АГРОЛАНДШАФТЫ ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ: НЕГАТИВНЫЕ СВОЙСТВА И ПУТИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ 

AGROLANDSCAPES OF THE ORENBURG REGION: NEGATIVE PROPERTIES AND WAYS OF THEIR OVERCOMING 

Е.П. Яковлева

E.P. Yakovleva 

Федеральный научный центр кормопроизводства и агроэкологии имени В.Р. Вильямса (Россия, 141055, Московская обл., г. Лобня) 

Federal Williams Research Center of forage production and agroecology (Russia, 141055, Moscow Region, Lobnya)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Представлены результаты агроландшафтно-экологического районирования Оренбургской области, негативные процессы и причины их возникновения. Намечены основные направления оптимизации агроландшафтов, использования, сохранения и улучшения сельскохозяйственных земель Оренбургской области.

Results of agrolandscape-ecological zoning Orenburg region, negative processes and the causes of their occurrence are presented. The main directions of agrolandscapes optimization, use, preservation and improvement of agricultural lands Orenburg region are outlined. 

Нами выполнено агроландшафтно-экологическое районирование восьми экономических районов, в т.ч. Уральского, в состав которого входит Оренбургская область. Общая площадь области составляет 12370,2 тыс. га, 87,4% из которых занимают сельскохозяйственные угодья: пашня 6115,2 тыс. га, сенокосы 698,5 тыс. га, пастбища 3980,6 тыс. га (данные на 01.01.2016 г.) [9]. Традиционно сельское хозяйство области специализируется на производстве продукции земледелия. Так, по производству озимой и яровой ржи область занимает 3 место в РФ, гречихи – 4, проса – 5 место. Животноводство представлено продукцией молочно-мясного скотоводства, свиноводства, яичного и мясного птицеводства и овцеводства. В 2015 г. по размеру стада крупного рогатого скота Оренбургская область вышла на 5 место в РФ.

Территория области расположена в 3 природных зонах – лесостепной, степной и сухостепной, 5 провинциях и 7 округах. Ниже приводится краткое описание 3-х основных округов.

Бугульминско-Стерлитамакский округ возвышенных эрозионных пластовых ландшафтов. Преобладает увалистый рельеф; встречается грядово-увалистый, пологоувалистый, останцово-грядовый; редко волнистый и плоский. Для всего округа характерны балки и овраги. В почвенном покрове перемежаются черноземы остаточно-карбонатные, выщелоченные, типичные, обыкновенные. Для округа характерна густая речная сеть, главная река Белая. Леса, главным образом широколиственные и мелколиственные или смешанные, занимают 8,2% территории округа. Пахотные земли в структуре земельных угодий округа занимают 60%, пастбища – 22%, сенокосы 3,6%.

Пастбища расположены главным образом по склонам и днищам балок. Преобладают сбитые и сильно сбитые типчаковые и узколистномятликовые травостои. Распространены каменистые луговые степи с участием ковылей в травостоях. В южной части округа повышается ксерофитность травостоев, злаки вытесняются степным разнотравьем. Основные сенокосные площади находятся в поймах рек. Так, в поймах рек Белой, Демы и др. в прирусловых полосах расположены самые высокоурожайные и высококачественные травостои с кострецом, пыреем, лисохвостом. Но наибольшие площади в поймах средних и малых рек занимают остепненные травостои, чаще используемые под выпас. Оценка экологического состояния пашни признана напряженно-тяжелой, ПКУ – напряженной [12].

Кинель-Токский округ возвышенных эрозионных пластовых ландшафтов. Рельеф увалистый, реже холмисто-увалистый; в южной части встречается крупногрядовый, а на юго-западе пологоволнистый и плоский; развита овражно-балочная сеть. В почвенном покрове преобладают черноземы обыкновенные, меньше распространены черноземы остаточно-карбонатные и бескарбонатные, еще меньше черноземов выщелоченных и оподзоленных. В западной части округа встречаются массивы боровых песков. Округ богат реками. Здесь берет начало р. Самара и множество ее правых притоков. Леса занимают 6,9% территории округа, в основном это байрачные мелколиственно-широколиственные леса. Распаханность составляет 58,4%, пастбища занимают 24,3%, сенокосы – 3,6%.

Преобладают сбитые пастбища, расположенные по крутым склонам увалов, холмов, по склонам балок, поскольку все выположенные элементы рельефа распаханы. В травостоях преобладают типчак, мятлики, астрагалы, полынок и др. Широко распространены петрофитные варианты пастбищных травостоев. Сенокосы встречаются по днищам балок с высоким уровнем грунтовых вод, в поймах рек. Экологическое состояние пашни в округе – тяжело-кризисное, сенокосов и пастбищ – удовлетворительное.

Самаро-Уральский округ возвышенных эрозионных пластовых ландшафтов. Рельеф крупногрядовый, увалистый, холмисто-увалистый, с балками и оврагами. В почвенном покрове господствуют черноземы южные. Главная река – Урал с многочисленными притоками. Леса встречаются редко, в основном это участки байрачных дубово-мелколиственных и мелколиственных лесов. Половина территории округа (49,4%) распахана, пастбищами занято 30,7%, сенокосами 6%.

Пастбищные угодья расположены главным образом по склонам и каменисто-щебнистым верхушкам холмов, по балкам. Травостои сбитые типчаковые и полынковые с участием сухостепного разнотравья как по пологим, так и по крутым склонам. Значительные площади занимают комплексы этих травостоев с солонцеватыми и солонцовыми группировками. В восточной части доминируют каменистые степи на неполноразвитых щебнистых черноземах. Основные сенокосные массивы расположены в поймах Урала и Илека. Здесь сосредоточены крупнозлаковые и злаковые более или менее галофитные луга с довольно высокими (около 20 ц/га) урожаями сена. Экологическое состояние пашни в округе разнится от напряженного до кризисного, ПКУ – удовлетворительное.

Приведенное выше краткое описание округов показывает, что Оренбургская область обладает богатейшими почвами – черноземами, занимающими около 85% почвенного покрова области, однако экологическая оценка этих земель свидетельствует о весьма неблагополучном их состоянии. Сельское хозяйство Оренбургской области традиционно специализируется на зерноводческо-животноводческом направлении. Но в последние десятилетия здесь увеличивается площадь зернового клина и снижается роль животноводства. Так, с 2005 по 2015 годы поголовье крупного рогатого скота уменьшилось с 667,8 до 596,6 тыс. голов. В эти же годы посевные площади под зерновыми и зернобобовыми культурами увеличились с 2658,0 до 2739,9 тыс. га. Одновременно доля многолетних трав в севооборотах сократилась с 442,7 до 339,0 тыс. га, однолетних трав с 249,3 до 230,6 тыс. га [9]. Такая смена специализации негативно сказывается на почвах. Увеличение площадей под зерновыми культурами способствует истощению черноземов. К этому же приводит недостаток минеральных и органических удобрений, объемы внесения которых ежегодно снижаются. Наблюдается устойчивая тенденция дегумификации пахотных земель. Баланс гумуса в пахотном слое на территории области – отрицательный, более 0,5 т/га [4].

Несколько лучше обстоит дело с природными кормовыми угодьями, которые занимают более трети всей территории области – пастбища 32,2%, сенокосы 5,6%. Сам факт наличия значительных площадей ПКУ положительно сказывается на состоянии агроландшафтов в целом и на пахотных землях в частности. Выполняя средостабилизирующую и природоохранную функции, ПКУ способствуют сохранению биологического разнообразия видов растений и животных, присущего данным природным ландшафтам, в том числе положительно влияют на состояние пахотных земель. Этому есть подтверждение и в самой Оренбургской области. В западной (большей) части области, где преобладают пашни, их экологическое состояние оценивается как напряженное, тяжелое, кризисное [12].

В восточной (меньшей) части области, где больше развито животноводство, где преобладают пастбища, экологическое состояние пашни удовлетворительное (округа Медногорско-Карталыкский, Домбровско-Тобольский). Это связано с большей долей многолетних и однолетних трав в севооборотах, с большими объемами органики, вносимой на поля. Состояние самих пастбищ в этих округах хорошее, местами напряженное; на остальной территории области – удовлетворительно-напряженное. Там, где сворачивается деятельность животноводческих предприятий, происходит рост количества скота у населения. Это приводит к тому, что вокруг населенных пунктов состояние пастбищ кризисное.

Антропогенное воздействие иногда оказывает большее влияние на развитие негативных процессов на сельскохозяйственных угодьях, чем климатические и природные факторы, снижая качество этих угодий.

Наибольшую угрозу для сельскохозяйственных угодий в Оренбургской области представляют процессы эрозии и дефляции почв (доля эродированных и дефлированных земель превышает критические значения). Широкому распространению этих процессов положило начало освоение целинных земель в середине прошлого века. В настоящее время увеличение в севооборотах посевов зерновых и технических культур и снижение доли многолетних трав приводит к усилению воздействия на почву тяжелой сельхозтехники, разрушающей структуру верхнего слоя, делающей почву более уязвимой перед эрозией, как водной, так и ветровой.

Наиболее распространена эрозия (в т. ч. овражная) в междуречье Самары и Урала. Всего в Оренбургской области оврагами занято 22759 га. Характерны овраги для всех районов области, но в Акбулакском, Саракташском, Александровском, Северном их площади превышают 1000 га; в Соль-Илецком – 1763 га [4]. Известно, что каждый растущий овраг, в среднем за 20 лет, увеличивается в длину на 21 м, а по площади – на 0,39 га. Получается, что каждый гектар оврагов выводит из использования в среднем за 20 лет 3,5 га плодородной земли [2]. Можно представить, учитывая приведенные выше площади оврагов, сколько земель исключено из использования и сколько будет утрачено, если не принимать мер против эрозии.

Кроме того в Оренбургской области имеют место процессы засоления и солонцеватости. Особенно они распространены на пастбищах. Каменистость, как негативный фактор, наиболее развита в предгорьях южной оконечности Уральского хребта, и так же в большей степени характерна для пастбищ. Меньшее негативное воздействие на земельные угодья оказывает зарастание кустарником, но и оно стало прогрессировать в последние десятилетия в связи с ликвидацией многих животноводческих ферм и снижением пастбищных нагрузок на прилежащих пастбищах.

Планирование мероприятий по оптимизации агроландшафтов Оренбургской области должно быть в первую очередь направлено на пресечение процессов деградации почв, на восстановление плодородия черноземов. Снижение содержания в почве гумуса только на 1% приводит к снижению урожайности сельскохозяйственных культур на 0,5 ц/га зерновых единиц [1]. Поэтому, разрабатывая структуру посевных площадей и севооборотов, необходимо учитывать содержание гумуса и питательных веществ на полях и распределять сельскохозяйственные культуры соответственно этим показателям. Расчет доз органических и минеральных удобрений производить не только на планируемую урожайность, но делать прибавку на воспроизводство почвенного плодородия. С целью предотвращения дегумификации черноземов долю многолетних трав в севооборотах необходимо увеличить до 30-40%. Наличие в севообороте двух полей с клевером практически обеспечивает положительный баланс по азоту. Кроме того, почвозащитная роль многолетних трав проявляется уже в первый год использования, прекращая смыв почв [3, 6-8].

Реализацию комплекса фитомелиоративных мероприятий по предотвращению эрозии и дефляции следует начинать с вывода из пашни эродированных и дефлированных земель и их залужения, организации почвозащитных севооборотов на эрозионноопасных землях, залесения приовражных территорий с целью прекращения роста оврагов.

Важную роль в оптимизации агроландшафтов играют рациональное использование и улучшение пастбищ. Такие низкозатратные мероприятия как внедрение пастбищеоборотов с определением допустимых нагрузок, очередности стравливания участков, сроков пастьбы скота; снижение пастбищной нагрузки и подсев трав на сбитых угодьях, возвращение в эксплуатацию брошенных участков позволят в короткие сроки повысить производительность пастбищ[5, 10-11].

Как на пахотных землях, так и на пастбищных и сенокосных угодьях необходимо проведение агротехнических и гидротехнических мероприятий по регулированию солевого и солонцового процессов. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Бобовникова Т.Ю. Совершенствование контроля сохранности плодородия земель сельскохозяйственного назначения // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2017. № 6.
  2. Илюшина Т.В., Сизов А.П., Яковлев А.С. Особенности ведения кадастрового учета и определение современных тенденций совершенствования почвеннозащитных технологий // Использование и охрана природных ресурсов в России. 2013. № 6 (132).
  3. История науки. Леонтий Григорьевич Раменский / В.М. Косолапов, И.А. Трофимов, Л.С. Трофимова, Е.П. Яковлева. М.: Россельхозакадемия, 2011. 27 с.
  4. Национальный атлас почв Российской Федерации. М.: Астрель: АСТ, 2011. 632 с.
  5. Оценка опустынивания земель России Трофимов И.А., Шамсутдинов З.Ш., Орловский Н.С., Трофимова Л.С., Яковлева Е.П., Шамсутдинова Э.З. // Кормопроизводство. 2010. № 7. С. 3-6.
  6. Пестряков А.М. Приемы антропогенного регулирования плодородия почв // Почвоведение – продовольственной и экологической безопасности страны: материалы докл. VII съезда Общества почвоведов им. В.В. Докучаева, Белгород, 15-22 авг. 2016. ч. I.
  7. Повышение продуктивности и устойчивости агроландшафтов Центрального экономического района Российской Федерации. Рекомендации / А.С. Шпаков, И.А. Трофимов, А.А. Кутузова, Т.М. Лебедева, Е.П. Яковлева, Л.С.Трофимова, Д.М. Тебердиев, А.А. Зотов, К.Н. Привалова, В.А. Кулаков, А.В. Родионова, Е.Е. Проворная, Н.В. Жезмер, А.В. Седов, Д.Н. Лебедев, Е.В. Клименко, Н.И. Георгиади, О.А. Гетьман. Москва, 2005. 63 с.
  8. Рекомендации по созданию продуктивных и устойчивых агроландшафтов / А. С. Шпаков, И.А. Трофимов, А.А. Кутузова, А.А. Зотов, Г.Д. Харьков, Т.В. Прологова, Д.М. Тебердиев, Л.С. Трофимова, Т.М. Лебедева, Е.П. Яковлева, Г.В. Благовещенский, В.Д. Штырхунов. М.: Россельхозакадемия, 2003. 44 с.
  9. Статистический ежегодник Оренбургской области. 2016: Стат. сб. / Оренбургстат. 065. Оренбург, 2016. 514 с.
  10. Трофимов И.А., Трофимова Л.С., Яковлева Е.П. «Тихий Кризис» Агроландшафтов Центрального Черноземья // Земледелие. 2014. № 1. С. 3-6.
  11. Трофимов И.А., Трофимова Л.С., Яковлева Е.П. Агроландшафтно-экологическое районирование кормовых угодий Волго-Вятского природно-экономического района России // Аграрная наука Евро-Северо-Востока. 2013. № 2 (33). С. 39-42.
  12. Эколого-географическая карта Российской Федерации. М 1 : 4000000. Географический ф-т МГУ, 1996. Роскартография, 1996.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!