СОСТОЯНИЕ ЧИСЛЕННОСТИ СУСЛИКОВ ЕВРАЗИИ – КЛЮЧЕВЫХ ВИДОВ МЛЕКОПИТАЮЩИХ СТЕПНЫХ ЭКОСИСТЕМ

STATE OF THE EURASIAN GROUND SQUIRRELS NUMBER - KEYSTONE MAMMALS SPECIES IN THE STEPPE ECOSYSTEMS

 

С.А. Шилова, О.Н. Шекарова, Л.Е. Савинецкая

S.A. Shilova, O.N. Shekarova, L.E. Savinetskaya 

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Российской академии наук

(Россия, 119071, г. Москва, Ленинский проспект, д. 33) 

A.N. Severtsov Institute of Ecology and Evolution, RAS

(Russia, 119071, Moscow, Leninskij prosp., 33)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В Евразии обитает 16-19 видов сусликов р.р. Spermophilus и Urocitellus. Они населяют в основном аридные ландшафты, играя важную биоценотическую роль. При этом сусликов уничтожают как вредителей с/х культур и носителей возбудителей природноочаговых инфекций, трансформируют местообитания, численность в результате падает. Ряду видов присвоены угрожаемые категории. Описаны программы по восстановлению численности.

16-19 species of ground squirrels gen. Spermophilus and Urocitellus are inhabitants of Eurasia. They mainly dwell the arid landscapes, playing there an important biocenotic role. At the same time they are exterminating as crop pests and carriers of natural foci infections, their habitats are also transforming. It has resulted to their number decreasing. Some species have been of threatened species are assigned the threatened categories. Programs to restore the number of ground squirrels are described. 

В Евразии обитает 16-19 видов сусликов р.р. Spermophilus, Urocitellus [31, 16], которые населяют в основном аридные ландшафты этого региона. Они являются ключевыми видами степных и пустынных экосистем, обеспечивая их важнейшие биоценотические функции. Так, роющая деятельность малого суслика (S. pygmaeus) в Прикаспийской низменности на протяжении 12-15 тысяч лет имела ведущее значение в формировании современного микрорельефа [1] и повсеместно обеспечивает водно-солевой обмен на солонцеватых почвах, круговорот азота и т.д. Норы сусликов создают специфические сообщества животных (консорции), содержащие тысячи представителей самых разнообразных таксонов живых организмов [14]. Разнообразные виды сусликов составляют основу питания хищных птиц и млекопитающих. Например, численность некоторых евразийских популяций степного орла (Aquila nipalensis) целиком зависит от обилия малого суслика [19]. Сохранение и восстановление численности балобана (Falco cherrug) в странах Восточной Европы зависит от объекта его питания – европейского суслика (S. citellus) [35]. На северо-востоке Канады берингийский суслик (U. parryii) считается важным объектом питания бурого медведя (Ursus actor) в условиях дефицита протеинов [27].

Несмотря на важное биоценотическое значение, уже на протяжении столетия суслики подвергаются интенсивному уничтожению как вредители сельскохозяйственных культур или носители возбудителей природноочаговых инфекций.

Из 11-ти видов сусликов, живущих в России [16], целенаправленному контролю численности подвергаются 9. В природных очагах чумы инструкции разрешают истребление даурского, правобережного, левобережного и кавказских малых сусликов, восточного и алтайского длиннохвостых сусликов (S. dauricus, S. pygmaeus, S. planicola, S. musicus, U. undulatus, U. eversmanni). В агроценозах проводится борьба с крапчатым и краснощеким сусликами (S. suslicus, S. erythrogenys). В Казахстане серьезным вредителем агроценозов считается желтый суслик (S. fulvus), с которым проводится борьба. Борьба с желтым сусликом проводится так же в Иране [37]. В агрокультурах применяется фосфид цинка и антикоагулянт 2-го поколения – бромадиолон.

Вопросы сохранения видового разнообразия и охрана сусликов еще не привлекают большого внимания. В Международном красном списке (IUCN 2014) [32] числится 17 Евразийских видов, из которых четырем присвоены угрожаемые категории: горному (S. musicus) и малоазийскому (S. xanthoprymnus) сусликам -NT(состояние близкое к угрожаемому), европейскому суслику (S. citellus) – категория уязвимого вида. Статус крапчатого суслика (S. suslicus) после ревизии в 2008 г был изменен с VU на NT, так как, несмотря на значительное снижение за последние 50 лет численности этого вида и фрагментацию местообитаний, считается, что темпы этого процесса замедлились. Два вида (S. citellus и S. suslicus) занесены в Приложения Бернской Конвенции 1979 г. «Convention on the Conservation of European Wildlife and Natural Habitats» [8]. Из видов низкого по оценке МСОП риска вымирания (LC) пять уже занесены в региональные красные книги и Красные списки евразийских государств и их областей.

Можно отметить, что в России из 11-ти видов сусликов 9 отнесены к редким, т.к. площади их распространения занимают менее 1% территории страны [7].

Одним из основных показателей реального риска исчезновения вида и присвоения природоохранного статуса в соответствии с требованиями IUCN считается многолетнее изменение численности. По данным МСОП из 17-ти видов сусликов Евразии стабильная численность отмечена для 2-х (S. erythrogenys, U. undulatus), падение – для 5-ти видов и достоверные данные по тренду численности отсутствуют - для 10-ти [32]. Таким образом, более чем для половины евразийских сусликов данные о многолетнем тренде численности в международной сводке не обобщены. В то же время конкретные исследования по динамике численности интересующих нас видов в различных частях ареала показывают, что у многих из них в последние десятилетия наблюдается неуклонное падение численности.

На протяжении последних 30-ти лет катастрофически падает численность малого суслика. В соответствии с классификацией И.Я. Павлинова и др. [16] в России это касается как правобережного, так и левобережного видов (S. pygmaeus, S. planicola). В Red List, 2014 они представлены одним видом – S. pygmaeus, тренд численности - падение. Глубокая депрессия численности правобережного малого суслика началась на юге России в конце прошлого века и продолжается до сих пор. Наши ежегодные исследования на юге Калмыкии (Черные земли), проводимые на одних и тех же участках на протяжении 33-х лет показали, что в 1980-х годах в мятликово-белополынных сообществах численность малого суслика после расселения молодняка составляла 20-40 особей на 1 га. К 2013 году основные поселения вообще исчезли. Единичные группы зверьков сохранились лишь на выпасах возле кошар. Аналогичное многолетнее падение численности отмечено для левобережного малого суслика (S. planicola). По данным Н.М. Окуловой с соавторами [15] в Западном Казахстане численность сусликов с 1978 по 2000 год сократилась в 5-6 раз. Общее многолетнее сокращение численности малого суслика (виды не выделены) к ХХ1 века на территории европейского юго-востока отмечают В.Н. Попов с соавторами [17].

В пределах всего ареала продолжает сокращаться численность крапчатого суслика. По данным С.В. Титова [22] в восточной и центральной частях ареала за последние 20 лет число поселений крапчатого суслика сократилось почти в 4 раза. По данным Н.Ф. Марченко [10] в Воронежской области (окрестности Хоперского заповедника) этот вид был многочисленным в 1949-1950 годах, но с 1992 года в этих местах уже не встречается. На западе Украины к началу 90-х годов прошлого века крапчатый суслик перестал встречаться в северо-западных и северо-восточных районах, а в центральных сохранилось лишь 30% известных ранее поселений [6]. На западной границе ареала в окрестностях Люблина (Польша) численность крапчатого суслика стала сокращаться уже с середины 60-х годов прошлого века [36]. С 1954 по1961 год число жилых колоний сусликов сократилось на 66%. Особенно катастрофично падение численности крапчатого суслика на северной границе ареала, где этот вид находится на грани полного исчезновения.

По данным IUCN 2014 [32] тренд численности даурского суслика не изучен (unknown). Однако, некоторые фрагментарные сведения демонстрируют, что в некоторых частях ареала численность этого вида также начинает сокращаться. Л.С. Немченко с соавторами [13] показали, что на некоторых территориях этого района с 1942 -1945 по 1996 – 2008 годы численность даурского суслика сократилась в 15 раз.

Численность краснощекого суслика в соответствии с IUCN 2014 [32] оценивается как стабильная. В Монголии этот вид многочислен, широко распространен и имеет природоохранный статус – LC (не вызывает беспокойства – [28, 29]. В то же время Н.В. Скалон и Т.Н. Гагина  [20] приводят убедительные данные о сокращении ареала этого вида с конца ХХ века, особенно в северо-западной части степной зоны Евразии. К 1990 году краснощекий суслик практически исчез из фауны Кемеровской области, его поселения не обнаружены в Стрелецкой степи. Авторы считают, что необходимы срочные меры по охране этого вида. Резкое падение численности краснощекого суслика к концу ХХ века отмечено во всей Западной Сибири [4].

Численность длиннохвостого суслика (надвид U. undulatus) так же считается стабильной [32]. Конкретные данные о многолетнем тренде численности этого вида (или восточного и алтайского длиннохвостых сусликов по классификации И.Я. Павлинова и др. [16]) фрагментарны и противоречивы. В Монголии длиннохвостый суслик считается широко распространенным видом с высокой численностью [29]. В соответствии с Mongolian Red List of Mammals [28], он имеет здесь природоохранный статус LC (наименьшее беспокойство). По данным А.В. Холина и др. [24] в районе Байкала этот зверек, обладая большой экологической пластичностью, легко приспосабливается к антропогенным воздействиям, но его численность сокращается при развитии мощного травостоя (по Павлинову и др. [16], здесь распространен восточный длиннохвостый суслик). Снижение численности этого вида в Красноярском крае отмечают И.А. Минаков и др. [12]. В Якутии (средняя Лена) к 2000 году за 10-15 лет численность восточного длиннохвостого суслика сократилась на порядок [21]. Возможной причиной такого падения авторы считают сокращение сельхозугодий, где суслики могли кормиться, а так же застройку естественного ландшафта.

Для алтайского длиннохвостого суслика описано сокращение численности в Хакасии [18]. По данным авторов в 1970 году общая численность зверьков составляла 45-60 особей на 100 га, а в 2000 году – 5-7 особей.

Описано падение численности для алашанского и бледнохвостого сусликов (S. alashanicus, S. palladicauda) [2]. Бледнохвостый суслик, ранее широко распространенный в Монголии от Убсунурской котловины до Восточно- Монгольской равнины исчез из этих мест к концу ХХ века. Значительная депрессия численности описана и для S. alashanicus в восточной и центральной Монголии. По Mongolian Red List of Mammals [28], алашанский суслик имеет статус «endangered» (подвергающийся опасности), поскольку его численность за 10 лет сократилась на 50%.

У малоазийского суслика (S. xanthoprimnus) в соответствии с IUCN  2014 [32] численность тоже падает. Он отнесен к категории NT (переход в категорию угрожаемых) [30].

Европейский суслик (S. citellus) единственный вид рода Spermophilus Старого Света, охрана которого привлекла широкое внимание в Европе в связи с резким сокращением его численности. Это зверек может служить примером своевременной организации мер по предотвращению риска вымирания вида. Во многих странах Восточной Европы до Второй мировой войны европейский суслик считался вредителем и с ним вели борьбу [34]. К концу XX века его численность катастрофически упала [33]. Для восстановления вида разработаны и успешно реализуются специальные государственные и международные программы по сохранению европейского суслика в Польше, Болгарии, Венгрии, Румынии, Чехии и в других европейских странах, где он живет («European Union Species Action Plan for the conservation of the European Ground Squirrel»). Программы предусматривают многолетний мониторинг численности суслика, сохранение естественных местообитаний, переселение зверьков из других стран или в благоприятные биотопы из тех мест, где они могут причинять вред, например – с аэродромов [33].

Таким образом, из 19-ти сусликов Евразии [16], у 11-ти уже отмечено падение численности на всем или части ареалов. В пределах России стабильное состояние численности зарегистрировано у желтого суслика (S. fulvus) в Волго-Уральских песках [11] и в Приерусланских песках Заволжья на северо-западе ареала (наши данные). Достаточно стабильно состояние популяций рыжеватого суслика (S. major). Ареал этого вида продолжает расширяться, а численность существенно не изменяется на протяжении последнего десятилетия [5, 9, 23].

Для некоторых видов сусликов Евразии – S. brevicauda, S. taurensis, S. musicus, S. parryii (европейская популяция) общий тренд численности вообще не изучен.

Причины многолетнего сокращения численности сусликов различных видов состоят в антропогенном воздействии на среду их обитания (фрагментация естественных биотопов, интенсивная распашка, урбанизация территорий и т.д.). В России одной из важных причин депрессии этих видов с конца прошлого века является изменение специфики пастбищного скотоводства в связи с перестройкой экономики. С конца 1980-х годов в районах пастбищного животноводства поголовье скота резко сократилось, что вызвало изменение растительного покрова – увеличение высоты и густоты травостоя. Известно, что высокий травостой ограничивает численность сусликов, поскольку нарушает коммуникативные процессы в популяциях этих грызунов. Зависимость тренда численности сусликов от высоты растительного покрова прослежена нами в Калмыкии [26]. Сокращение численности крупного и мелкого рогатого скота вызвало увеличение густоты и высоты травостоя на пастбищах, и, соответственно, падение численности сусликов. К началу XX1 века они сохранились лишь на ограниченных участках с интенсивным выпасом. Для длиннохвостого суслика описано сокращение жилых поселений в местах уменьшения пастбищных нагрузок, которое вызвало развитие высокотравья [25]. Причиной почти полного исчезновения крапчатого суслика в Воронежской области стало развитие высокого травостоя на пастбищах [3]. По мнению автора, численность сусликов может восстановиться при увеличении пастбищной нагрузки. Еще в середине прошлого века S. Surdacki [36] считал, что обязательным условием выживания крапчатого суслика в Польше служит интенсивный выпас коров и коз.

Анализ многолетней динамики численности сусликов Евразии – важнейшего показателя благополучного существования животного – показывает, что у многих видов на протяжении последних десятилетий общий тренд численности закономерно снижается. Необходим срочный пересмотр природоохранного статуса этих видов в соответствии с IUCN 2014, сохранение мест их обитания, ограничение мероприятий по их целенаправленному уничтожению как вредителей и проведение мониторинга численности в различных частях ареалов. 

Работа выполнена при финансовой поддержке Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Живая природа». 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Абатуров Б.Д. Западинный микрорельеф Прикаспийской низменности и механизм его формирования // Аридные экосистемы. 2010. Т. 16, № 5. С. 31-45.
  2. Брандлер О.В., Сухчуулун Г., Капустина С.Ю., Адгяа Я. Современное состояние популяций беднохвостого (S. palladicauda) и алашанского (S. alashanicus) сусликов Монголии // Териофауна России и сопредельных территорий: материалы 1Х съезда Териол. о-ва РАН. 2011. С. 77.
  3. Венгеров П.Д. Использование сельскохозяйственных земель и состояние степной фауны позвоночных в Воронежской области после 1991 года // Степной бюл. 2010. № 29. С. 42-48.
  4. Денисов В.Е. Уменьшение численности сусликов на юге Западной Сибири // V1 съезд Териол. о-ва при РАН: тез. докл., 13-16 апр. 1999 г. М., 1999. С. 74.
  5. Ермаков О.А., Титов С.В. Динамика границы ареала большого суслика Spermophilus major (Rodentia, Sciuridae) в Поволжье // Зоол. журн. 2000. Т. 79, № 4. С. 503-509.
  6. Загороднюк И., Дикий И., Сребродольская Е. Современное распространение и ретроспективный анализ ареала крапчатого суслика (Spermophilus suslicus) на западе Украины // Суслики Евразии (роды Spermophilus, Spermophilopsis): происхождение, систематика, экология, поведение, сохранение видового разнообразия: материалы рос. науч. конф. (Москва, 16-17 нояб. 2005 г.). М.: Т-во науч. изд. КМК, 2005. С. 37-39.
  7. Ильяшенко В.Ю. и др. Каталог редких позвоночных животных России / В.Ю. Ильяшенко, Н.И. Шилин, Д.В. Семенов, В.В. Бобров, А.Л. Мищенко, С.В. Волков, Е.И. Ильяшенко, Л.А. Хляп, В.В. Рожнов, А.А. Варшавский, И.Н. Поспелов. М.: Т-во науч. изд. КМК, 2014. 74 с.
  8. Конвенция о сохранении животного мира и природной среды обитания в Европе, Берн 19.09.1979 // Совет Европы. Бюро договоров. СДСЕ № 104, 12 p. URL: <http://conventions.coe.int>.
  9. Кузьмин А.А., Шмыров А.А., Титов С.В. Большой суслик (Spermophilus major) на Правобережье Волги. Современное состояние и распространение // Изв. Пенз. гос. пед. ун-та им. В.Г. Белинского. 2011. № 25. С. 214-219.
  10. Марченко Н.Ф. Исчезновение крапчатого суслика Citellus suslicus в окрестностях Хоперского заповедника // Териофауна России и сопредельных территорий. (V11 съезд Териол. о-ва): материалы междунар. совещ. (Москва, 6-7 фев. 2003 г.) М., 2003. С. 215.
  11. Матросов А.Н., Кузнецов А.А. Численность и распределение желтого суслика Spermophilus fulvus (Lichtenstein, 1823) в Волго-Уральских Песках // Суслики Евразии (роды Spermophilus, Spermophilopsis): происхождение, систематика, экология, поведение, сохранение видового разнообразия: материалы рос. науч. конф. (Москва, 16-17 нояб. 2005 г.). М.: Т-во науч. изд. КМК, 2005. С. 59-61.
  12. Минаков И.А., Смирнов М.Н., Никитенко Б.В. Распространение и численность длиннохвостого суслика (Spermophilus undulatus) в Красноярском Крае // Суслики Евразии (роды Spermophilus, Spermophilopsis): происхождение, систематика, экология, поведение, сохранение видового разнообразия: материалы рос. науч. конф. (Москва, 16-17 нояб. 2005 г.). М.: Т-во науч. изд. КМК, 2005. С. 63-65.
  13. Немченко Л.С., Вершинин Е.А., Кардаш А.И., Осипов В.Н. Влияние хозяйственной деятельности на численность носителей чумы в Забайкальском очаге // Управление численностью грызунов-вредителей (pest management) и проблемы сохранения биологического разнообразия: материалы рос. науч.-практ. конф. с междунар. участием (Москва, 17-18 нояб. 2009 г.). М.: ИПЭЭ РАН, 2009. С. 41-43.
  14. Окулова Н.М. Нора малого суслика как консорция // Паразитология. 2003. Т. 37, № 5. С. 361-380.
  15. Окулова Н.М., Маштаков В.И., Медзыховский Г.А., Гражданов А.К. Многолетняя динамика численности малого суслика в Западном Казахстане // Аридные экосистемы. 2001. Т. 7, № 14-15. С. 100-115.
  16. Павлинов И.Я., Лисовский А.А. (ред.) Млекопитающие России: систематико-географический справочник // Сб. тр. Зоомузея МГУ. Т. М.: Т-во науч. изд. КМК. 2012. 604 с.
  17. Попов Н.В. и др. Оценка влияния современного потепления климата на формирование нового природного очага чумы песчаночного типа на территории европейского юго-востока России / Н.В. Попов, А.И. Удовиков, С.А. Яковлев, В.Б.-Х. Санджиев, Г.В. Сангаджиева // Поволж. экол. журн. 2007. № 1. С. 34-43.
  18. Прокофьев С.М., Кустов Ю.И., Девяткин Г.В. Наземные позвоночные животные государственного природного заповедника «Хакасский»: (аннотированный список) // Наземные позвоночные енисейских заповедников. Шушенское, 2000. С. 28-74.
  19. Савинецкий А.Б., Шилова С.А. Некоторые стереотипы поведения и гнездования степного орла // Науч. докл. Высш. шк. Биол. науки. 1986. № 8. С. 37-42.
  20. Скалон Н.В., Гагина Т.Н. Спасать ли краснощекого суслика в Кузнецкой степи? // Степной бюл. 2004. № 15. С. 42-47.
  21. Соломонов Н.Г., Ануфриев А.И., Седалищев В.Т. О причинах снижения численности суслика Citellus undulatus в Якутии // Териофауна России и сопредельных территорий. V11 съезд Териол. о-ва): Материалы междунар. совещ. (Москва,. 6-7 фев. 2003 г.). М., 2003. С. 334.
  22. Титов С.В. Современное распространение и изменение численности крапчатого суслика в восточной части ареала // Зоол. журн. 2001. Т. 80, № 2. С. 230-235.
  23. Тухбатуллин А.Р., Марков Н.И., Погодина Н.В. Большой суслик Spermophilus major (Rodentia, Sciuridae) на северной границе распространения в Зауралье (Свердловская область) // Териофауна России и сопредельных территорий: материалы 1Х съезда Териол. о-ва РАН. 2011. С. 491.
  24. Холин А.В., Вержуцкий Д.Б. Современное распространение длиннохвостого суслика (Spermophilus undulatus) на побережье Байкала // Бюлл. МОИП. Сер. Биолч. 2012. Т. 117, вып. 1. С. 26-32.
  25. Холин А.В., Вержуцкий Д.Б. Распространение и численность длиннохвостого суслика (Spermophilus undulatus Pall. 1778) в Тункинской долине // Изв. Иркут. гос. ун-та. Сер. Биология, экология. 2012. Т. 5, № 2. С. 44-47.
  26. Шилова С.А., Чабовский А.В., Исаев С.И., Неронов В.В. Динамика сообществ и популяций грызунов полупустынь Калмыкии в условиях снижения нагрузки на пастбища и увлажнения климата // Изв. РАН. Сер. Биол. 2000. Вып. 3. С. 332-344.
  27. Barker O.E., Derocher A.E./ Edwards M.A. Use of Arctic ground squirrels (Urocitellus parryii) by brown bears (Ursus arctos) // Polar Biology. 2015. V. 38. P. 369-379.
  28. Clark E.L., Munkhbat J., Dulamtseren S., Baillie J.E.M., Batsaikhan N., King S.R.B., Samiya R. and Stubbe M. (compilers and editors). Summary Conservation Action Plans for Mongolian Mammals. Regional Red List Series Vol. 2. Zoological Society of London, London. 2006. (In English and Mongolian). 96 p.
  29. Dulmatseren S., Baillie J.S.M. et al. (eds) Mongolian Red List of Mammals. 2006. 150.
  30. Gьr, H. and Gьr, M.K. Anatolian ground squirrels (Spermophilus xanthoprymnus): Hibernation and geographic variation of body size in a species of old world ground squirrels // Hacettepe Journal of Biology and Chemistry. 2010. 38 (3). P. 247-253.
  31. Helgen K.M., Cole F.R., Helgen L.E., Wilson D.E. Generic revision in the Holarctic ground squirrel genus Spermophilus // J. of Mammalogy. 2009. 90(2). P. 270-305.
  32. IUCN 2014. The IUCN Red List of Threatened Species. Version 2014. № 3. URL: <http://www.iucnredlist.org>. Downloaded on 17 November 2014.
  33. Kala B., Kepel A., Wojtaszyn G. Results of the first five years of the European souslik Spermophilus citellus reintroduction programme in Poland // European Ground Squirrel Meeting Abstracts. Turkey., P. 18.
  34. Koshev Y.S. Historical review of European Ground Squirrels (Spermophilus citellus) research and Status in Bulgaria // III European Ground Squirrels Meeting. Turkey, P. 20.
  35. Lobbova D., Hopl E. Conservation of the European ground squirrel (Mammalia, Rodentia) in Slovakia // Results of the current reintroduction program. 5 th European Ground Squirrel Meeting. Austria. 2014. p. 35.
  36. Surdacki S.  Zmiany w rozmieszczeniu i liczebnoњci Citellus suslicus (Gьldenstaedt, 1770) na Lubelszczy¦nie w okresie 1954-1961 // Acta Theriologica. 1963. 7(7). P. 79-90.
  37. Vaziri A.S. Study on reproductive biology and testing some rodenticides against Spermophilus fulvus Lichtenstein // Applied Entomology and Phytopathology. 661-2: 56-66. P. 27-29.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!