алтай. М 1:300 000 [Электронная версия] // Оценка местообитаний некоторых ключевых видов млекопитающих в Алтае-Хангае-Саянском регионе с помощью специализированной геоинформационной системы. М.: Рос. представительство WWF, 2005.