ТВОРЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ И РАЗВИТИЕ С.С. НЕУСТРУЕВЫМ УЧЕНИЯ В.М. ДЭВИСА О ЦИКЛАХ И СТАДИЯХ ДЕНУДАЦИИ

CREATIVE APPLICATION AND DEVELOPMENT OF S.S. NEUSTRUEV OF DOCTRINES W.M. DAVIS ABOUT DENUDATION CYCLES AND STAGES

В.П. Чичагов

V.P. Chichagov

Институт географии РАН

(Россия, 119017, Москва, Старомонетный пер., 29)

Institute of Geography, Russian Academy of Sciences

(Russia, 119017, Moscow, Staromonetny pereulok, 29)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Выдающийся российский географ и почвовед С.С. Неуструев применил учение В.М. Дэвиса о циклах денудации к эволюции формирования русских черноземов, развил и усложнил это учение.

The outstanding Russian geographer and soil scientist S.S. Neustruev has applied V.M. Devisa's doctrine about cycles denudation to evolution of formation Russian chernozems, has developed and has complicated this doctrine.

Выдающийся российский географ и почвовед, ученик В.В. Докучаева С.С. Неуструев оставил большой массив выдающихся научных работ. Подавляющее большинство из них имеет региональный характер, но при этом все они являются теоретическими. «Замечательной особенностью всех этих региональных работ является выдвижение в них – в каждой из них, а тем более в серии – новых теоретических идей, обычно взаимосвязанных и образующих в той или иной совокупности определенную и целостную теоретическую концепцию. Крайне важным было то, что такие идеи и концепции непосредственно вытекали из точно и всесторонне изложенного регионального фактического материала» – писал И.П. Герасимов [1. с. 326].

Геоморфологическое наследие С.С. Неуструева очень разнообразно. В нем содержится рассмотрение теоретических вопросов географии почв, геологических и почвенных процессов на аккумулятивных равнинах крупных рек Средней Азии, строение панцыря каменистых пустынь Туркестана, генезис песчаных пустынь Центральных Каракумов и бугристых песков Туркестана, генезис туркестанского лёсса и почвенная гипотеза происхождения лёсса, строение послетретичных отложений Сибири, зональность степей и пустынь, равнин и горных стран [5]. Крупным геоморфологическим достижением возвышается замечательная работа ученого о почвах и циклах эрозии, в которой

С.С. Неуструев применил учение В.М. Дэвиса о циклах денудации к эволюции формирования черноземов, развил и усложнил это учение. Напомним, термин «эрозия» западноевропейских ученых соответствует «денудации» российских. В 1922 г. была опубликована С.С. Неуструевым работа «Почвы и циклы эрозии» [5]. В ней ученый хотел «затронуть эволюцию почвы лишь в связи с эволюцией рельефа в периоде эрозионного цикла. В известные стадии этого цикла почвообразование встречает более или менее благоприятные для себя условия, приобретает тот или иной характер и позволяет говорить о той или иной стадии развития почвенных комбинаций» [5, с.142].

Начинает свою работу С.С. Неуструев с подробного анализа содержания известных представлений В.М. Дэвиса о географическом цикле [3]. При этом он ссылается на две ранние работы классика геоморфологии, написанные им в соавторстве с А. Рулем и с Г. Брауном. Эти статьи практически неизвестны современному читателю. Статья открывается словами: «В.М. Дэвис внес в географию плодотворную идею географических циклов. Эта идея, говоря коротко, заключается в том, что под действием верхних (экзогенных – В.Ч.) сил эволюция рельефа страны проходит через определенные стадии и завершается определенными результатами, если данный цикл не будет нарушен изменениями внешних условий, например, резкими поднятиями страны или изменениями климата. Стадии эволюции Дэвис характеризует терминами: молодость, зрелость. Можно различать циклы «нормальной» эрозии, ледниковой эрозии, абразии, пустынных явлений и вообще циклы эволюции отдельных географических явлений, в том числе и почвенных, на последние имеются намеки и у самого Дэвиса. Качественная сторона цикла зависит от природы данного явления и сил, на него действующих. Быстрота, или скорость эволюции зависит от тех же причин, например, от геологического строения и климата страны, а поэтому здесь дело не в абсолютном возрасте рельефа, а в относительном развитии его формы. Молодость, зрелость и старость формы рельефа земной поверхности выражаются в степени рассечения (расчленения – В.Ч.) рельефа (его «текстуре»), характере склонов, относительной высоте водоразделов, развития речных долин и степени сохранности первоначальных или исходных форм – «первичного» плато и «первичной» консеквентности долин и пр.» [5, с. 129-130]. С.С. Неуструев тут же замечает: «любопытно, что еще в 1892 г. В.В. Докучаев, говоря о характере рек Европейской России (и Украины) в частности), обозначает его терминами «младенчество», «юность» и «старость». Реки Украины он отличает, как «родившиеся старыми…» [5, с. 130].

С.С. Неуструев считал, что В.М. Дэвис пытался начертить схему последовательных изменений, если не почв, то «наносов» в соответствии с циклом эрозии. Для почвоведов особенно интересны тонкие, почвообразующие отложения, «мягкий» нанос. В стадию юности преобладает эрозионное расчленение, и он «энергично сносится». «По мере закругления склонов снос уменьшается. На склонах появляется тонкий по механическому составу нанос. Наконец, «падение» поверхности делается меньше и тем ослабляется сила сноса» [5, с. 131]. «Поэтому в стадии старости… на поверхности встречается глубокая тонковыветрелая почва» – писал В.М. Дэвис [3, с. 229]. С.С. Неуструев считал, что приведенное несколько схематическое представление основателя современной геоморфолгии «можно развить и усложнить».

«Влияние рельефа на почву чрезвычайно велико и разносторонне, так что всякая перемена в форме поверхности должна во многих отношениях отражаться на почвенном покрове. Эволюция рельефа в процессе географического цикла влечет за собой эволюцию почвенных комбинаций, определенный почвенный цикл не только в развитии тех или иных механических разностей в зависимости от характера пород, но также и в отношении того или иного водного режима при сохранении климатических условий status quo» [5, с. 131]. Далее ученый анализирует ряд ситуаций почвообразования в плане вышеизложенных представлений о географическом и почвенном циклах, на нескольких примерах изученных им почв, попытался применить схему В.М. Дэвиса и «несколько развить, придав ей реальное содержание» [5, с. 131].

В начале своего исследования С.С. Неуструев подробно анализирует строение первичных равнин. Прекрасно зная схему стадий развития рельефа В.М. Дэвиса, С.С. Неуструев применял ее (схему) для анализа рельефа первичных равнин, пользовался его терминами «консеквентный», «пенеплен», «молодость рельефа», «омоложенный». Исходным пунктом стадии ранней молодости эрозионного (в смысле денудационного) цикла является равнина с развитым на ней более «мягким» почвенным покровом, чем в во время «зрелого рассечения». По представлениям С.С. Неуструева начало формирования рельефа и почв первичной равнины относится к моменту ее выхода из под уровня моря. «Только что выступившая в результате поднятия из-под уровня моря равнина не имеет почти никаких вертикальных расчленений, за исключением незначительных котловин и ложбин, большей частью не обладающих заметной правильностью в расположении» [5, с. 131-132]. С.С. Неуструев внимательно разбирает роль рельефа осушенных равнин. «Эти котловины и ложбины явятся собирателями влаги, распространение которой будет, таким образом, неравномерно; среди равнины раскинутся озера, лиманы и кое-где потекут в консеквентных долинных первичные реки. Большая часть страны, если равнина не резко наклонна, окажется, однако, без стока; наряду с открытыми водоемами будут разбросаны западины с лучше увлажненными почвами по сравнению с соседними слабо, даже чуть-чуть возвышенными пространствами» [5, с. 132]. Первичные понижения со временем начинают заполняться детритусом, снесенным с окружающих повышений, покрываются растительностью, которая задерживает эоловую пыль и, добавим, песок. «Падины начинают выравниваться» [там же]. Поэтому почвенные «комбинации и комплексы» на первичных равнинах с одной стороны разнообразны и контрастны по составу и с другой сравнительно легко изменяются. «Молодость страны создает «молодой», неустойчивый характер почвенных комбинаций» [там же].

На примерах строения и распространения черноземов Западно-Сибирской равнины С.С. Неуструев показывает, что «лишь в частях равнины, ближайших у углубляющимся руслам, почвы испытывают заметное влияние дренажа и лучшего стока» [5, с. 134-135]. Он подчеркивает, что «более типичными формами чернозем обладает также на возвышенных и рассеченных местах Западно-Сибирской равнины. Здесь следует указать, что северо-западная часть Западной Сибири (до Иртыша) более низменна и потому менее «омоложена» после пережитых ею более древних циклов, поэтому прогресс расчленения еще очень слаб; в этом смысле, быть может, ее и называют «пенепленом» (Дэвис), т.е. характеризуют как образец стадии старости эрозионного цикла. По нашему мнению, правильнее считать, что Западно-Сибирская равнина находится в стадии ранней молодости, так как современный цикл начался с оживлением эрозии после последнего сухого периода. Но вследствие малой высоты над базисом эрозии ее расчленение идет медленно и первичная поверхность старого пенеплена, являющаяся исходной формой современного цикла, еще сохранила почти все свои черты» (курсив наш – В.Ч.) [2, с. 135].

И снова С.С. Неуструев обращает внимание на озерные ландшафты первичных равнин Южной России, отмечает распространение «блюдцев» и других западин рельефа, а вместе с ними и развитие «соответствующих комплексов почв». После обсуждение вопроса о равнинных и горных степях ученый приходит к важному выводу: «Итак, мы вправе ожидать нормального и полного развития почвенного типа и почвенных комбинаций лишь в стадии поздней юности и ранней зрелости эрозионного (т.е. денудационного – В.Ч.) цикла, когда влияние микрорельефа и избыточного увлажнения меньше по сравнению со стадией ранней молодости и когда имеют большое значение различные переходные разности с большей или меньшей степенью гидроморфности. Изначально или во время ранней молодости равнины степей обладали высокими грунтовыми водами…» [5, с. 137].

«Стадии полной или поздней зрелости эрозионного цикла (когда от изначальной раввины не остается и следа) снова не выявляет нормального почвенного покрова. В рельефе начинают преобладать склоны, получает огромное развитие смыв и перенос почв и обнаженных пород; мы приходим снова к большой пестроте почвенных комбинаций, но уже в зависимости от микрорельефа. «Климатический» тип уцелел лишь на остатках плато и пологих склонах» [5, с. 137].

Переходя к рассмотрению стадии старости, С.С. Неуструев замечает, что «примеров типично выраженных неомоложенных пенепленов мы с определенностью назвать не можем. Но в стадии старости должны вновь создаться благоприятные условия нормального развития почв по мере уменьшения резкости склонов и накопления мягких наносов. Может ли дойти дело снова до форм со значительной ролью микрорельефа? Этого можно ожидать в старости эрозионного цикла главным образом в условиях сухого климата, когда эоловым путем насыпаются толщи мягкого материала, а реки не в состоянии справиться с выносом; нормальная эрозионная сеть поэтому разрушается. Тогда вновь создаются условия для развития микрорельефа, но первоначально в условиях такого климата почообразование может быть сведено на нет и будут преобладать свежие речные и эоловые наносы; при изменения климата в сторону влажности начнется новый цикл» [5, с. 138]. С.С. Неуструев отмечает, что в стадиях развития почвенного покрова как бы наблюдается несоответствие со стадиями эрозионного цикла В.М. Дэвиса, но на примеры несоответствия указывал и сам Дэвис. С.С. Неуструев снова повторяет, что не в состоянии привести примера «бесспорного» пенеплена, как типичного представителя стадии старости, но рассматривает много примеров омоложенных пенепленов. Он высказывает мнение о том, что по мере развития эрозионного цикла, в результате снижения горных сооружений до равнины может изменяться и местный климат. Заканчивая рассмотрение связи учения В.М. Дэвиса с формированием черноземов, С.С. Неуструев пишет, «при географическом изучении почвенного покрова необходимо иметь в виду его историю и зависимость от стадии эрозионного цикла» [5, с. 140].

Приведенные данные свидетельствуют о творческом применении и некотором развитии С.С. Неуструевым геоморфологического учения основателя современной геоморфологии В.М. Дэвиса к решению основных вопросов почвоведения, связанных с эволюцией русских черноземов.

С.С. Неуструев был учеником и талантливым последователем В.В. Докучаева. Как и другие «докучаевцы», С.С. Неуструев многократно обращал внимание на формирование почв в заполнявшихся наносами озерных котловинах. Это было показано выше. Вспоминаются представления другого ученика В.В. Докучаева Г.Н. Высоцкого, который настолько большое значение в почвообразовании придавал этим формам, что ввел специальный термин «потускулы» для их обозначения. За прошедший век с тех пор многие почвоведы успешно развили эти представления. Но это тема специального изучения.

Работа выполнена по теме ГЗ 01201352491, Гос. рег. № 0148-2014-0016.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Герасимов И.П. Сергей Семенович Неуструев: жизнь, деятельность, вклад в науку. В кн.: С.С.Неуструев. Генезис и география почв. М.: Наука. 1979. С. 319-327.
  2. Докучаев В.В. К вопросу о переоценке земель Европейской и Азиатской России. С классификацией почв. СПб. 1898. 163 с.
  3. Дэвис В.М. Географический цикл. В кн.: В.М. Дэвис. Географические очерки. М.ИЛ. 1962. С. 7-25. Перевод с: (Первичная публикация: Geographical Journal, 1899. P.481-504).
  4. Неуструев С.С. Генезис и география почв. М.: Наука. 1979. 327 с.
  5. Неуструев С.С. Почвы и циклы эрозии // Генезис и география почв. М.: Наука. 1979. С. 129-142. (Первичная публикация: Географический вестник. Пг. 1922. Т. 1. Вып. 2-3).

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!