Печать
Категория: Материалы VIII Симпозиума (2018 год)
Просмотров: 142

ЗАЩИТНОЕ ЛЕСОРАЗВЕДЕНИЕ В СТЕПНОЙ ЗОНЕ: 70 ЛЕТ «ПЛАНУ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ПРИРОДЫ» 

PROTECTIVE FOREST IN THE STEPPE ZONE: 70 YEARS FOR «THE PLAN FOR NATURE TRANSFORMATION» 

К.Н. Кулик

K.N. Kulik 

Федеральное государственное бюджетное научное учреждение

«Федеральный научный центр агроэкологии, комплексных мелиораций и защитного лесоразведения Российской академии наук» (ФНЦ агроэкологии РАН)

(Россия, 400062, г. Волгоград, пр-т Университетский, 97) 

Federal State Budget Scientific Institution «Federal Scientific Centre of

Agroecology, Complex Melioration and Protective Afforestation of the Russian

Academy of Sciences» (FSC of Agroecology RAS)

(Russia, 400062, Volgograd, Pr. Universitetsky, 97)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Рассмотрены основные исторические этапы реализации Великого плана преобразования природы 1948-1953 гг. Показана роль такого крупномасштабного проекта для страны в целом и развития защитного лесоразведения в частности.

The paper considers the main historical stages of the implementation of the Great Plan for the Transformation of Nature 1948-1953. The role of such a large-scale project for the country as a whole and the development of protective afforestation in particular is shown. 

20 октября 1948 года было принято Постановление «О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоемов для обеспечения высоких и устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах европейской части СССР». В народе, этот документ и последовавшие за ним мероприятия переименовали в «Великий сталинский план преобразования природы».

Так что же это был за План? Почему он возник именно в то время? Каковы его последствия и что он принес нашей стране?

Наверное, только времена сталинского «большого скачка», в конце 40-х – начале 50-х годов XX века, когда страна пережила страшную войну и была пропитана патриотическими настроениями, желанием сделать жизнь советского народа лучше, оказались самыми подходящими для реализации такого масштабного проекта.

Возможно, «подсказку» для генерального направления дал нашим руководителям опыт Соединенных Штатов Америки, где в 1934 году президент Франклин Рузвельт инициировал проект создания ветрозащитного Лесного пояса Великих равнин (Great Plains Shelterbelt) протяженностью в 18 000 миль. Американцев подвигла на это серия катастрофических пыльных бурь, прошедшая между 1930 и 1940 годами в прериях США и Канады и вызванная сочетанием антропогенных (экстенсивное ведение сельского хозяйства, деградация почв) и природных (засухи) факторов. Регион, ставший их центром (западный Канзас, южный Колорадо, прилегающие части Техаса и Оклахомы, а также северная часть Нью-Мексико) в то время даже стали называть Пыльным котлом (Dust Bowl). В ходе реализации этого проекта к 1942 году было посажено 220 миллионов деревьев, протянувшихся на 29 900 км (18 600 миль) в зоне шириной около 161 км (100 миль) от Канады до реки Бразос [5]. Сейчас никто точно не скажет насколько «впечатлили» масштабы лесомелиоративных работ в буржуазной Америке руководство Советского Союза, однако факт остается фактом: через десятилетие в Советской России начнется реализация еще более масштабного плана по облесению засушливых районов страны.

Справедливости ради, следует отметить, что и в нашей стране предпосылками к реализации Плана преобразования природы послужила череда засух и, как следствие, неурожаев и голода 1946-1947 гг. В это время лесное дело в нашей стране не стояло на месте. К началу 1930-х годов уже были выработаны аргументы в защиту лесов, которые опирались на концепцию русского почвоведа В.В. Докучаева, разработанную им в ходе изучения причин голода 1891 г. и доказывавшую значение лесов для сохранения полноводности русских рек. Утверждая, что обезлесение больших пространств Русской равнины ведет к обмелению рек и грозит провалом планов по строительству гидроэлектростанций, советские лесоводы сумели приобрести поддержку в высших эшелонах власти. Однако внутренние и внешние обстоятельства (голод и холодная война) способствовали тому, что хорошая инициатива была раздута до невообразимых масштабов. Правительство почти в четыре раза увеличило первоначальные задания по лесопосадкам и развернуло широкую идеологическую кампанию, призванную показать превосходство социализма над капиталистическим Западом в решении экологических проблем. «Сталинский план преобразования природы» стал кульминацией лесоохранной политики СССР. Перед страной была поставлена амбициозная цель – изменить климат юга Европейской России путем создания многокилометровых лесных полос, которые преградят дорогу горячим ветрам из Средней Азии. Провозглашалось, что только такая прогрессивная страна, как Советский Союз, способна мобилизовать свой народ на службу науке и решить столь грандиозные задачи [3, 4].

Центральное место в Плане занимало полезащитное лесоразведение и орошение. Было принято решение о строительстве гигантских волжских гидроэлектростанций, Главного Туркменского, Южно-Украинского, Северо-Крымского и Волго-Донского каналов. Обводнение и орошение сухих степей юга, полупустынь и пустынь Прикаспия, в свою очередь должно было облегчить создание лесонасаждений в засушливых районах.

Проект, рассчитанный на период 1949-1965 гг., предусматривал создание 8 крупных государственных лесных полос в степных и лесостепных районах общей протяженностью 5320 км, расположенных вдоль пойм и водоразделов крупных рек [1, 2]:

Кроме того, планировалось создать сеть полезащитных лесных насаждений, охватывающих территорию до 120 млн га. Для предотвращения процессов опустынивания было запланировано облесение и закрепление песков в степных и полупустынных районах, после чего, эту территорию возможно было трансформировать в пастбищные угодья с созданием травостоя из засухоустойчивых культур. Всего за 15 лет планировалось построить свыше 44 тыс. прудов и водоемов, 5 гигантских оросительных систем, способных залить 28 млн га суши. Общая мощность построенных в рамках Плана гидроэлектростанций составила 4 млн кВт. Куйбышевская (ныне Жигулевская) и Сталинградская (ныне Волжская) ГЭС на период строительства были крупнейшими по мощности ГЭС в мире.

Масштабы работ поражают воображение. Если представить себе планируемые к созданию лесонасаждения растянутыми вдоль экватора, то они опояшут земной шар сплошной лентой шириной в 3 км [4].

В сельском хозяйстве стали широко внедрять травопольную систему земледелия, разработанную В.В. Докучаевым, П.А. Костычевым и В.Р. Вильямсом. Согласно этой системе, часть пашни в севооборотах засевалась многолетними бобовыми и мятликовыми травами. Травы служили кормовой базой животноводства и естественным средством восстановления плодородия почв. Повсеместно внедряли более прогрессивные методы обработки полей: применялись черные пары, зябь и лущение стерни, внесение органических и минеральных удобрений, посев отборных семян высокоурожайных сортов, приспособленных к местным условиям [2, 3].

Принцип адаптивности к местным условиям, однако, миновал лесное хозяйство. Так, культуры дуба создавали преимущественно желудями, поставленными из Белоруссии и западных областей Украины. Некоторые участки культур на плакоре созданы желудями, собранными в пойменных лесах. Отрицательную роль при создании насаждений сыграли и так называемые покровные посевы зерновых сельскохозяйственных культур по только что созданным культурам дуба гнездовым методом. А ведь этот метод в первые два года с начала выполнения Плана считали основным при создании культур дуба. Под покровом интенсивно потребляющих влагу злаков снабжение влагой молодых дубков значительно ухудшилось, жизнеспособность их была низкой. Отрицательное влияние покровных посевов продолжало сказываться и в последующие годы: растения отставали в росте, происходил их интенсивный отпад [1].

В итоге, с 1948 по 1953 год в стране посадили 2,3 млн га леса, в 2,5 раза больше, чем за предыдущие 250 лет, но из них к 1956 году сохранилось в виде полноценных деревьев только 4,3%.

Со смертью Сталина в 1953 году, План, рассчитанный до 1965 года, реализован так и не был – программу свернули. Лесные полосы начали вырубать, несколько тысяч прудов и водоемов были заброшены, созданные лесозащитные станции ликвидированы. Новое руководство стран во главе с Н.С. Хрущёвым взяло новый курс развития страны в сторону освоения целины. Уже в 1954 году было принято Постановление «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель», согласно которому намечалось распахать в Казахстане, Сибири, Поволжье, на Урале и в других районах страны не менее 43 млн га целинных и залежных земель.

Первым пострадал Казахстан, на территории которого, согласно Постановлению, необходимо было освоить 6,4 млн га новых земель. Для этого со всего Союза в Казахстан прибыло свыше 300 тыс. механизаторов, организовано 90 новых зерновых совхозов. Только весной 1954 года было вспахано 1,5 млн га целинных и залежных земель. Последствия не заставили себя ждать. В 1962-1963 годах миллионы тонн вспаханной в Казахстане почвы были подняты в воздух сильным ветром – начались страшные пыльные бури. Вследствие неурожая в стране разразился продовольственный кризис. Продав 600 тонн золота из резервов, СССР, впервые после войны, закупил за границей около 13 млн тонн хлеба.

При этом, в период очередной сильной засухи в 1967 году, было отмечено, что меньше всего пострадали районы с хорошо устроенной системой лесных полос, которые защитили поля, снизив скорость губительных ветров.

После этого было решено возобновить мероприятия по созданию искусственных лесных насаждений, но их масштабы были несравнимы с началом 1950-х годов. В 1980-е годы посадка леса проводилась в размере 30 тыс. га в год. Начиная с этого времени, отрасль защитного лесоразведения и лесной охраны вступает в фазу глубокого упадка. С 1985 года работы по расширению и модернизации лесопосадок были прекращены. Доля полезащитных лесных полос в структуре создаваемых насаждений к 1991 году сократилась до 11,2%. В 1995 году на землях сельскохозяйственного назначения было высажено лишь 19,8 тыс. га полезащитных лесных полос, после 1995 года объем ежегодной высадки составлял около 2 тыс. га. Начиная с 1996 г. эти работы были практически приостановлены. В настоящее время состояние насаждений, которые создавались в 50-70-е годы прошлого века (их возраст 40-60 лет) почти повсеместно неудовлетворительное. Они находятся в деградированном состоянии, повреждены пожарами, болезнями и вредителями, несанкционированными рубками. В 2006 году большинство таких полос были выведены из структуры Министерства сельского хозяйства и оказались бесхозными. Истинные причины столь быстрого сворачивания огромной сферы государственной деятельности остались неизвестны даже специалистам.

Рассматривая роль и значение Великого сталинского плана преобразования природы, в первую очередь нельзя не отметить морально-политическое единство советского народа, сплоченного вокруг правящей партии, которого так не хватает современным россиянам с учетом вновь возникающих внешних вызовов. С другой стороны, советскому руководству были свойственны откровенные перекосы и «гигантизм» в процессах взаимодействия с природой, которые ни в коем случае не должны повториться в будущем.

Что же касается непосредственно лесного наследия, то его функциональное значение вышло далеко за рамки первоначальных задач. Государственные лесополосы стали каркасом всей системы защитных лесных насаждений и вместе с другими видами насаждений способствовали качественному изменению ландшафта – преобразованию из агроландшафта в агролесоландшафт с вытекающими благоприятными изменениями микроклимата. Под влиянием гослесополос за 30-летний период существенно поднялся уровень грунтовых вод. Убедительно доказано положительное почвопреобразующее воздействие насаждений, которое заключается в улучшении водно-физических свойств почвы, накоплении гумуса, рассолении и рассолонцевании почвы, что обеспечит более благоприятные условия роста последующего поколения леса. В созданных насаждениях намного возросла численность видов фауны, акклиматизированы новые виды растений. Лесные полосы являются источником мелкотоварной древесины [1]. И, наконец, создание защитных лесных полос – это огромный эксперимент с многочисленным ассортиментом пород (около 60) и типов культур, который представляет неоценимый научный интерес и позволяет правильно решать многие проблемы степного лесоразведения. За более чем полувековой период с начала воплощения в жизнь Плана преобразования природы в первую очередь сама природа осуществила дифференциацию насаждений по их составу и состоянию. Нам осталось не так уж и много – наблюдать, изучать и претворять в жизнь, на благо нынешнего и будущих поколений. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Агролесомелиорация / под ред. А.Л. Иванова, К.Н. Кулика. Волгоград: Изд-во ВНИАЛМИ, 2006. 746 с.
  2. Ковда В.А. Великий план преобразования природы. Изд-во АН СССР, 1952. 115 с.
  3. Сталинский план преобразования природы / Информ. сб. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.eco-blagodat.ru/zakon/
  4. Brain S. Song of the forest: Russian forestry and Stalinist environmentalism, 1905–1953. Pittsburgh: Univ. of Pittsburgh press, 2011. 232 p.
  5. Rayburn A.P., Schulte L.A. Landscape change in an agricultural watershed in the U.S. Midwest // Landscape and Urban Planning. 2009. № 93 (2). P. 132-141.