ТАКСАЙСКАЯ ПРИНЦЕССА, ИЛИ АЛТЫН ХАНШАЙЫМ

TAKSAI PRINCESS OR ALTYN KHANSHAIYM

 

М.Н. Сдыков

M.N. Sdykov 

Западно-Казахстанский центр истории и археологии

(Казахстан, 090000, г. Уральск, пр-т Достык-Дружба, 184) 

West-Kazakhstan Center of History and Archaeology

(Kazakhstan, 090000, Uralsk, Dostyk-Druzhba Ave, 184)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Статья рассматривает первые результаты исследований уникальной находки, найденной западно-казахстанскими археологами в 2012 году на курганном комплексе Таксай. Открытие датируется VI–V вв. до н.э. Оно уже получило название Золотая принцесса, или Алтын Ханшайым, там было обнаружено богато украшенное погребение молодой девушки. Среди артефактов ряд уникальных предметов. Это – гребень с изображением батальной сцены между персами и сарматами, а также золотое навершие головного убора, впервые обнаруженное в Казахстане и позволяющее отнести находку ко временам «саков, носящих остроконечные шапки».

The article reviews the results of studies made over the unique finding discovered by the archaeologists of West-Kazakhstan in the «Taksai» burial complex in 2012. The finding dated by VI-V centuries BC. It has been named «Golden Princess» or «Altyn Khanshaiym» after a young woman buried with the rich decoration. Among the artifacts there are several distinct items. One of them is the comb picturing the battle scene between the Persians and Sarmatians. There is also a golden knob from the helmet, found in Kazakhstan for the first time. It allows thinking of age of «Saka wearing peaked helmets». 

Исследования сарматской культуры в научной деятельности Западно-Казахстанского центра истории и археологии основаны на результатах уральской археологической школы, которая сформировалась в Уральске еще в 70-е годы ХХ в. Поэтому закономерно, что сарматология сейчас является одним из основных, наряду с изучением средневековой городской культуры, направлений в работе центра. В течении 12 лет, практически с момента основания центра истории и археологии, было изучено более 50 сарматских курганов, в том числе на комплексах Сегизсай, Кырык – Оба, Булдурта, Облавка и др. [1].

В 2012 г. в ходе раскопок комплекса Таксай в Теректинском районе Западно-Казахстанской области археологами Западно-Казахстанского центра истории и археологии было обнаружено захоронение знатной женщины. Материалы, найденные здесь, способ захоронения, элементы погребальной конструкции, большое количество ритуальных предметов и изделий из желтого металла, а также великолепно сохранившийся слепок обугленного от огня гребня с изображением батальной сцены вызвали широкий интерес в научном мире.

В истории Западно-Казахстанского региона находка такого уровня исследуется впервые. Ранее обнаруженные здесь «золотая женщина» из комплекса Сегизсай (Лебедевка) Западно-Казахстанской области и золотой воин – сармат из Атырауской области, значительно уступают по степени информативной насыщенности убранству и предметам комплекса Таксай.

Выбор для раскопок комплекса Таксай был основан на предположении о наличии здесь значительных по масштабу погребений. Связано это с тем, что в 1965 г. здесь случайно при распашке были обнаружены уникальные предметы, отнесенные специалистами к сарматской эпохе. В частности, серебряный ритон, вскоре ставший широко известным в научных кругах. Только в 2012 г., спустя 37 лет, было исследовано место случайных находок и зафиксированы 4 курганных комплекса. С этого времени стала возможной организация археологических работ.

В течении полевого сезона здесь были раскопаны три кургана. В первых двух курганах были рядовые погребения, которые дали интересные, но малочисленные находки.  И только последний, третий курган принес интересный и во многом уникальный  материал.

Курган № 6 комплекса Таксай I – один из тех редких памятников, которого миновала судьба грабительского вмешательства. Отсутствие следов разграбления или какого-либо иного внешнего вмешательства, позволило сохранить памятник в первозданном виде. И это также повышает ценность материалов Таксайского кургана как важного источника для характеристики захоронений привилегированного слоя раннекочевнического общества Казахстана и прилегающих территорий Урала и Поволжья. Однако изучение данного захоронения имело свои сложности, так как оно было предано огню и в результате очень сильно обожжено. Большая часть скелета женщины была уничтожена огнем, бронзовые изделия деформировались в результате обрушения деревянной кровли могилы.

При исследовании Таксайского комплекса исключительный интерес для научного исследования представляют конструкция памятника, ритуальный комплекс в северо-западном углу ямы, само погребение. На основании результатов радиоуглеродного анализа, выполненных по дереву и кости, можно говорить о датировке памятника – конец VI – нач. V вв. до н.э.  

В соответствии с результатами научных исследований мы можем сделать вывод о том, что данное захоронение принадлежит женщине, занимавшей высокое социальное положение в обществе. Об этом свидетельствуют многие находки. И в особенности – наличие двух погребений в насыпи кургана. Это были неполные костные останки двух женщин, насильственно умерщвленных. По нашему предположению и в сравнении с аналогами, вероятнее всего, это – прислуга, в качестве сопровождения знатной особы.

О социальном статусе основной погребенной свидетельствуют размеры и  конструкция могилы, обряд захоронения, количество и пышность сопровождающего оборудования и вещей. Одежда и головной убор погребенной, ее руки и шея были украшены большим количеством золотых изделий, часть из которых, в частности – головной убор, подчеркивают ее высокий статус. Найденные, сложенные особым образом в углу могилы, предметы ритуального предназначения указывают на исполнение женщиной жреческих функций. И наконец, на это указывает сам обряд захоронения, когда погребальная камера подверглась воздействию сильного огня, что привело к появлению вокруг могилы слоя прожженной земли с шлаковыми образованиями.  

Проведенные предшественниками и нами раскопки дают возможность сопоставить некоторые таксайские материалы с уже известными находками из ранее исследованных курганов [2]. Бляшки и клыки – амулеты из кургана 6 находят прямые аналогии с материалами из кургана 2 комплекса Покровка, раскопки которого были проведены И.А. Кастанье в 1911 г. Бронзовые псалии, обнаруженные на бревенчатом перекрытии в погребении Таксай, аналогичны псалиям из кургана комплекса Кырык-оба. А техника изготовления височных подвесок, зеркала и гривны идентична способу изготовления предметов ювелирного искусства из комплексов Сегизсай (Лебедевка), Кырык-оба, Булдурты [3, 4].

Среди предметов таксайского комплекса есть вещи, которые мы относим к разряду уникальных из-за высокой степени их информативности. Это – элемент головного убора и остатки деревянного гребня с сохранившимся изображением батальной сцены.

По Геродоту известны 4 группы скифов, или саков. Среди них древний историк выделял саков – тиграхауда, или, как их еще называли, – саки, носящие остроконечные шапки. Изображения кочевников с таким головным убором широко известны. В частности, на знаменитой Бихестунской надписи на поклонение в царю стоит сак в шапке с острым верхом. Историками установлено, что этими саками, вероятнее всего массагетами, населялись земли за Каспийским морем, а данная шапка, давшая им определение, служила основным убором для холодного времени года [5].

Однако до последнего времени историки не имели материального подтверждения существования такого головного убора [6]. В Таксайском комплексе впервые в археологии был обнаружен элемент этой шапки. Это – предмет из золота, напоминающий по форме циркуль. Две пары спаянных узких (по 1,0 см) и длинных (по 46,0 см) полосок составили две, обращенные внутренней стороной друг к другу, одинаковые пластины, которые наверху соединялись оригинальным навершием. Оно, как и пластины, было полым и двусоставным, и выполняло функцию соединения двух пластин, с которыми были спаяно. Первоначальное определение предмета как навершия жезла или своеобразного скипетра не подтвердилось в ходе внимательного исследования. При реконструкции мы пришли к выводу, что это элемент головного убора, венчающий и закрепляющий остроконечную шапку.  Вдоль пластин по краю были расположены отверстия, в некоторых из которых еще остались крепления типа гвоздиков, которыми элемент «сшивался» с материалом шапки (вероятнее всего – это был войлок) для придания формы и одновременно украшения шапки. Таким образом, фиксировалась конусовидная форма головного убора от центральной части лба к затылку, которая и вошла в историю как остроконечная шапка саков. Это подтверждается и тем, что нижние концы пластин были срезаны под углом 45 градусов для более удобного насаживания элемента на головной убор. Основное значение этой находки состоит в том, что элемент головного убора позволил подтвердить как территориальное размещение, так и время проживания саков с остроконечными шапками, на территории современного Западного Казахстана.

Кроме того, сам элемент представляет собой произведение ювелирного искусства. Он целиком сделан из золота, и выполнен в виде травоядного животного в движении: навершие выполнено в форме головы горного козла с длинными рогами, а две длинные пластины – это соединенные передние и задние ноги. Четко прорисованы и все детали головы животного: глаза, уши, рога, мощная шея. Концы пластин украшены кольцами с шариковидными и перцевидными подвесками.

Значительный интерес представляют все находки из данного кургана как убедительные доказательства развитости и зрелости ранних кочевников савроматского времени и как произведения искусства.

Но наиболее ценной является другая уникальная находка, которая, на наш взгляд, «обречена» стать предметом самостоятельных и глубоких научных исследований. Ее мы назвали – Таксайский гребень (рис. 1). Это – полусгоревший, чудом сохранившийся и превратившийся в угольный отпечаток на глинистой почве, деревянный гребень, на котором изображена батальная сцена – сражающиеся воины и боевая колесница. Уникальность гребня состоит в том, что на территории Казахстана это одно из редких изображений людей далекого прошлого, древнее как по возрасту, так и по сюжету композиции. В данном случае огонь сыграл свою положительную роль, так как в своем оригинальном виде изделие из дерева не смогло бы так хорошо сохраниться. 

Рисунок 1. Таксайский костяной гребень.

Гребень – двусторонний, цельный, подпрямоугольной формы, изготовлен из дерева (тополь) с помощью тонкой резьбы, от огня сильно обуглен. Он состоит из трех частей: верхней и нижней функциональных и центральной декоративной. Верхняя функциональная часть гребня состоит из 13 крупных зубцов, расположенных между боковыми планками. Зубцы в разрезе округлой формы, разные по размерам. В нижней части – 79 мелких зубчиков, также расположенных между боковыми планками. Зубчики одинаковые, нарезаны аккуратно, вероятно, с применением специальной пилы с двумя лезвиями (одно – для пропила, другое – для наметки), в разрезе округлые. Внутренний край зубцов очерчен прямой резной линией.

Центральная часть гребня представляет собой резную композицию в прямоугольной рамке. Рамка выделена по периметру углублением, в которое вставлены прямоугольные, деревянные вставки, декорированные по центру вырезанными окружностями. В прямоугольном пространстве рамки искусно вырезана скульптурная композиция, изображающая батальную сцену между двумя воинами-колесничими и их пешим противником. Оно выполнено в рельефе, реалистично, в динамике, что позволило передать напряжение данного противостояния.

Доминирующее положение в композиции занимает боевая колесница, расположенная в направлении справа налево. Она двухколесная, в нее запряжены два коня, по контуру совпадающие друг с другом.

Кузов колесницы массивный, коробообразный. Борта кузова облегченные с  выемками, вырезанными в виде углублений, заканчивающимися чуть выше колеса. По краю  борта декорированы резьбой в виде встречных треугольников. В центре каждого треугольника  проработаны окружности. В центральной части кузова нанесен узор в форме  удлиненной трапеции, расположенный от орнаментальной полосы до нижней части борта. Он очерчен боковыми резными линиями, между которыми нанесены небольшие вертикальные насечки. Возможно, это имитация шкуры животного. Под настилом повозки, по центру проходит ось, на которой вращались колеса. Колеса с 8 спицами  и шипами по ободу колеса. Шипы проработаны в виде треугольников.

Кони изображены близко к колесу, часть их ноги и хвост закрывают переднюю часть кузова. Животные показаны в момент остановленного бега: головы прижаты к груди, шея дуговидно изогнута, левые передние ноги согнуты и приподняты, правые передние отставлены назад, задние ноги слегка согнуты и отставлены назад. У коней короткая грива, показанная невысоким гребнем в виде рубчиков. Рельефно выделены губы, во рту резной короткой линией показаны удила. Из оголовья виден только нащечный ремень. Вожжи воспроизведены в виде широкого ремня. На передней части лошади показаны два широких ремня: подпруга, украшенная поперечными рельефными рубчиками и опоясывающая грудь животного, и подперсье, которое охватывает его корпус за передними ногами и как бы состоит из относительно широких поперечных пластинок, скругленных на внешних торцах. Ремни соединяются на холке лошадей, место соединения показано округлым элементом с врезной ямкой в центре, вероятно, так обозначено ярмо. Ярмо и кузов соединяет горизонтальный шест-подпорка. Возможно, частью упряжи также является изогнувшийся за шеей лошади ремень.

На колеснице изображены два персонажа. На переднем плане композиции на колеснице изображен воин, стреляющий из лука. Это мужчина с короткими прямыми волосами с проработанными прядями, в округлой шапке с плоским верхом. Лицо с низким лбом, с миндалевидным разрезом глаз, крупным, удлиненным, прямым носом. К сожалению, не просматриваются подбородок и губы воина. Одежда воина не просматривается.

Вооружение всадника – лук сложного типа. Левая рука, держащая лук, вытянута вперед и вверх, правая с изогнутой кистью, в которой зажата тетива, находится на уровне груди. Лук сложного типа. Стрела расположена вдоль левой руки и лежит на ее большом пальце. Часть тетивы проходит прямо перед лицом воина. Взгляд устремлен на противника, который изображен в правой части гребня.

Колесница управляется возницей, правая рука которого натягивает вожжи, как бы сдерживая коня, и одновременно держится за соединительный шест-подпорку. Это безбородый мужчина в круглой шапке с плоским верхом. Лицо с низким лбом и узким подбородком, с миндалевидным разрезом глаз, с узкими скулами, крупным, удлиненным, прямым носом и тонкими, сжатыми губами. Прическа в виде короткой стрижки, проработаны пряди волос. Одежда свободного покроя с широкими рукавами, сужающимися к запястью. Верхняя и плечевая части рукава украшены орнаментом в виде треугольников, повторяющих узор кузова колесницы. Возница опоясан поясом. Пояс в виде  узкой неорнаментированной полоски.

Группе колесничих противостоит пеший воин, который левой рукой держит вожжи, а его правая рука занесена вверх сбоку от возницы, по всей видимости – для удара. Корпус тела слегка наклонен вперед, воин как бы останавливает лошадей, грудная клетка воина уперлась в морду животных. Мужчина в шлемовидном головном уборе, который полностью закрывает волосы и уши. Лицо с низким лбом, миндалевидными и слегка удлиненными глазами, крупным прямым носом с рельефно выделенными крыльями, округлым подбородком, сильно выступающим вперед, и сжатыми губами, обозначенными вырезом.

Он одет в короткий кафтан, на котором широкой полосой показаны борта и ворот, подпоясанный поясом, и широкие шаровары с внешней полосой-складкой, стянутые на лодыжках. С левого бока на поясе подвешен колчан, края колчана декорированы  полоской, в виде окантовки. Сама поверхность колчана украшена поперечными линиями. На ногах обувь с острым носком. На левом боку воина находится колчан, расположенный горизонтально и подвешенный к поясу на ремне, состоящем из четырех овальных элементов. Верхняя часть колчана округлая, его внешний край выделен широкой полосой, орнаментированной сдвоенными черточками, а основа декорирована перекрещивающимися линиями. 

Здесь, на наш взгляд, зафиксировано одно из крупнейших исторических событий середины I тыс. до н.э. – столкновение двух миров: ахеменидского Ирана и кочевой Степи. Наше прочтение изображения на гребне основано на следующем.

Конец VI века до н.э. вошел в историю как начало экспансии персов в Великую Степь. Первоначально Кир, а затем Дарий I вторгались сюда, был целый ряд битв, в которых против персов сражались кочевые государственные объединения, среди которых были и савроматы.

Информация о тех временах и дана на гребне. С одной стороны, изображена колесница, запряженная двуоконь, на которой находятся два персидских воина: возничий и лучник. О принадлежности к персам свидетельствует прическа, одежда и в целом облик воинов. Им противостоит одинокий пеший воин, судя по колчану на боку – лучник. Скорее всего – савромат, или сармат.

Это, по сути, первое и пока единственное в Казахстане реальное изображение событий столь далекого времени. Материалом для гребня стал тополь, как установили наши питерские коллеги. Время его изготовления специалистами на основе анализа дерева отнесено к середине I тыс. до н.э.

Вместе с тем, гребень вызвал целую группу вопросов, ответов на которые пока нет. Это касается вопроса об этнической принадлежности пешего воина. Неоднозначные прочтения и по вопросу о характере сцены. Отсутствие в руках у пешего воина оружия может свидетельствовать как о попытке предложения перемирия с его стороны, так и о пленении его персами.

В любом случае, прочтение изображения на гребне станет предметом научных дискуссий, которые помогут продвинуть значительно вперед наши познания о древней истории Казахстана.

Споры вызывает и уточнение происхождения гребня – местное или импортное. Подобный гребень не впервые встречается в захоронениях того времени. В 2002 году на комплексе Лебедевка в захоронении знатной женщины был обнаружен деревянный гребень, который достаточно хорошо сохранился [7]. Понятно, что данный предмет имел важное практическое значение в быту, поэтому был широко распространен. И вполне вероятно, что он был местного производства, тем более, что материалом послужил тополь. 

На наш взгляд, неопровержимо, что гребень изначально изготавливался не только как практически необходимая вещь, но и как произведение искусства. И его автор вложил свой талант художника и резчика по дереву. Изображение на гребне – двустороннее, и оно одинаково смотрится с обеих сторон, все черты облика людей и коней, детали одежды и колесницы четко прорезаны, фигуры даны в динамике. Сам гребень сделан из единого деревянного полотна, но украшен вставками из других кусков дерева. Вероятно, он был покрыт слоем краски или какого-то вещества, которое и спасло сам гребень от огня.

В целом, обнаружение и исследование погребения знатной жрицы позволяет нам, исходя из всего комплекса захоронения и найденных предметов и изделий, назвать ее, исходя из ее юного возраста, Алтын Ханшайым, или Золотая принцесса. По установленной датировке памятника мы отнесли ее к ранним сарматам, а точнее к савроматам. Это вторая находка «золотой женщины» в Западно-Казахстанской области. Первая была обнаружена на комплексе Сегизсай (Лебедевка) в 2002 году. 

На основе данных раскопок, проведенных в России, Украине и Казахстане, четко прослеживается господство в середине I тыс. до н.э. в кочевом обществе на территории огромного пояса евразийских степей от Алтая на востоке до Причерноморья на западе культа женщины, занимающей высокое социальное положение в обществе [8]. Это явление, которое требует совместного изучения учеными разных стран [9]. Несомненно, что Таксайская «золотая принцесса» занимает в этом ряду особое место.

Для детального и полного изучения всей совокупности находок и материалов из комплекса Таксай нужно значительное время. Связано это как с характером некоторых исследований, требующих лабораторных анализов, так и с продолжающимися раскопками на курганах комплекса Таксай. Работы продолжаются, и мы уверены, что еще много нового получим во время научных исследований.

Результаты археологических раскопок, которые проводились на комплексе в 2012 г. имеют огромное значение, так как они дают возможность  получить ценную информацию по истории и культуре савромато-сарматского периода, расширить наше знание о кочевых цивилизациях.

Впервые в практике работы нашего центра, на основе результатов анализа, была проведена полная скульптурная реконструкция человека. Материалом послужила наша Таксайская принцесса. Были приглашены специалисты научно-реставрационной мастерской из Алматы «Остров Крым» (руководитель – Крым Алтынбек), которыми были изготовлены две скульптурные реконструкции женщины. Первая выставлена в Национальном музее истории Республики Казахстан в г. Астане. Здесь же представлены оригиналы всех находок. В Уральске в областном музее экспонируется вторая скульптурная композиция и копии основных артефактов. 

Список литературы:

  1. Бисембаев А.А., Сдыков М.Н. Исследование памятников раннего железного века в Западном Казахстане в 1991-2011 гг. // Свидетели тысячелетий: Археологическая наука Казахстана за 20 лет (1991-2011): сб. науч. ст. Алматы, 2011. С. 196-206.
  2. Граков Б.Н. Курганы в окрестностях поселка Нежинского оренбургского уезда по раскопкам 1927 г. // Труды секции археологии РАНИОН. М. Вып. IV. C. 145-156.
  3. Гуцалов С.Ю. Древние кочевники Южного Приуралья VII-I вв. до н.э. Уральск, 2004. 136 с.
  4. Железчиков Б.Ф. Древности Лебедевки (VII-II вв. до н.э.). М.а, 2006. 159 с.
  5. Исмагилов Р.Б. Погребение Большого Гумаровского кургана в Южном Приуралье и проблема происхождения скифской культуры // АСГЭ. Л., 1988. Вып. 29. С. 29-47.
  6. Ростовцев М.И. Курганные находки Оренбургской области эпохи раннего и позднего эллинизма // МАР. № 37. 103 с.
  7. Скифы Западного Казахстана / под ред. М.Н. Сдыкова. Алматы, 2007. 207 с.
  8. Смирнов К.Ф. Савроматы. Ранняя история и культура сарматов. М., 1964. 380 с.
  9. Сокровища сарматских вождей [Материалы раскопок Филлиповских курганов] / под общей науч. ред. Л.Т. Яблонского. Оренбург: Печ. дом «Димур», 2008. 144 с.: илл.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!