МОНИТОРИНГОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ НОВЕЙШЕЙ ТРАНСГРЕССИИ КАСПИЙСКОГО МОРЯ В ПРЕДЕЛАХ РОССИЙСКОГО ПРИКАСПИЯ

MONITORING RESEARCH OF THE LATEST TRANSGRESSION OF THE CASPIAN SEA IN THE RUSSIAN CASPIAN REGION

 

В.Г. Лазарева, В.А. Бананова, Д.Н. Ванькаева, Б.Н. Ользеева

V.G. Lazareva, V.A. Bananova, D.N. Vankaeva, B.N. Olzeeva 

ФГБОУ ВПО «Калмыцкий государственный университет»

(Россия, 358000, Республика Калмыкия, г. Элиста, ул. Пушкина, 11) 

Kalmyk State University

(Russia, 358000, Republik of Kalmykia, Elista, Pushkin St., 11)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В работе рассматривается динамика прибрежно-водной растительности Российского Прикаспия. Дается краткий анализ влияния новейшей трансгрессии Каспийского моря на прибрежные ландшафты, индикатором которых являются растительные сообщества. Установлено, что в современных условиях на низком экологическом уровне северной части Прикаспия наблюдается опреснение, на среднем галогидрофитизация.

The paper considers the dynamics of the coastal vegetation of the Russian Caspian region. The brief analysis of the impact of the latest transgression of the Caspian Sea on the coastal landscapes, indicated by plant communities is given. It is established that under current conditions at the low environmental level of the Northern part of the Caspian desalination is observed, on the average one haloperoxidase occurs. 

Бассейн Каспийского моря уникальный природный объект, один из крупнейших бессточных регионов планеты. Его главная особенность – периодичные колебания уровня моря. Они обусловливают высокую динамичность прибрежных экосистем, нестабильность биологического разнообразия и определяются в каждый отрезок времени теми конкретными условиями среды, которое создаются в результате саморазвития ландшафта, отражают его потенциал. Вместе с тем, колебания уровня не являются экстраординарными событиями в эволюции Каспия. Только в четвертичном периоде наиболее крупными из них были три: ранне-, позднехвалынская и новокаспийская трансгрессии. Возраст первой составлял 11-18 тыс. лет. Её береговая линия поднялась до отметки (+48) – (+50) м абс. высоты мирового океана, достигла на западе Ергенинской возвышенности, на востоке Общего Сырта. Позднехвалынская трансгрессия отмечена на высоте «0» м, новокаспийская на (–15) - (–20) м., её возраст около 6 тыс. лет [1, 8] и др. (табл. 1).

Таблица 1

Динамика природных условий Российского Прикаспия в четвертичном периоде [5]

Природные факторы

Древние террасы Каспийского моря

Раннехвалынская

Позднехвалынская

Новокаспийская

1. Длительность континентального развития, тыс. лет

 

18-11

 

11-9

 

9-21 век н.э.

2. Максимальный подъем уровня моря,  м. абс. h

(+48) – (+50)

0

(-20) - (-25)

3. Почвообразующие породы

позднехвалынские морские суглинки

Супесчаные и песчаные морские отложения

 

Песчаные морские отложения со скоплениями раковин моллюсков и детрита

4. Почвы

Бурые солонцеватые

 

Бурые пустынно-степные

примитивные лугово-солончаковые

5.Уровень залегания

  грунтовых вод, м

Более 15

Около 6

0 – 0,25

6. Засолённость почв в слое (0-30)см, в %

0,1-0,2

0,3-0,4

0,2 вблизи уреза моря, 0,8-1,7 при удалении на 10 км от уреза

7. Тип засоления

Сl

SO4-Cl

SO4

8. Растительность

Белополынная    ксерофитная полукустарничковая пустыня

Житняково-прутняково- полынные пустыни

 

Тамариксово-рогозовые плавни, разнотравно-пырейно-клубнекамышевые луга

В более позднее историческое время колебания уровня моря продолжались, но были менее значительными. В ХХ веке с 1929 г. по 1977 г. произошло значительное понижение уровня Каспия с отметки (-26,6) до (-29,0) м абс. высоты, обнажив при этом полосу морского дна шириной до 25 км, которую назвали «Новой сушей» [1].

Исследования Г.И. Степнина, проведённые в 1972г вдоль калмыцкого побережья Каспия показали, что фоновый растительностью «Новой суши» были два типа – луговой и пустынный. В разных частях побережья эдафотоп имеет свои особенности: северный – придельтовой, более опреснённый, южной более засолённый. Первый пояс на севере слагали рогозовая и тростниковая формации, образуя полосу шириной от 2 до 5 км. Доминанты отличались высокой жизненностью, хорошей сомкнутостью травостоя, обильным плодоношением. В видовом составе присутствовали гликофильные виды (Lythrum salicaria, Mentha aquatica, др), второй пояс был образован вейниковыми лугами, ширина которого варьировала от 500 м до 4,5 км. Его сменяли солончаковополынно-пырейные луга, заканчивающие этот экологический ряд.

Южная часть побережья, омываемая более солёными морскими водами, индикаторами которых здесь являются камышовые (Scirpus tabernaemontani) и клубнекамышые (Scirpus maritimus) плавни, за ними следуют пояса: широкий тростниковый с пятнами рогоза по понижениям (2-4 км), бескильницевые, эфемерово-солончаковополынные с Tamarix ramosissima. Заключительную стадию этого эколого-топологического ряда слагала лебедовая формация с Elytrigia repens, Puccinellia gigantea, Limonium gmelinii, Artemisia santonica, Tamarix ramosissima и др. Ширина данного пояса составила 200-300 м. Она явилась переходной ступенью к зональным анабазисно-белополынным пустыням [7].

С 1978 г. началась новая трансгрессивная фаза, при которой уровень моря поднялся на 2,5 м и достиг в 1995 г. отметки (-26,4) м. В настоящее время наблюдается его стабилизация на уровне (-27,0) м с тенденцией медленного понижения, а также формирования в прибрежной зоне новых экологических условий. Наши мониторинговые исследования проводились в 1983, 2002, 2012 гг. на эколого-топологическом профиле, расположенном в 3 км юго-восточнее г. Лагани. Профиль начинается от мелководий Каспия с прибрежно-водной растительностью и заканчивается уступом новокаспийской террасы, занятой зональной белополынно-сибирскожитняковой песчаной степью [4].

В первый год наблюдений доминировали полугидроморфные луговые слабо и среднезасолённые почвы, в последующие гидроморфные стали доминантами, изменился экологический режим прибрежной зоны, что отразилось на растительном покрове. Сравнение геоботанических описаний на одних и тех же экологических профилях показало, что выделенные нами ранее три пояса растительности: болотный (плавни), луговой (болотистые, настоящие) и пустынный сохраняются, но их границы, степень засоления и увлажнения почв существенно изменились. Анализ геоботанических описаний позволяет ставить вопрос, произошло ли это за счет смещения границ поясов или формирования новых растительных сообществ, отличающихся от прежних по экологическим условиям местообитания. Во всех случаях первый пояс образуют гигрофиты Phragmites australis, Typha angustifolia, во втором, на болотистых лугах в 1983 г. доминировали гигромезофиты, среди которых Alopecurus pratensis, вместе с тем менялся и набор сопутствующих видов. В первый год это галогигрофит Bolboschoenus maritimus, в последующие, большая часть побережья была затоплена. На новых мелководьях, на месте болотистых кермеково-лисохвостовых лугов с тамариксом сформировались новые плавни, в травостое которых только гликофильные виды. В качестве реликта от ранее существовавших на этом месте сообществ остались засохшие кусты Tamarix ramasissima. Индекс флористической общности между плавнями разных лет составил всего 20%. Плотный остаток лугово-болотных солончаковых почв в результате трансгрессии Каспия снизился с 0,525% до 0,080%, вызвав рассоление почв, смену доминантов и всего видового состава. 

В настоящее время второй пояс образует группа гликофитных болотистых разнотравно-тростниковых лугов, где субдоминантами являются: Polygonum amphibium, Lythrum salicaria, Carex acuta, которые формируются на месте галофитных лугов 1983 г., пырейно-кермековых, ажрековых, ситниковых. Галофитные луга в 2012 г. продвинулись в сторону суши, при этом степень засоления почв в отличие от болотистых лугов, плавней, практически остались на той же степени засоления – слабой и умеренной (0,341-0,790%) в 1983 г/ и (0,357-0,613%) в 2012 г. Здесь на фоне тростниково-пырейно-кермековых, ажрековых лугов встречаются небольшие фрагменты гидроморфных солончаков с бескильницево-солеросово-сведовым, ажреково-франкениево-бородавчато-лебедовым травостоем, плотный остаток которых варьирует от 0,892 до 0,786%, хлоридно-сульфатный тип засоления сменился сульфатно-хлоридным. В целях защиты города от наводнения в 1995-1996 гг. в 6 км от моря была создана дамба, что повлекло развеивание песков, формирование у её основания песчанополынных сообществ. Их можно рассматривать, на наш взгляд, как первичную стадию развития псаммосерии. На самой дамбе за эти годы развились густые тамариксовых заросли на фоне деградирующих однолетнесолянковых-солончаковополынно-тамариксовых сообществ [4].

Таким образом, в прибрежной зоне Каспийского моря в результате новейшей трансгрессии при близком наборе доминантов, сообщества аналогичных поясов значительно разнятся по составу сопутствующих видов. Вместе с тем пояс болотистых лугов в 1983г был прерывистым, нечётко выраженным, галогигрофитным, в 2012 г. наоборот он стал гликофитным, включающим 4 новые ассоциации. Индекс флористической общности между плавнями и болотистыми лугами в годы исследования различен. Он постепенно увеличивался от 2,4% в 1983 г., 8,7% – в 2002 г., до 71,4% в 2012 г., отражая несформированность последнего. На галофитных лугах эта закономерность так же прослеживается, но не так резко (3,3: 11,5: 29,4%). При этом  в луговых ценозах увеличилась роль сорняков, присутствуют также виды-реликты предыдущей стадии динамического ряда и индикаторы дальнейшей эволюции растительности в сторону гидрофитизации. 

Работа выполнена при финансовой поддержке Российского Фонда Фундаментальных Исследований (РФФИ),  проект № 14-05-00702. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Бананова В.А., Горбачев Б.Н. Растительный мир Калмыкии. Элиста: Калмиздат, 1977. С. 3-75.
  2. Варущенко С.И., Варущенко А.Н., Кличе Р.К. Изменения режима Каспийского моря и бессточных водоёмов в палеовремени. М : Наука. 1987. 240 с.
  3. Геннадиев А.Н., Мяло Е.Г., Горяинова И. Н., Пузанова Т.И. Прогноз состояния почвенно-растительного покрова российского побережья Каспия в условиях подъема уровня моря // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 1994. № 4. С. 67-72.
  4. Лазарева В.Г. Ботаническое разнообразие Северо-Западного Прикаспия в условиях колебания уровня Каспийского моря. Элиста, 2003. 258 с.
  5. Лазарева В.Г., Молчанова Л.В., Шадрина М.Б. Природные особенности древнего экотона на территории Прикаспийской низменности на правобережье Волги // Экотонные системы «вода-суша»: методика исследований, структурно-функциональная организация и динамика / под ред. Н.М. Новиковой. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2011.  С. 98-108.
  6. Леонтьев О.К., Каплин П.А., Рычагов Г.И. и др. Новые данные четвертичной истории  Каспийского моря // Комплексные исследования Каспийского моря. М.: МГУ, 1976. Вып. 5. С. 55-69.
  7. Степнин Г.И. Растительность северо-западного побережья Каспийского моря. Волго-Кумское междуречье // Экология растений степной зоны. Элиста, 1983. С. 3-11.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!