ПОЛЫНИ ЮГА ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ КАК ИНДИКАТОРЫ ГЕНЕЗИСА ЕЕ СТЕПНОЙ ФИТОБИОТЫ

ARTEMISIA SOUTH OF THE TYUMEN REGION AS INDICATORS OF ITS GENESIS STEPPE FITOBIOTY

 

Б.С. Харитонцев

B.S. Charitoncew 

Филиал Тюменского государственного университета в г. Тобольске

(Россия, 626150, Тюменская область, г. Тобольск, ул. Знаменского, 58) 

Branch of Tyumen State University in Tobolsk

(Russia, 626150, Tyumen Region, Tobolsk, The Signs St., 58)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Формирование степной фитостромы включает согласованное развитие ее составляющих: флоры, растительности и фитобиоты. Многоэтапность этого процесса документирована видами степной фитостромы. На примере видов Artemisia L. юга Тюменской области  показаны аспекты формирования фитобиоты степей юга региона.

Steppe formation fitostromy includes the coordinated development of its components: the flora, vegetation and fitobioty. Multistage process documented species steppe fitostromy. On the example of Artemisia L. species south of the Tyumen region shows aspects of formation fitobioty steppes south region 

Фитострома любой территории, сформированная флорой, растительностью и фитобиотой (полными единицами или их частями) динамична во времени и пространстве. Это относится как к характеру взаимоотношений составляющих фитострому, так и к содержанию каждой из ее составляющих. Анализируя виды определенного рода, например,  Artemisia L. как индикатора фитостромы степей, можно охарактеризовать формирование фитостромы и в аспекте зональности – экстразональности. Подобный подход интересен в выяснении вопросов генезиса растительного тела степей в плане соотношения точечных местонахождений видов к их сплошным ареалам. Ранее [7] были предложены точечные местонахождения видов за пределами ареалов делить на консервантные – точечные местонахождения реликтового характера; антепозитантные – точечные местонахождения вследствие расширения ареала вида; постепозитантные – точечные метонахождения вследствие сокращения ареала. История формирования фитостромы степей охватывает весьма длительный период, начиная с олигоцена [1] отражает разнообразные аспекты [4] от панстепей и заканчивая формированием нагорных, опустыненных, солонцеватых и др. степей. Особое место в процессе генезиса фитостромы степей занимает плейстоцен [2, 3], во многом определивший современное состояние степей. Все вышеназванные события генезиса фитостромы степей характеризуются соотношением сплошных ареалов и точечных местонахождений (флора) таежной, подтаежной и степной растительности (растительность), зональной, экстразональной и интразональной фитосоставляющих ландшафтов (фитобиота). На примере степных видов Artemisia L. (А.) юга Тюменской области [6] можно проанализировать отдельные аспекты становления степной фитобиоты. Распределение фитостромы степей на юге Тюменской области охватывает плакорные лесостепные участки Тобол-Ишимской лесостепи, березовые колки и березняки подтайги, долины рек Иртыша, Ишима, Тобола и ряда их притоков. В долинах вышеназванных рек фитострома степей на широтах подтайга-южная тайга является экстразональной с точечными местонахождениями видов. Ниже по литературным данным [6] и личным наблюдениям [8] приведен список видов полыней степного родства юга Тюменской области.

  1. A. abrotanum L. произрастает на пойменных сыроватых засоленных лугах, опушках березовых колков Европы, Кавказа, Малой и Средней Азии. В пойме Ишима на северо-восточной границе ареала.
  2. gmelinii Web ex Stechm. Луговые закустаренные степи. Дальний Восток, Китай, Монголия, Южная Сибирь, Средняя Азия. В регионе по Ишимским Буграм (коренной берег Ишима).

А. macrantha  Ledeb. На остепненных лугах, по березовым колкам, опушкам боров. Юго-восток европейской части России, Сев. Казахстан, Сев. Монголия, Южная Сибирь (до Байкала). По Ишимским Буграм, на Тобольских Лбах (коренной берег Тобола).

  1. A. pontica L. В лесостепи и степи, на остепненных лугах, березовых колках Европы, Кавказа, Сев. Казахстана, на юге Западной Сибири. По Ишимским Буграм, Тобольским Лбам, часто в лесостепных районах юга области.
  2. A. armeniaca Lam. Остепненные луга. Европа, Кавказ, юг Западной Сибири. По Ишимским Буграм.
  3. A. laciniata Willd. Солонцеватые луга, среди кустарников. Ареал охватывает Европу, Дальний Восток, Монголию, Сев. Китай, юг Сибири. На Ишимских Буграх, Тобольских Лбах, солонцах юга области.
  4. A. latifolia Ledeb. Произрастает на остепненных лугах, по луговым степям в пределах Вост. Европы, Сев. Казахстана, Монголии, юга Сибири (от Урала до Байкала). По Ишимским Буграм, Тобольским Лбам, в подтайге юга области.
  5. A. austriaca Jacq. По остепненным колкам, остепненным соснякам. Произрастает в Европе, Малой Азии, на Кавказе, в лесостепи и степи юга Западной Сибири. Вид часто встречающийся на юге области в типичных для него местах произрастания.
  6. A. frigida Willd. В степях, на каменистых склонах. Часто встречается в Поволжье, Средней Азии, на юге Сибири, в Монголии, Восточной Сибири и Сев. Америке. Фоновый вид по сухим степным склонам Иртыша, Тобола, Ишима.
  7. sericea Web. ex Stechm. На остепненных лугах, по склонам холмов в Вост. Европе, Сев. Казахстане, Сев. Монголии, на юге Сибири (до 600 с.ш.). По остепненным склонам Иртыша, Тобола, Ишима. Вид комплекса Крашенинникова.
  8. A. rupestris L. На солончаках и солонцеватых лугах, по каменистым склонам в Европе, Средней Азии, юге Сибири, Восточной Сибири. На юге области по солонцам.
  9. A. dracunculus L. Произрастает в степях, по остепненным лугам, березовым колкам, в сухих сосновых и мелколиственных лесах. Евразиатский вид, в Тюменской области по Иртышу поднимается до южной тайги.
  10. A. campestris L. Характерен для остепненных лугов, сосновых боров. В Европе, Казахстане, Средней Азии, на юге Западной Сибири и Кавказе. Редко по Ишимским Буграм и Тобольским Лбам.
  11. A. commutatа Bess. По степям, сосновым борам, березовым рощам. В Монголии, на юге Сибири (до 600 с.ш.), Южном Урале. Вид, часто произрастающий на юге области, по Иртышу достигает южной тайги. Вид комплекса Крашенинникова.
  12. A. scoparia Waldst et Kit. В степях, разреженных борах, по песчаным и щебнистым склонам в Средней, Передней и Малой Азии, на юге Западной Сибири.
  13. nitrosa Web. ex Stechm. Произрастает на солончаковых лугах Северного Казахстана, юга Западной Сибири, в островных степях Средней Сибири. На юге Тюменской области встречается в солончаках в Тобол-Ишимской лесостепи.

Точечные местонахождения видов полыней характерны для коренного берега Иртыша в окрестностях Тобольска. Это A. latifolia Ledeb., A. glauca Pall ex Willd., A. frigida Willd., A. sericea Web. ex Stechm., A. pontica L. Все местонахождения понепозитантного характера [7], оставшиеся после сокращения ареала. Кроме A. frigida Willd., особи остальных из названных видов часто произрастают по колкам или на их опушках. Для A. latifolia Ledeb., A. glauca Pall ex Willd., A. sericea Web. ex Stechm. общим является произрастание в лесостепных районах в березовых колках, являющихся, по нашему мнению, наследием плейстоцена. Причем «колочная» фитобиота полыней формировалась при участии как западных по отношению к югу Западносибирской равнины, так восточными (A. glauca Pall ex Willd.) видов. A. frigida Willd. отражает место «каменистостепных» видов в генезисе фитобиоты степей юга области (равнины) в плейстоцене. Автохтонных «колочных» видов среди полыней региона не выявлено. Поэтому можно считать, что на Иртыше экстразональные точки произрастания вышеназванных видов – результат колебания границ степной фитобиоты в плейстоцене.

Важная составляющая формирования степной фитобиоты юга области ? участие «солонцеватых» видов в ее становлении. К таким можно отнести  A. abrotanum L., A. laciniata Willd., A. nitrosa Web. ex Stechm., A. rupestris L. Процессы засоления степной фитобиоты усилились в плейстоцене [3], хотя на юге равнины (Кулунда) отмечено произрастание древнейших галофитов. Поэтому, исходя из ареалов, можно считать интразональность солончаковых и солонцовых видов в степной фитобиоте юга области (равнины) разновременной – доплейстоценовой (A. laciniata Willd.), предплейстоценовой (A. rupestris L.) и собственно плейстоценовой (., A. nitrosa Web. ex Stechm.,  A. abronatum  L.). Кустарниковая форма A. abronatum  L. и приуроченность ее к засоленным сыроватым (пойменным) лугам доказывают вторичность ареала вида на юге области (равнины) при малоазиатско-кавказской автохтонности его произрастания. A. scoparia Waldst et Kit., A. campestris L., A. austriaca Jacq., A. commutatа Bess. представляют «боровые» этапы генезиса степной фитобиоты юга области. Гетерохронность участия видов-псаммофитов или гемипсаммофитов выражается в проникновении как видов «криоаридного» комплекса с востока (комплекс Крашенинникова ? A. commutatа Bess.) так и западных (A. campestris L.) и юго-западных (A. scoparia Waldst et Kit.). Распространение последнего вида до Байкала свидетельствует о доплейстоценовом времени произрастания его на юге области, когда в Сибири ограничение распространения западных воздушных масс и соответственно западных видов было связано с формированием Ангариды, субмеридиальное положение которой разграничило влияние Пацифики и Атлантики, что обусловило изменение генезиса фитостромы Евразии в планетарном масштабе. Остальные полыни, тяготеющие к пескам, попали в фитобиоту степей юга области в плейстоцене, когда на дистансгляциальных пространствах под влиянием ледников сформировались песчаные пространства. Связанный с ним боровой аспект генезиса степной фитобиоты отличался сочетанием миграций типичных псаммофитов (A. campestris L.) и эндемикогенеза.

Особое место в фитобиоте степей юга области (равнины) занимает A. dracunculus L. Данный евразиатский вид полыней принадлежит к панлесостепной фитобиоте, виды которой произошли из лесных форм флоры Гинкго [5]. A. gmelini Web ex Stechm., тяготеющая к кустарниковым степям, подтверждает существование на юге области (Западносибирской равнины) кустарниковых степей, не имеющих в настоящее время в данном регионе широкого распространения. Причина деградации «кустарниковостепной» фитобиоты – влияние плейстоцена, события которого вызвали насыщение грунтовых вод солями с одновременным их подъемом  к поверхностным почвенным горизонтам.

Формирование фитобиоты степей юга области (равнины) имеет длительную историю своего становления и развития. На примере видов Artemisia L., распространенных здесь, можно выявить разновременные аспекты ее существования от лесостепного евразиатского и кустарниковостепного азиатского до автохтонного западносибирского через аспекты колочного, борового и солонцеватого состояния. 

Список литературы:

  1. Волкова В.С., Кулькова И.А. Количественная оценка некоторых элементов климата позднего олигоцена и неогена Сибири // Палинология СССР. Новосибирск, 1988. С. 31-35.
  2. Горчаковский П.Л. Основные проблемы исторической фитогеографии Урала // Труды ин-та экологии растений и животных УФАН СССР. Свердловск, 1969. 285 с.
  3. Крашенинников И.М. К истории развития растительных ландшафтов Западной Сибири // И.М. Крашенинников. Географические работы. М., 1951. С.421-468.
  4. Малышев Л.И., Пешкова Г.А. Особенности и генезис флоры Сибири (Предбайкалье и Забайкалье). Новосибирск: Наука, 1984. 265 с.
  5. Попов М.Г. Основы флорогенетики. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1963. 133 с.
  6. Флора Сибири. Т. 13: Asteraceae (Compositae) / сост. И.М. Красноборов, М.Н. Ломоносова, Н.Н. Тупицына и др. Новосибирск: Наука, 1997. 472 с.
  7. Харитонцев Б.С. Происхождение точечных местонахождений видов за пределами их ценоареалов // Материалы Межрегион. науч. конф. (Курск, 5 апр. 2014 г.). Курск, 2014. С. 98-101.
  8. Харитонцев Б.С. Фрагменты растительности юга Тюменской области. Тобольск, 2000. 120 с.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!