ДРОМОСНЫЕ И ПОДБОЙНО-КАТАКОМБНЫЕ ПОГРЕБЕНИЯ РАННИХ КОЧЕВНИКОВ ВОСТОЧНОЙ И ЮГО-ВОСТОЧНОЙ (СТЕПНОЙ) БАШКИРИИ

DROMOS AND CATACOMB BURIALS OF EARLY NOMADS IN THE EAST AND SOUTH-EAST (STEPPE) OF BASHKIRIA

 

С.В. Сиротин

S.V. Sirotin 

Стерлитамакский филиал Башкирского государственного университета

(Россия, г. Стерлитамак, пр. Ленина 49) 

Sterlitamak Branch of the Bashkir State University

(Russia, Sterlitamak, Lenin Ave., 49)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье рассматривается серия камерных погребений ранних кочевников восточной и юго-восточной (степной) Башкирии. Анализируются дромосные и подбойно-катакомбные погребения. Рассматриваются их конструктивные особенности, вопросы хронологии. Приводятся точки зрения их появления на Южном Урале в связи с общими трансформационными процессами культуры ранних кочевников в конце V-IV вв. до н.э. 

The article deals with a number of burial mounds of early nomads in the east and south-east (steppe) Bashkiria. Dromos and catacomb burials with their constructive peculiarities and chronological questions have been studied. There are given opinions on their appearance in the South Ural in connection with common transformational processes in the culture of early nomads at the end of the V-VI centuries A.D. 

В погребальных конструкциях курганов кочевого населения середины I тыс. до н.э. степной Башкирии особое место занимают дромосные и подбойно-катакомбные захоронения. Появление таких погребений связано с общей трансформацией культуры ранних кочевников Южного Урала в конце V-IV вв. до н.э., в рамках которой наблюдается утверждение новых форм погребальной обрядности, инвентаря.

К настоящему времени известна достаточно представительная серия дромосных и подбойно-катакомбных погребений в могильниках ранних кочевников Южного Урала  [5, с. 162-167]. Часть таких погребальных комплексов, имеющих признаки социально-престижного характера, отмечена на территории восточной и юго-восточной (Зауральской) Башкирии.

Дромосные конструкции зафиксированы в 4 случаях и происходят из двух могильников. Три дромосные могилы выявлены в известном могильнике Переволочан I: курган 3, погребение 1, курган 10, погребение 3, курган 12, погребение 5 [6, c. 64-65; 7, c. 88-90; 8, c. 138; 13, c. 152-153]. Еще одно дромосное погребение происходит из могильника «Авласовские курганы»: курган 3, погребение 3 [12].

Катакомбы представлены более многочисленной серией и известны в 6 могильниках. Наибольшее их количество известно в материалах могильника Переволочан I: курган 10, погребение 1 [7, c. 81, 83-85], курган 11, погребения 1, 2, 3 [11, c. 326-330]. Одно катакомбное погребение происходит из могильника Переволочан II: курган 4, погребение 3 (раскопки С.В. Сиротина в 2010 г.). Две катакомбы известны в могильнике «Авласовские курганы»: курган 3, погребения 1, 2 [9]. Две катакомбы исследовано при раскопках кургана Яковлевка II: погребения 5, 9 [10; 14]. Одна катакомба зафиксирована при исследовании кургана 5 (погребение 4) могильника «Ивановские I курганы» (раскопки С.В. Сиротина в 2013 г.). Известно еще одно разрушенное катакомбное погребение из восточной Башкирии в материалах Альмухаметовских курганов: курган 5, погребение 2 [6, c. 42-43].

К числу так называемых камерных могил исследователи традиционно относят и подбойные погребения, которые являются темой отдельного исследования. В рассматриваемом районе их известно 24 погребения, происходящих из 8 курганных могильников и одного одиночного кургана.

Дромосные погребения, выявленные в восточной и юго-восточной Башкирии, являются основными или центральными на подкурганной площадке. Во всех случаях над погребениями фиксировались остатки деревянной надмогильной конструкции. Деревянные конструкции из курганов 10, 12 могильника Переволочан I и кургана 3 могильника «Авласовские курганы» состояли из бревен, уложенных в радиальном направлении, и относились к так называемым шатровым перекрытиям. Конструкция из кургана 3 могильника Переволочан I,  вероятнее всего была выполнена в виде плоского наката-перекрытия. Все они представляют собой коллективные захоронения (разграбленные ко времени исследования) в обширных ямах округлой (курган 10, 12 могильника Переволочан I) либо подпрямоугольной (курган 3 могильника Переволочан I и курган 3 могильника «Авласовские курганы») формы. Дромосы ориентированы в южном, либо юго-западном (курган 3 «Авласовские курганы») направлении.

Наиболее ранние дромосные погребения на Южном Урале появляются с конца VI – V вв. до н.э. [18, c. 144-145]. К.Ф. Смирнов связывал дромосные могилы с подражанием жилищам лесостепного населения Зауралья, а также жилищам ранних кочевников, устраиваемых на предполагаемых зимниках. Вместе с тем указывается на то, что дромосные сооружения определенно связываются с последовательными захоронениями представителей богатой и знатной родственной группы ранних кочевников [15, с. 62].

Б.Ф. Железчиков рассматривал появление традиции последовательных захоронений в связи с миграцией в степи Южного Приуралья нового этноса, что привело, в конечном итоге к формированию прохоровской культуры [2, c. 92]. Не уточняя вопрос, о каком именно этносе идет речь, Б.Ф. Железчиков в качестве возможных носителей традиций сооружения дромосных могил видит саков Приаралья, где такие захоронения получают распространение еще в раннескифское время [2, c. 93].

Л.Т. Яблонский связывает распространение таких могил с приходом элитарных групп кочевых объединений с территории лесостепного и степного Зауралья и территории Средней Азии [20, с. 238]. По мнению Р.Б. Исмагилова, данный вид погребальных конструкций был привнесен на Южный Урал с территории Южного и Юго-Восточного Казахстана [3, с. 44]. Вместе с тем, несмотря на то, что вопрос о происхождении дромосных могил имеет несколько точек зрения, все исследователи отмечают, что дромосные погребения принадлежат кочевой элите и являются признаком высокого социального статуса погребенных [5, с. 166; 18, с. 145; 19, с. 238-239].

Следует отметить, что большая часть известных к настоящему времени дромосных погребений на Южном Урале датируется в пределах конца V-IV вв. до н.э. К IV в. до н.э., вероятнее всего ко второй его половине, относятся и вышеуказанные дромосные погребения могильника Переволочан I и могильника «Авласовские курганы».

Практически все известные катакомбы с территории восточной и юго-восточной Башкирии в планиграфическом отношении являются периферийными на подкурганных площадках, исключение здесь составляет разграбленное центральное погребение кургана 5 могильника «Ивановские I курганы». Среди исследованных катакомб высок процент не потревоженных комплексов. Из 11 известных катакомб только 2 оказались разграбленными или разрушенными – центральное погребение кургана 5 могильника «Ивановские I курганы» и погребение 2 кургана 5 могильника «Альмухаметовские курганы». В не разрушенных катакомбах захоронения носят индивидуальный характер. Вероятнее всего индивидуальный характер носило и захоронение в катакомбе кургана 5 Альмухаметовских курганов. Определить индивидуальный либо коллективный характер захоронения в погребении 4 кургана 5 могильника «Ивановские I курганы» довольно сложно из-за сильных разрушений. В трех не разрушенных катакомбах были совершены мужские захоронения, в одной катакомбе был найден скелет подростка (пол не определен). Еще одно мужское захоронение было обнаружено в камере I двухкамерной катакомбы из кургана Яковлевка II. Все остальные захоронения (4 погребения) в катакомбах – женские. В большинстве погребений фиксируется южная ориентировка костяков. Исключение составляет погребение № 5, где фиксируется восточная ориентировка. Не представляется возможным установить ориентировки погребенных в разрушенных катакомбах могильников «Ивановские I курганы» и «Альмухаметовские курганы».

Подбойно-катакомбные погребения встречаются в погребальной практике ранних кочевников Южного Урала еще в V в. до н.э. и особое распространение получают в раннепрохоровское время в конце V-IV вв. до н.э. [1, c. 105]. К.Ф. Смирнов, рассматривая типологию сарматских катакомб, выделяет три типа катакомб в зависимости от расположения осей хода и погребальной камеры [16, с. 82-84; 17, с. 74-75]. Типология К.Ф. Смирнова была уточнена и дополнена М.Г. Мошковой и В.Ю. Малашевым, которые выделили шесть типов и предложили в качестве типообразующего признака для ряда катакомбных сооружений использовать соотношение осей входной ямы и погребенного. Данный признак является особенно актуальным в том случае, если длина камеры не превышает ширины входной ямы [4, c. 173-174; 5, с. 166].

Исходя из этого, катакомбы погребения 1 кургана 10 и погребений 1,2,3 кургана 11 могильника Переволочан I, а так же катакомбы погребений 1, 2 кургана 3 могильника «Авласовские курганы», погребения 3 кургана 4 могильника Переволочан II могут быть отнесены к I типу, имеющих перпендикулярное соотношение осей входной ямы и погребенного. Возможно, к этому же типу могла относиться ограбленная катакомба погребения 4 кургана 5 могильника «Ивановские I курганы».

Время бытования таких катакомб определяется в рамках V-III вв. до н.э., причем большая часть из них имеет датировку IV – начало III вв. до н.э. [5, c. 166]. За исключением катакомбы из кургана 4 могильника Переволочан II, датирующейся V в. до н.э., все остальные упомянутые выше погребения относятся ко второй половине IV в. до н.э.

По мнению М.Г. Мошковой, В.Ю. Малашева и Д.В. Мещерякова, катакомбы этого типа конструктивно близки и, вероятно, генетически связаны с дромосными погребениями, имеющими деревянное перекрытие [5, c. 166].

Ко II типу катакомб (с продольным соотношением осей дромоса и погребенного) относится катакомба погребения 9 из кургана Яковлевка II. Возможно, к этому же типу относилась и разрушенная катакомба кургана 5 могильника «Альмухаметовские курганы». Считается, что катакомбы этого типа получают свое распространение не ранее IV до н.э., вероятнее всего его второй половины и прекращают свое существование в III в. до н.э. [5, с. 166].

Погребение 5 из кургана Яковлевка II сочетает в себе признаки II, III и IV типов имеет датировку второй половины IV – рубежа IV-III вв. до н.э. [14].

Итак, на территории Зауральской Башкирии выделяется серия дромосных и подбойно-катакомбных погребений, сооружавшихся, как правило, в составе крупных могильников кочевой элиты. Подавляющее большинство камерных погребений относится здесь ко второй половине IV – рубежу IV-III вв. до н.э. Очевидно, что традиция сооружения таких конструкций была привнесена сюда волной кочевников-мигрантов в рамках общих культурно-трансформационных процессов в степях Южного Урала в конце V-IV вв. до н.э. Таким образом, территория восточной и юго-восточной (степной) Башкирии была включена в качестве северной периферии в общий процесс развития культуры ранних кочевников Южного Урала середины I тыс. до н.э. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Гуцалов С.Ю. Древние кочевники Южного Приуралья VII–I вв. до н.э. Уральск, 2004. 136 с.
  2. Железчиков Б.Ф. Погребения IV в. до н.э. из Южного Приуралья и вопрос о времени появления дромосных могил // Проблемы хронологии сарматской культуры / ред. А.С. Скрипкин. Саратов: Изд-во Саратов. гос. ун-та, 1992. С. 85-93.
  3. Исмагилов Р.Б. Сарматское окно в Европу // Актуальные проблемы древней истории и археологии Южного Урала / ред. Н.А. Мажитов, М.Ф. Обыденнов. Уфа : Изд-во «Восточ. ун-т», 1996. С. 32-71.
  4. Мошкова М.Г., Малашев В.Ю. Хронология и типология сарматских катакомбных погребальных сооружений // Археология Волго-Уральского региона в эпоху раннего железного века и Средневековья / Отв. редактор А.С. Скрипкин. Волгоград : Изд-во Волгоград. гос. ун-та. 1999. С. 172-212.
  5. Мошкова М.Г., Малашев В.Ю., Мещеряков Д.В. Дромосные и катакомбные погребения Южного Приуралья в савроматское и раннесарматское время // Погребальный обряд ранних кочевников Евразии. Материалы и исследования по археологии юга России / ред. Яблонский Л. Т., Лукьяшко С. И.. Ростов н/Д : Изд-во ЮНЦ РАН, 2011. Вып. III. С. 162-167.
  6. Пшеничнюк А.Х. Культура ранних кочевников Южного Урала. М. : Наука, 1983. 199 с.
  7. Пшеничнюк А.Х. Переволочанский могильник // Курганы кочевников Южного Урала / отв. ред. Б. Б. Агеев. Уфа: Гилем, 1995. С. 62-96.
  8. Сиротин С.В. Исследования на курганном могильнике Переволочан в Зауральской Башкирии в 2007 г. (предварительное сообщение) // Ранние кочевники Волго-Уральского региона. Материалы международной научной конференции «Ранние кочевники Южного Приуралья в свете новейших археологических открытий» г. Оренбург. 21-25 апреля 2008 г. / ред. Л.Т. Яблонский. Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2008. С. 136-139.
  9. Сиротин С.В. Катакомбные погребальные комплексы IV в. до н.э. могильника «Авласовские курганы» из Южного Зауралья // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013. № 11. Ч. 2. С. 163-169.
  10. Сиротин С.В. Комплексы эпохи ранних кочевников одиночного кургана Яковлевка II из Зауральской Башкирии // XVIII Уральское археологическое совещание: культурные области, археологические культуры, хронология. Материалы XVIII Уральского археологического совещания (11-16 окт. 2010 г.) / ред. Г.Т. Обыденнова и др. Уфа: Изд-во БГПУ, 2010. С. 240-243.
  11. Сиротин С.В. Курган № 11 курганного могильника Переволочан в Зауральской Башкирии // Археология и палеоантропология евразийских степей и сопредельных территорий (МИАР, № 13) / ред. Герасимова М.М., Малашев В Ю., Мошкова М.Г. М.: Таус, 2010. С. 323-337.
  12. Сиротин С.В. Погребальный комплекс дромосного типа эпохи ранних кочевников из юго-восточной Башкирии // Вестник Башкирского университета, 2013. № 4. С. 1323-1327
  13. Сиротин С.В. Погребальные конструкции кургана № 12 могильника Переволочан I // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2014. № 9. Ч. 1. С. 152-154.
  14. Сиротин С.В., Трейстер М.Ю. Погребение с ближневосточными (?) и центральноазиатскими импортами из кургана Яковлевка II // Сарматы и внешний мир: Материалы VIII Всероссийской (с международным участием) научной конференции «Проблемы сарматской археологии и истории», Уфа ИИЯЛ УНЦ РАН, 12-15 мая 2014 г. / Отв. ред. Л.Т. Яблонский, Н.С. Савельев (Уфимский археологический вестник. Вып.14). Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, Центр «Наследие», 2014. С. 207-217.
  15. Смирнов К.Ф. Дромосные могилы ранних кочевников Южного Приуралья и вопрос происхождения сарматских катакомб // Вопросы древней и средневековой археологии Восточной Европы / ред. В.И. Козенкова, Ю.А. Краснов, И.Г. Розенфельдт. М: Наука, 1978. С. 56-64.
  16. Смирнов К.Ф. Савроматы. М.: Наука. 1964. 379 с.
  17. Смирнов К.Ф. Сарматские катакомбные погребения Южного Приуралья, Поволжья и их отношение к катакомбам Северного Кавказа // Советская археология. 1972. № 1. С. 73-81.
  18. Таиров А.Д., Гаврилюк А.Г. К вопросу о формировании раннесарматской (прохоровской) культуры // Проблемы археологии Урало-Казахстанских степей / ред. Г.Б. Зданович. Челябинск: Изд-е Башкирского ун-та, 1988. С. 141-159.
  19. Яблонский Л.Т. Новые раскопки в Казахстане и проблема формирования раннесарматской культуры // Материалы международной научной конференции «Археология Казахстана в эпоху независимости: итоги и перспективы», посвященной 20-летию Республики Казахстан и 20-летия института археологии им. А.Х. Маргулана (Алматы, 12-15 дек. 2011 г.). Алматы, 2011. Т. 2. С. 59-64.
  20. Яблонский Л.Т. Погребальный обряд ранних кочевников Приуралья переходного времени и вопросы археологической периодизации памятников // Погребальный обряд ранних кочевников Евразии. Материалы и исследования по археологии юга России / ред. Яблонский Л.Т., Лукьяшко С.И. Ростов н/Д: Изд-во ЮНЦ РАН, 2011. Вып. III. С. 235-240.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!