ПРИРОДА ЮЖНОГО ПРЕДУРАЛЬЯ В ТРУДАХ А.Н. КАРАМЗИНА И ЕГО ПРЕДШЕСТВЕННИКОВ

THE NATURE OF THE SOUTH OF PREDURALIA IN THE WORKS OF A.N. KARAMZIN AND HIS PREDECESSORS

 

Е.В. Мишанина1, Е.В. Лукинская2

E.V. Mishanina1, E.V. Lukinskaya2 

1Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт степи Уральского отделения Российской академии наук (ИС УрО РАН)

(Россия, 460000, г. Оренбург, ул. Пионерская, 11)

2Институт естествознания и экономики ФГБОУ ВПО «ОГПУ»

(Россия, 460014, г. Оренбург, ул. Советская, 19) 

1Institute of Steppe of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences (IS UB RAS)

(Russia, 460000, Orenburg, Pionerskaya St., 11)

2Natural Sciences and Economy Institute of the Orenburg State Pedagogical University

(Russia, 460014, Orenburg, Sovetskaya St., 19)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.; Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье изложены история и краткие результаты изучения природы в Южном Предуралье, проводившегося в XVIII - начале XX вв. выдающимися российскими учеными – П.И. и Н.П. Рычковыми, П.С. Палласом, А.Н. Карамзиным. Их научные труды не потеряли актуальности до настоящего времени и используются при создании обобщающих научных трудов.

The history and review of results of the study into the nature of the South of Preduralia in the XVIII – early XX century by outstanding Russian scientists – P.I. Rychkov and N.P. Rychkov, P.S. Pallas, A.N. Karamzin are described. Their scientific works save their topicality and serve authors of scientific monographs. 

Согласно современной системе административно-территориального деления территория Южного Предуралья - район, входящий в состав Самарской и Оренбургской областей, Татарстана и Башкортостана, находящийся на стыке этих регионов РФ. В природном отношении это лесостепная зона.

Изучение природы Южного Предуралья началось в XVIII в. вскоре после начала работы Оренбургской экспедиции. К середине XVIII в. местность, лежащая между реками Волгой, Уралом и Белой, была измерена геодезистами, территория включена в состав Оренбургской губернии, полученный картографический материал - в атлас Красильникова [1], а первое её описание - в «Топографию Оренбургскую» П.И. Рычкова [2]. П.Рычков не только дал характеристику рассматриваемой местности, но и впервые определил таких животных и птиц, как выхухоль (Desmana moschata), оляпку (Cinclus cinclus), дикую козу-косулю (Capreolus Capreolus), представил процесс сбора меда диких пчел, а также обобщил первые результаты по развитию растениеводства и земледелия в Оренбургской губернии. Ко времени начала работы Оренбургской экспедиции относятся записки немецкого художника Джона Кэстля [3], который явился не только ценным свидетелем происходивших событий, но и подмечал ландшафтные особенности, обращал внимание на растительный и животный мир. Его путешествие закончилось прибытием из г. Оренбурга сначала в г. Самару, а затем в г. Симбирск.

В 1769-71 гг. Южное Предуралье попало в сферу научных интересов П.С. Палласа и Н.П. Рычкова [4], так как по ней проходил маршрут экспедиции. П.С. Палласом был описан Серный минеральный источник, выходы нефти, животные сайгак и тарпан (Equus ferus ferus, Equus gmelini). Он отмечал, что в крае обычным животным считается медведь (Ursus arctos), встречал верблюдов (Camelus), содержащихся в местных хозяйствах.

Одним из этапов развития представлений о животном и растительном мире рассматриваемой территории является Генеральное межевание – акция, проведенная правительством Российской Империи с целью учета земель в государстве. В комментариях к планам генерального межевания Оренбургской губернии (1766-1835 гг.) содержатся подробные названия и описания географических объектов, а также представителей животного и растительного мира [5].

Следующий этап в изучении южноуральской биоты связан со становлением академической науки в России. К середине XIX в. сам процесс изучения переместился из столиц в регионы и достиг самой глубинки. Особенно активизировался после создания института земства, когда насущные потребности в сельском хозяйстве – полеводстве, животноводстве, потребовали информацию о климате, флоре и фауне. С 1851 г. изучаемая территория вошла в состав Самарской губернии (Бугульминский, Бугурусланский Бузулукский уезды) и Белебеевский уезд Уфимской губернии. С 80-х годов XIX в. ведущая роль в изучении климата, флоры и фауны Южного Предуралья принадлежала Александру Николаевичу Карамзину, постоянным местом жительства которого стала его родовая усадьба Полибино (современное с. Полибино Бугурусланского района Оренбургской области).

Александр Николаевич Карамзин (1850-1927), по образованию горный инженер, в 1881 г. подал прошение об отставке по домашним обстоятельствам и поселился в родовом имении в Симбирской губернии [6, л. 11]. В 1887 г. вместе с семьей переселился в усадьбу Полибино Бугурусланского уезда Самарской губернии. На современной карте Оренбургской области с. Полибино расположено в 30 км к северо-востоку от г. Бугуруслана.

Карамзины стали владельцами Полибина в начале XIX в. Первым владельцем был его дед Александр Михайлович Карамзин (1770–1846), младший родной брат историографа Н.М. Карамзина [7, с. 146].

На протяжении тридцати лет (с 1882 по 1917 гг.) А.Н. Карамзин занимался в своей усадьбе лесоразведением, изучением местного климата и фауны. Результатом многолетних наблюдений стали его книги: «Птицы Бугурусланского и сопредельных с ним частей Бугульминского, Бузулукского уездов Самарской губернии и Белебеевского уезда Уфимской губернии», «Климат Бугурусланского уезда Самарской губернии», «Лесоразведение в с.Полибине Бугурусланского уезда Самарской губернии» (книга содержит 33 черно-белых фотографии, таблицу, три карты-схемы). До сих пор его работы не утратили актуальности и используются специалистами: географами, орнитологами, метеорологами и др.

Кроме науки Александр Николаевич занимался общественной деятельностью. В 1894 г. на собрании единогласно был избран бугурусланским уездным предводителем дворянства [6, л. 5]. В этой должности пробыл до 1905 г., (избирался на три срока) [6, л. 23-24 об.]. 9 марта 1907 г. на экстремальном Самарском губернском земском собрании был избран членом Преобразованного Государственного Совета России [6, л. 23-24 об.].

Проведя свое детство в лесистых губерниях Симбирской и Нижегородской, А.Н. Карамзин был удивлен, не увидев в Полибине леса, к которому он привык, живя в усадьбах, «окруженных тенистыми парками и садами» [8, с. 1]. Ему страстно захотелось увидеть посадки деревьев в своем имении. К лесоразведению его побуждала незащищенность усадьбы от степных буранов, наносивших к строениям, не исключая и барского дома, громадные сугробы» [8, с. 7].

Надо отметить, что ученые С.С. Неуструев, Л.И. Прасолов, А.И. Бессонов характеризовали территорию, на которой расположено Полибино, «полосой, переходной от лесостепи к сплошной степи» [8, с. 7]. А.Н. Карамзин считал, что его имение «лежит в самой сухой части лесостепи» [8, с. 7].

Придя к выводу, что в Полибине есть условия, необходимые для лесоразведения, А.Н. Карамзин выбрал в своем имении участок самой типичной степи в нижней части пологого склона Мочегайской долины, на том месте, где естественные леса не растут.

Опыты по лесоразведению были начаты в 1882 г. еще до переезда в Полибино на постоянное жительство. Для посадки первых деревьев А.Н. Карамзин употребил способ, хорошо зарекомендовавший себя в Симбирской и Нижегородской губерниях. В ямки, диаметром в аршин (71,21 см) и глубиной в ¾ аршина сажались деревца, перенесенные из соседнего леса. При самом тщательном уходе, поливе многие деревца погибли, а оставшиеся приживались с трудом до тех пор, пока не затенили своими кронами почву и не покрыли ее ниспадающей листвой. Полив оказался неэффективным из-за того, что вся влага быстро использовалась не саженцами, а окружающей их целиной. Такой способ посадки и ухода оказался совершенно не пригоден.

А.Н. Карамзин продолжил опыты по лесоразведению, использовав методику посадки, описанную М. Турским в «Разведении лесных деревьев» (М., 1912). Первоначально все площадки, предназначенные для посадки, были тщательно вскопаны, земля разборонована, а весной 1892 г. засажена деревьями и кустарниками. Деревья вкапывались на расстояние в полтора аршина друг от друга рядами в 2 аршина друг от друга. Почва посадок тщательно мотыжилась до того времени, пока кроны деревьев не притеняли ее. Лучшим временем для посадки саженцев, А. Карамзин считал раннюю весну. А обязательным, отличным от других мест условием лесоразведения, он считал пропашку междурядий до тех пор, пока вершины саженцев не начинают затенять почву, объяснял это тем, что на тучных черноземах бурьян достигает такой высоты, что даже 2-3 летний сеянец можно в нем отыскать с большим трудом. Такие прополки в первый год после посадки он рекомендовал проводить 4-5 раз, а прекращать их применять на пятый год. Посадки леса продолжались до 1903 г.

Как рачительный помещик и начинающий лесовод, Александр Николаевич понимал, что успех его деятельности во многом зависит от климата. Он считал, что знание климата той местности, в которой живешь, важно каждому, а сельскому хозяину просто необходимо. Изучив литературу, пришел к выводу, что до 1882 г. никаких сведений о климате Бугурусланского уезда не имелось. «Делать было нечего, пришлось поставить в Полибине свою метеорологическую станцию, которая начала действовать в 1882 г. Сперва были установлены психрометр и минимум-термометр, в июне того же года Главная физическая обсерватория снабдила меня всеми инструментами, необходимыми для станции 2 разряда, 1 класса, которые были немедленно установлены на Полибинской станции», - писал А.Н. Карамзин [9, с.1] К 1912 г. на пространстве Бугурусланского уезда, равном 17068 верстам, находилось 24 метеорологические станции, то есть 1 станция на 711 верст, наблюдения которых показали, что климат в Бугурусланском уезде значительно суровее, чем в соседней Самаре.

Тогда же в 80-е годы XIX в. А.Н. Карамзин начал свои орнитологические наблюдения. Он описал около 250 видов птиц, обитающих в «ближайших окрестностях моих имений при с. Полибине и Тихом хуторе Бугурусланского уезда [10, с. 192]. Коллекция чучел птиц, собранная А. Карамзиным, состояла из 500 «шкурок». Ее он отослал в 1917 г. в дар Зоологическому музею С-Петербурга.

Результаты многолетних опытов были изложены им в монографии «Лесоразведение в с. Полибине Бугурусланского уезда Самарской губернии» [8]. В ней А.Н. Карамзин поднимает такие важные проблемы, как государственная поддержка лесоразведения, создание достаточного количества государственных питомников, льготное налогообложение для тех, кто разводит лес, введение строгих законов, вплоть до уголовных, карающих самовольные порубки и порчу лесов «как за кражу, а лучше строже того, так как уберечься от лесных воров труднее, чем от ворующих в здании» [8, с. 28]. Этими мерами, он считал, можно привить уважение к лесу.

В результате трудов А.Н. Карамзина на оренбургской земле выросли лесопосадки сосны (Pínus), березы (Bétula), вяза (Úlmus), клена (Ácer), желтой акации (Caragána arboréscens), а сам Александр Николаевич пришел к выводу, что: «увеличивающееся народонаселение и уничтожение приволья еще более увеличивает тягость бедствия от засух. Я не раскаиваюсь, что посадил в своем имении 50 десятин лесу. Посадки принесли мне большую материальную пользу, защищают от снежных заносов хутора и дали мне еще одно, что не измеряется денежными выгодами, это чувство удовольствия, когда любуешься на красоты природы с сознанием того, что сделано тобой» [8, с. 27].

Земли А.Н. Карамзина с усадьбой Полибино и хуторами занимали 3921 десятин [11 л. 1-7 об.]. В усадьбе рядом с селом находились церковь, господский деревянный одноэтажный дом, окруженный парком с аллеями, сосновым лесом, а также необходимые хозяйственные постройки и суконная фабрика.

Наибольшую прибыль Карамзины получали от занятий земледелием и скотоводством, выращивая высокопродуктивные сорта пшеницы и поставляя высококачественную овечью шерсть на экспорт в Германию. Таким образом, умение управлять имением в сочетании с наукой приносило весомые плоды.

Результаты своей научной деятельности А.Н. Карамзин сверял с трудами выдающихся российских ученых-естествоиспытателей, вел научную переписку с академиком М.А. Мензбиром. В 1908 г. Александр Николаевич был избран членом Императорского Русского географического общества [12].

В результате научных исследований, проводимых на территории Южного Предуралья в XVIII – начале XX вв. был получен теоретический и практический материал, позволивший внести весомый вклад в развитие наук о природе в России. 

Работа выполнена в рамках темы НИР ИС УрО РАН «Изучение историко-географических и социально-экономических аспектов освоения и развития степного пространства России и Евразии». 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Ландкарты или чертежи географические на которых представляется Оренбургская губерния с смежными к ней местами. Сочинены в Оренбурге по определению Оренбургской губернской канцелярии декабря дня 1752 года при Оренбургских географических делах на разных прежних и новых описаний чрез геодезии прапорщика Красильникова с товарищи // Оренбургская губерния с прилежащими к ней местами по ландкартам Красильникова и топографии Рычкова 1755 г. Оренбург: Типография Б. Бреслина, 1880. 94 с.
  2. Рычков П.И. Топография Оренбургская, то есть: обстоятельное описание Оренбургской губернии, сочиненное коллежским советником и Императорской академии наук корреспондентом Петром Рычковым. СПб.: При Император. АН, 1762.Ч. ½. 420 с.
  3. Кэстль Джон. Дневник путешествия в году 1736-м из Оренбурга в Абулхаиру, хану Киргиз-кайсацкой орды. Алматы: Изд. дом «Жибек Жолы», 1998. 151 с.
  4. Рычков Н.П. Журнал или дневные записки капитана Рычкова по разным провинциям Российского государства, 1769 и 1770 году. СПб., 1770. Тип. АН, 189 с.
  5. РГАДА (Российский государственный архив древних актов). Ф. 1324. Материалы Генерального и Специального межевания по Оренбургской и Уфимской губерниям; Ф. 1345. Планы дач Генерального и Специального межевания по Оренбургской губернии.
  6. ГБУСО ЦГАСО (Гос. архив Самарской обл.) Ф. 430. Оп. 1. Д.
  7. Сиверс А.А. Генеалогические разведки. СПб.: Тип. Глав. упр. уделов, 1913. 182 с.
  8. Карамзин А.Н. Лесоразведение в с. Полибине Бугурусланского уезда Самарской губернии. СПб.: Т-во Р. Голике и А. Вильборг, Звенигородская,11, 1913. 34 с.
  9. Карамзин А.Н. Климат Бугурусланского уезда Самарской губернии. Самара: Самар. губ. земство, 1912. 160 с. с илл.
  10. Карамзин А.Н. Птицы Бугурусланского и сопредельных к ним частей Бугульминского, Бузулукского уездов Самарской губернии и Белебеевского уезда Уфимской губернии // Материалы к познанию фауны и флоры Российской империи. Отд. зоол. 1901. № С. 203-394.
  11. ГБУСО ЦГАСО. Ф. 430. Оп. 1. Д. 1721.
  12. Состав Императорского Русского Географического Общества по 1 января 1913 г. СПб.: Тип. «Строитель», 1913. С. 48.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!