БИОГЕОГРАФИЧЕСКАЯ СПЕЦИФИКА СТЕПЕЙ ЗАПАДНОГО ПРЕДКАВКАЗЬЯ И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ЗАКАВКАЗЬЯ

BIOGEOGRAPHIC SPECIFICS STEPPES OF WESTERN CISCAUCASUS AND NORTH-WESTERN TRANSCAUCASUS

 

С.А. Литвинская

S.A. Litvinskaya           

Кубанский госуниверситет

(Россия, 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149) 

Kuban State University

(Russia, 350040, Krasnodar, Stavropolskaya St., 149)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Рассматривается разнообразие степных экосистем в пределах Западного Предкавказья и история их изучения. Отмечается фрагментированность степного ценоареала в пределах региона, их ценотические и флористические особенности в каждом географическом варианте. Выделяются кубано-приазовские ковыльно-разнотравные и кустарниковые степи. В пределах Таманского полуострова рассматриваются западнопредкавказские разнотравно-злаковые кустарниковые степи, указываются их флористические особенности. Степные сообщества восточных районов Западного Предкавказья имеют иной флористический состав. В них проникают геоэлементы из Центрального Предкавказья, со Ставропольской возвышенности. Степи Джелтмесских высот выделяются присутствием субальпийского геоэлемента, степи хр. Герпегем – уникальной гипсовой флорой. Специфичны степи Северо-Западного Закавказья, относящиеся к особому типу гемитермных (средиземноморских) степей.

We consider the diversity of steppe ecosystems within the West Ciscaucasus and the history of their study. Notes fragmented steppe cenoareala within the region, and their coenotic floristic features in each geographical variant. Allocated Kuban-Azov feather-forb and shrub steppe. Within the Taman Peninsula considered Ciscaucasus forb-grass steppe shrubs, indicating their floristic features. Steppe communities of the eastern regions of the Western Ciscaucasus have a different floristic composition. They penetrate geoelement of the central Caucasus, from Stavropol elevation. Steppe Dzheltmesskih heights stand the presence of subalpine geoelement steppes. Mountain Gerpegem - gypsum unique flora. Specific steppe of the North-Western Transcaucasia, relating to a special type gemitermnyh (Mediterranean) steppes. 

Степные ландшафты, которые поражают богатством биологической жизни, самыми плодородными почвами, первоначально на протяжении многих тысячелетий служили мостом, соединяющим и объединяющим народы. Это была арена бурной исторической жизни. Степи долгое время практически не имели пахотных земель, что позволило этой экосистеме сохраниться до середины XIX в., когда уже другие ландшафты были изменены интенсивной хозяйственной деятельностью человека. Предкавказские степи осваивались медленно. История свидетельствует, что, начиная с X в. и до конца XV в. степи были пристанищем кочевавших печенегов, половцев, золотоордынцев, крымских татар, ногайцев [3]. В XVIII в. переселенцы столкнулись с целинными степными ландшафтами, которых не касался плуг земледельца. Но на этом этапе заселения целинные степи еще не распахивалась, их предпочитали использовать традиционно в качестве пастбищ. Самые значительные изменения произошли в XIX в., когда край стал заселяться казаками. Кубань до прихода казаков не знала помещичьего земледелия. Несколько тысячелетий степь кормила людей, огромные табуны диких и домашних животных, копила перегной в почвах и за один век практически перестала существовать. Представители степной фауны очень быстро лишились мест своего обитания. Экосистемы катастрофически быстро были нарушены, деградировали и во многих местах навсегда исчезли, остались только фрагментарные фитоценозы, разбросанные по Западному Предкавказью и Закубанью. Зональных степей Западного Предкавказья в настоящее время нет и даже, если станет вопрос о восстановлении степной растительности, богатейший степной генофонд утерян безвозвратно, не осталось флористической и фитоценотической характеристики девственной степной растительности региона.

Первые сведения о степях мы находим в исторических документах XIX в. И. Попка, наблюдая девственную степную растительность, дает её образные художественные описания, имеющих в настоящее время большую ценность [8]. Автором подчеркивается богатство флоры и красота степных ландшафтов первой половины XIX в.: «Пушистый и белый, как пена, ковыль покрывает большие пространства степи по рекам Бейсугам и Чолбасам. Это растение служит отличительным признаком земли девственной. Прасолы дают ему таинственное, покровительствующее их занятию значение и украшают им свои кибитки и становища» [8, с. 29]. Степной характер растительности отмечает К.Н. Россиков, посетивший Приазовскую низменность в 1890 г.: «Собственно Приазовская низменность … чрезвычайно обширна; юго-восточная часть ее, в пределах пройденных мною, носит в общем степной характер и при том степи ковыльной с присущими ей: Stipa, Artemisia, Festuca» [10, с. 4]. В истории изучения степей остались небольшие работы первой половины XX в. [5-7; 9], из которых можно заключить, что ковыльно-разнотравные кубано-приазовские степи не доходили до р. Кубань. Где-то около р. Бейсуг, а по современным исследованиям уже в долине р. Ея, в степных сообществах значительную роль играли степные кустарники, которые к югу сменялись кустарниковой степью. Еще в 30-х годах прошлого века на залежах и нераспаханных участках встречались заросли Prunus spinosa L. subsp. dasyphylla (Schur) Domin, Cerasus fruticosa Pall., Rosa canina L., Rubus caesius L., Amygdalus nana L.  

По балкам (ур. Крутая балка) и левому берегу р. Ея (ур. Куго-Ея, ур. Бугеры) в окрестностях ст-цы Кущевской в настоящее время еще можно встретить фрагментированные  степные ковыльно-разнотравные с кустарниками ценозы со Stipa lessingi?na Trin. et Rupr. и разнотравьем из Onobrychis arenaria (Kit.) DC., Phlomis pungens Willd., Salvia nutans L., Astragalus onobrychis L., Salvia aethiopis L., Bellevalia speciosa Woronow ex Grossh., Clematis lathyrifolia Bess. ex Trautv. Здесь сосредоточены самые крупные популяции редкого эндемичного вида Iris notha Bieb. Из кустарников в долине р. Ея произрастают Calophaca wolgarica (L. fil.) DC., Cerasus mahaleb (L.) Mill., Caragana frutex (L.) С. Koch., Amygdalus nana L. 

Степи Таманского п-ова носят несколько иной характер и относятся к особому провинциальному варианту подзоны западно-предкавказских разнотравно-злаковых кустарниковых степей. В фитоценотическом отношении они представлены ковыльными (гора Лысая в ур. Яхно), ковыльно-типчаково-разнотравными (курганы Близнецы за ст. Вышестеблиевской, окр. оз. Соленое, гора Горелая у пос. Береговой), злаково-разнотравными ценозами (ур. Фанагорийское, Голубицкий останец, горы Сопка, Педенкова), кустарниковой степью с терном, бобовником, боярышником, шиповниками (окрестности хут. Ильич на Фанталовском п-ове, Дубовый рынок), в эдафическом – галофильными, полупустынными (склоны грязевых вулканов, балки Лисовского у пос. Приморский, Трофимова у ст. Старотиторовской, Козловы у ст. Фонталовскоой) и псаммофильными (ур. Турецкий водопровод, Вербяная коса) вариантами степей. Фрагменты степных сообществ сохранились между мысом Панагия и мысом Тузла, на горе Чиркова (159 м), на берегу Ахтанизовского лимана, сопке Цимбалы, горе Бориса и Глеба.  В разнотравно-ковыльных, ковыльных и типчаково-ковыльных ценозах эдификаторную функцию выполняют  Stipa penn?ta L. (сад Яхно,  гора Зеленского, гора Сопка, вулкан Цимбалы, мыс Тузла, Бугаз, склоны к лиману Цокур окр. ст-цы Благовещенская между полями и виноградниками, в окр. пос. Маяк, степные склоны у ст-цы Голубицкая), Stipa capill?ta L. (глинистые останцы на берегу Витязевского лимана, гора Сопка, мыс Каменный, Пекло, между пос. Кучгуры и Пересыпь, окр. ст-цы Голубицкая), Elytrigia stipifolia (Czern. ex Nevski) Nevski (коренной берег лимана Цокур, оз. Соленое у пос. Янтарь), нередки Stipa lessingi?na Trin. et Rupr. и Stipa ucrainica P.A. Smirn. Разнотравье обильно и в каждом варианте доминирует та или иная экологическая группа видов. Высокую встречаемость в типчаково-ковыльных ценозах и на засоленных экотопах грязевых сопок имеют  Ferula tatarica Fisch. ex Spreng. (Тамань, Темрюк, гора Миска, Карабетка, Дубовый Рынок) и Palimbia salsa (L. f.) Bess. (Капустина балка, Тамань, гора Сопка, Дубовый рынок, Камышеватая, гора Карабетка, Темрюк). Из разнотравья в таманских степях произрастают Artemisia taurica Willd., Оnosma tinctorium Bieb., Rindera tetraspis Pallas, Galatella dracunculoides (Lam.) Nees, Helichrysum arenarium (L.) Moench, Salvia aethiopis L., Oxytropis pilosa (L.) DC., Ornithogalum navaschinii Agapova, весенний эфемероид Ornithogalum flavescens Lam. и осенний эфемероид Prospero autumnale (L.) Speta, Bellevalia speciosa Woronow ex Grossh., Allium paczoskianum Tuzs., Allium paniculatum L. Falcaria vulgaris Bernh., Thymus marschallianus Willd., Verbascum lychnitis L., Veronica spicata L. и мн. др. В псаммофильных вариантах отмечены Elytrigia obtusiflora (DC.) Tzvel., Agropyron cimmericum Nevski, Taeni?therum ?sperum (Simonk.) Nevski, Artemisia tschernieviana Bess., Medicago romanica Prodan, Lotus angustissimus L., Astragalus borysthenicus Klokov, Glycyrrhiza  glabra L., Heliotropium ellipticum Ledeb., полупустынных – Aegilops tauschii Coss. и Aegilops triuncialis L., в солонцеватых – Eremopyrum orientale (L.) Jaub. et Spach, Artemisia austriaca Jacq., Astragalus pseudotataricus Boriss. и др. В степные сообщества Таманского п-ова проникают средиземноморские элементы (Rosa lupulina Dubovic, Astragalus austriacus Jacquin, Astragalus testicilatus Pallas).

Другой флористический состав имеют степные сообщества восточных районов Западного Предкавказья, куда проникают флористические элементы с Центрального Предкавказья, со Ставропольской возвышенности. Здесь развиты ковыльно-разнотравные, злаково-разнотравные кустарниковые и луговые степи. Из кустарников высокую встречаемость имеют Rhamnus pallasii Fisch. et Mey., Amygdalus nana и Caragana mollis (DC.) Bess., впервые отмечена Caragana scythica (Kom.) Pojark.  В окр. села Успенского  отмечены уникальные ковыльно-эремурусовые степные сообщества, где из ковылей  произрастают Stipa ucrainica P.A. Smirn., Stipa penn?ta L., Stipa tirsa Stev. Здесь же зарегистрированы самые значительные по площади сохранившиеся на Западном Предкавказье популяции Paeonia tenuifolia L., Paeonia tenuifolia L. var.  biebersteiniana (Rupr.) N. Busch, Tulipa gesneriana L., Adonis vernalis L., единственные находки Onobrychis vassilczekoi Grossh., Centaurea trinervia Steph. ex Willd. Из разнотравья обильны Astragalus reduncus Pall., Astragalus calycinus Bieb., Iris halophila Pall., Ajuga laxmannii (L.) Benth., Anchusa ochroleuca Bieb. и мн. др.

Уникальны лугово-степные и степногипсово-петрофитные сообщества хребта Герпегем, в состав которых, наряду с  обычными степными элементами (Falcaria vulgaris Bernh., Thymus marschallianus Willd.), входят локальные эндемики Allium psebaicum Mikheev, Asphodeline tenuior (Fisch. ex Bieb.) Ledeb., Thymus pulchellus C. A. Mey. Здесь не произрастают Bellevalia speciosa, Caragana frutex, Calophaca wolgarica. На Джелтмесских высотах доминируют бородачевые степи (Botriochloa ischaemum), отличающиеся присутствием субальпийских элементов, совершенно другой эколого-географической структурой.  Эти варианты степей не изучены до настоящего времени.

Совершенно специфичны степи Северо-Западного Закавказья, относящиеся к особому типу гемитермных (средиземноморских) степей, значительно отличающихся от равнинных степей Западного Предкавказья [4]. Это древние реликтовые степи, имевшие некогда более широкое распространение. С одной стороны прослеживается их связь с субсредиземноморскими лесами, с другой, – проникновение крымско-кавказских и средиземноморских кальцефильных геоэлементов. Горные степи представлены в пределах Северо-Западного Закавказья на хребтах Маркотх, Коцехур и ряде горных вершин (Шизе, Папай, Михайловка, Собербаш, Облиго, Лысая в верховьях Дефана и др.). Они отличаются высоким биоразнообразием, участием средиземноморских гемиксерофильных видов (Linum squamulosum Rudolphi ex Willd., Сonvolvulus cantabrica L., Teucrium polium L., Asphodeline lutea (L.) Reichenb., Artemisia caucasica Willd., Lamyra echinocephala (Willd.) Tamamsch.) и редких эндемиков. В степи Северо-Западного Закавказья проникают крымско-кавказские и средиземноморские ксерофильные элементы (Sideritis taurica Steph. ex Willd., Stachys pubescens Ten., Salvia ringens Sibth. et Sm., Hedysarum tauricum Pallas ex Willd., Asperula cretacea Ledeb., Astragalus circassicus Grossh.). На хр. Маркотх, на горном массиве Облиго представлены ковыльно-асфоделиновые сообщества, в которых Stipa pulcherima и асфоделины (Asphodeline taurica и A. lutea) покрывают щебнистые склоны и придают своеобразный аспект склонам в мае.  Это редчайшие реликтовые сообщества, которые должны подлежать строгой охране, ибо в России имеют ограниченное распространение. Здесь развиты ковыльно- (S. pulcherima), овсяницево- (Festuca valesiaca Gaud.), сеслериево- (Sesleria alba Smith) разнотравные сообщества, обогащенные средиземноморскими гемиксерофильными видами, довольно распространены кринитариево-жасминово-ковыльные сообщества с Galatella villosa (L.) Rchb. Из злаков, кроме Stipa pulcherima, здесь произрастают Bothriochloa ischa?mum (L.) Keng., Melica taurica C. Koch, эндемичный Agropyron pinifolium Nevski, Aegilops cylindrica Host, Koeleria cristata (L.) Pers., Brizochloa h?milis (Bieb.) Chrtek et Hada?. Разнотравье в северо-западно-закавказских степях  представлено совершенно другими видами: Asperula cretacea Ledeb., Amygdalus nana, Salvia ringens Sibth. et Sm., Iris pumila L., Seseli ponticum Lipsky, Ferulago campestris (Bess.) Grecescu, Eremurus spectabilis Bieb, Asphodeline lutea (L.) Reichenb., Asphodeline taurica (Pall. ex Bieb.) Kunth, Galatella villosa (L.) Rchb. f., Inula ensifolia L., Phlomis taurica Hartwiss ex Bunge, Veronica multifida L., Artemisia caucasica Willd. Биоразнообразие гемитермных степей – 550 видов высших растений. В горностепных сообществах произрастает немало видов эндемичных – Thymus helendzhicus Klok. et Shost., Thymus markhotensis Maleev, Galatella linosyris (L.) Rchb. f. subsp. fomini (Kem.-Nath.) Tzvel., Eremurus tauricus Steven, Veronica filifolia Lipsky, Campanula komarovii Maleev, Anthemis markhotensis Fed., редкие средиземноморские виды: Sideritis taurica, Onosma polyphyllum Ledeb., Astragalus utriger Pallas.

Все фрагментированные степные экосистемы региона  трансформированы. С.А. Яковлев, производивший исследования почв по железнодорожной линии Армавир-Туапсе в 1912 г. в  степной полосе уже не встретил целинных участков [11]. За прошедший столетний период они практически все были распаханы. И, тем не менее, сохранившиеся осколочные степные экосистемы Западного Предкавказья и Северо-Западного Закавказья уникальны по биологическому разнообразию, специфичны в биогеографическом отношении и требуют скорейшей инвентаризации, описания, уточнения сохранившегося видового и ценотического разнообразия и сохранения [1]. В этом залог будущего устойчивого развития региона. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Литвинская С.А. Проблема сохранения степных экосистем Западного Предкавказья и Северо-Западного Кавказа // Роль особо охраняемых природных территорий в сохранении биоразнообразия: материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 10-летию гос. природного заповедника «Ростовский». Ростов н/Д., 2006. С. 215-219.
  2. Литвинская С.А. Хребет Герпегем – рефугиум редких видов растений // Актуальные вопросы экологии и охраны природы экосистем южных регионов России и сопредельных территорий: материалы XXI межреспуб. науч.-практ. конф. Краснодар, 2008. С. 53-56.
  3. Литвинская С.А., Эльмурзаев Р.С. Роль степных ландшафтов в истории народов Северного Кавказа // Вторая ежегод. итог.я конф. профессорско-препод. состава Чеченского гос. ун-та. Грозный, 2013а. С. 160-174.
  4. Литвинская С.А. О флористической и биогеографической специфике Северо-Западного Закавказья // Проблемы региональной экологии. М.: Изд-во ООО «Маджента», 2013б. № 6. С. 267-273.
  5. Мищенко П.И. Растительность двулетней залежи // Изв. по опытному делу Дона и Северного Кавказа. Ростов н/Д., 1923. №. 2. С. 3-10.
  6. Мищенко П.И. К истории леса и степи на Кубани // Дневник Всесоюз. съезда ботаников. Л., 1928. С. 119-120.
  7. Косенко И.С. Процесс восстановления целины по данным из наблюдений над «заказником» Кубанской опытной станции // Тр. Кубан. с.-х. ин-та. Краснодар, 1925. № 3. С. 3-15.
  8. Попка И.Д. Черноморские казаки. СПб., 1858. 188 с.
  9. Роговской П. К истории лесной растительности на правом берегу реки Кубани в зоне степей // Изв. Краснодар. гос. пед. ин-та. Краснодар, 1928. Вып. 1. С. 1-47.
  10. Россиков К.Н. В горах Северо-Западного Кавказа // Изв. Рус.о геогр. о-ва. 1890. Т. С. 193-256.
  11. Яковлев С.А. Почвы и грунты по линии Армавир-Туапсинской ж.д. // Сообщ. XVI из Бюро по земледелию и почвоведению СПб., 1914. С. 21-332.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!