ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ИДЕИ И ГОСУДАРСТВЕННО-ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ НАРОДОВ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ

ENVIRONMENTAL IDEA AND STATE AND IDEOLOGICAL TRADITIONS OF THE PEOPLES OF THE GREAT STEPPE

 

Д.А. Шарманджиев

D.A. Sharmandzhiev 

Калмыцкий институт гуманитарных исследований Российской Академии наук

(Россия, 358000, Республика Калмыкия, г. Элиста, ул. Илишкина, 8) 

Kalmyk Institute for Humanities of the Russian Academy of Sciences

(Russia, 358000, Republic of Kalmykia, Elista, Ilishkina St., 8)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.; Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье рассматривается один из компонентов государственно-идеологической традиции кочевых цивилизаций Великой Степи – культ природы и экологические идеи. Приведены примеры из фольклорных произведений калмыков, показывающие некоторые экологические идеи кочевников.

The article describes one of the components of the state-ideological traditions of the nomadic civilizations of the Great Steppe – the cult of nature and environmental ideas. Are examples of folklore Kalmyks, showing some of the environmental ideas nomads. 

В наиболее обобщенном виде представления народа или этноса об идеале человека можно считать одним из компонентов государственно-идеологической традиции. В этнологической науке государственная традиция определяется как «... историко-генетическая преемственность общих, основных и существенных признаков, принципов и компонентов государственного устройства, передающихся от одних государств к другим...» [4, с. 4]. Причем, в этом случае, «традиция» существует в форме представлений. В этой связи В.В. Трепавлов пишет: «... Каждая традиция слагается из представ­лений о порядке и способе определенной деятельности. Поэтому традиция существует не в форме деятельностных актов, а прежде всего в виде представлений о них. Представлениям же вовсе не обязательно сопутствует их материально-предметное воплощение (породившее их или порожденное ими)...» [4].

Далее этот же автор проводит классификацию государственной традиции по способам отражения ее в истории и культуре: «... При рассмотрении государственной традиции это выглядит достаточно четко. Три из четырех основных «каналов» ее движения в истории (памятники письменности, устное народное творчество и обычно-правовые нормы) являются продуктами духовной деятельности, т.е. представлениями, воплощенными в идеальных (фольклор, норматика) или материальных (тексты) формах. Но и четвертый «канал» – практику государственного управления – нельзя не учитывать. Он, во-первых, сам по себе предполагает представление о государственном строительстве; во-вторых, содержит в себе в преображенном виде (переведенном в другую, деятельностную форму) три предыдущих компонента, т.е. в конечном счете, базируется на традициях...» [4].

Ойраты – предки калмыков, другие монгольские племена XII-XIII вв. были прямыми наследниками культуры и идеологии великих кочевых цивилизаций: хуннов, сяньби, тюрок, уйгуров, киданей. В то же время эти племена были носителями особой этнокультурной мировоззренческой общности, которая впоследствии стала идеологической основой будущей Монгольской империи.

Древнемонгольское племя киданей были историческими предшественниками монголов времен Чингис-хана и ойратов ? предков калмыков (а в какой то части и этническими предшественниками) и являлись носителями одного из эволюционных звеньев го­сударственной традиции. В данном случае нас интересует один из компонентов этой традиции – культ природы, экологические идеи.

Например, у киданей и калмыков, существовал культ гор и деревьев. Если ра­нее обожествление живой природы у кочевников выражалось через культ Неба, небесных светил, животных, то теперь объектом анимистических верований и поклонения становится вся окружающая природа. В калмыцком героическом эпосе «Джангар» даются многочисленные описания различных гор, как реально существующих, так и вымышленных, мифологических. Некоторые из них исполняют роль мировой или культовых священных гор. Гора Сумеру, считающаяся по буддийской мифологии центром мироздания упоминается, например, в связи с облечением Джангара эпитетом «Подобный вершине Сумеру». А богатырь Хонгор назван Джангаром: «Мой на Алтае столб золотой!» Золотой столб (или кол) (Алтн Гасн) в мифологии монгольских народов соответствует вершине мировой горы Сумеру. Как мы видим, образ священных гор используется в эпосе для характеристики главных героев народной эпопеи. Это должно было показать величие, красоту и святость эпических богатырей и их спутников. В этом случае выражались народные взгляды на идеал совершенной личности. Помимо названных, в «Джангариаде» описываются и другие разновидности мировой и священных гор:

«Сизая гора Мангхан Цаган-

Средоточие земли и неба -

Под лучами восходящего Солнца

Величественно возвышается, говорят» [1]

Гора Мангхан Цаган (Ол Манхн цаган уул) выполняет функцию культовой священной горы Бумбайской страны и размещается в самой ее середине [3].

С ней, в эпосе «Джангар», сравнивается гора Цаган, описание которой рождают в нас чувства Возвышенного и Прекрасного:

«А какова высота горы Цаган?

Тот пятилетний, пестрый с прожелтью балобан

Крыльями тридцать три раза решил бы взмахнуть,

А не сумел бы вершины горы досягнуть.

Глянешь с востока - на льва похожа она.

С запада глянешь - как птица Гаруда она.

А между утренней и вечерней зарей

Схожа с Мангнхан-Цаган - священной горой.

Для семи тысяч ханов дальних земель

Эта гора - мечта, вожделение, цель» [2].

К этому следует добавить, что природа была как фактором развития личности, так и источником народной педагогики.

Культ Неба, небесных светил, гор, рек, деревьев, животных способство­вал в те далекие времена единению человека с природой, гармонизировал его отношения с окружающей средой. А в современный период знакомство с описанием в фольклорных произведениях природных явлений формирует в подрастающем поколении экологическое сознание, а значит, содействует его нравственному развитию. 

Работа подготовлена при финансовой поддержке РФФИ (проект КИГИ РАН № 14-46-0103). 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Джангар : Калмыцкий народный эпос: Новые песни. Элиста, 1990. 310 с.
  2. Джангар : Калмыцкий народный эпос: Новые песни. Элиста, 1990. С. 24.
  3. Пюрбеев Г.Ц. Эпос «Джангар»: культура и язык. Элиста, 1993. С. 184.
  4. Трепавлов В.В. Государственный строй Монгольской империи XIII в.: проблема исторической преемственности. М., 1993. 168 с.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!