ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ И АНТРОПОГЕННАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ЛЕСОСТЕПНЫХ ЛАНДШАФТОВ В БАССЕЙНЕ ВЕРХНЕГО ДОНА

THE STAGES OF DEVELOPMENT AND ANTHROPOGENIC TRANSFORMATION OF FOREST-STEPPE LANDSCAPES IN THE UPPER DON BASIN

 

О.В. Бурова

O.V. Burova

Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле» (Россия, 300041, г. Тула, пр. Ленина, д.47) 

The State Museum-reserve «Kulikovo pole» (Russia, 300041, Tula, Lenin, ave., 47)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Процесс антропогенной трансформации лесостепных ландшафтов в бассейне Верхнего Дона – результат длительного неравномерного освоения региона в последнее тысячелетие. Изучение обширного материала позволило детально проанализировать трансформацию ландшафтов на основе природных и социально-экономических процессов, выделить 4 этапа развития региона и определить стадии формирования агроландшафта.

The process of anthropogenic transformation of forest-steppe landscapes in the Upper Don basin – the result of a long and uneven development of the region in the last millennium. A large number of historical and natural scientific data allowed to analyze the transformation of landscapes. We have identified 4 stages of development of economic activities and the formation stage agrolandscape.

 

Формирование современного агроландшафта в условиях северной лесостепи бассейна Верхнего Дона – результат длительного неравномерного освоения этого региона на протяжении последнего тысячелетия. Начало формирования агроландшафтов относится к XII в. и связано со славянской колонизацией, которая ввела земледельческую систему [5, 6].

Объектами географического и ландшафтного анализа стали крупные археологические комплексы – древнерусские памятники, возникновение которых связано с первым этапом активного хозяйственного освоения территории (начало – середина XII века) [2, 4, 6].

Основу исследований по изучению развития и антропогенной трансформации лесостепных ландшафтов в бассейне Верхнего Дона составили: материалы археологических исследований; архивные историко-картографические источники; фондовые материалы многолетних комплексных археолого-географических и палеогеографических исследований; литературные источники; результаты собственных полевых исследований.

Для выделения этапов развития лесостепных ландшафтов в бассейне Верхнего Дона и характеристики антропогенной трансформации лесостепных ландшафтов в районе археологических памятников были использованы природные и социально-экономические показатели. Природные показатели: 1) топографическая приуроченность археологических памятников (водораздел, балка, долина и особенности элементов мезорельефа – высотное положение, уклоны поверхности, развитие ложбино-лощино-балочные сети); 2) пространственная структура исходного лесостепного ландшафта (сочетание лесных, степных, луговых сообществ); 3) особенности ресурсного потенциала окружающей территории (привязка к источнику воды, тип почв, сырье для производств: глины, руды и др.). Социально-экономические показатели: 1) характеристика поселений (тип, планировочная структура и площадь, численность поселения). Эти показатели определяют масштаб и интенсивность вовлечения естественных ландшафтов в хозяйственный оборот; 2) особенности природопользования (хозяйственный уклад: специализированные и вспомогательные отрасли) и характер землепользования (система земледелия, орудия производства, культуры возделывания, площади угодий и их положение в структуре вмещающего ландшафта) [2].

Историко-археологические и географические  исследования позволяют  выделить в истории освоения территории северной лесостепи последнего тысячелетия в бассейне Верхнего Дона четыре этапа: I – кон. XII – кон. XIVв.в.; II – кон. XVI – нач. XХ вв.; III – нач. XХ – кон. XX вв.; IV – кон. XX – нач. XXI вв. [1, 2, 10, 11].

Этапы отличаются историей природопользования, процессами трансформации лесостепного ландшафта и замещением их  агроландшафтами.

I этап освоения (кон. XII – кон. XIV в.). По данным Гоняного М.И. [5] и др., в конце XII в. территория Верхнего Подонья становится благоприятной для активного освоения русским земледельческим населением высокоплодородных лесостепных районов. Здесь появляются поселения, наблюдается рост численности населения.

На I этапе хозяйственного освоения структура лесостепного ландшафта в наибольшей степени была нарушена в местах с максимальной залесенностью – приводораздельные пространства с верховьми балок, где вырубка леса достигала от 35% до 60%. В то время, как на территории степных водоразделов и склонов речных долин с близким соотношением лесных и безлесных  пространств, нарушения в пространственной ландшафтной структуры были менее выражены: сельскохозяйственные угодья создавались с минимальной вырубкой леса. На протяжении этого этапа хозяйственному воздействию подвергаются отдельные компоненты природного ландшафта без изменения его зональной структуры (соотношение лесных и безлесных сообществ): слабое выравнивание на уровне микроформ рельеф, почвенный покров затронут процессами проградации и, возможное  выпадение некоторых биотических видов [1, 2, 3, 7, 12]. В этот период был сформирован агроландшафт локального типа.

В 70-ее XIV в. годы в связи с опасность набегов татар население всех ключевых участков покидает территорию. Сельскохозяйственные угодья забрасываются, превращаются в залежь, на которой начинается постепенное восстановление естественной растительности [6].

II этап освоения (кон. XVI –нач. XХ вв.) характеризуется неравномерностью и сложностью социально-экономических процессов, но с устойчивой тенденцией постепенного (на протяжении 400 лет) освоения территории бассейна Верхнего Дона, развитие традиционных систем природопользования и повсеместное изменение зональной структуры лесостепного ландшафта – формирование агроландшафтов.

В связи с укреплением южных границ Российского государства прекращаются татарские набеги и Епифанский уезд становится пригодным для нового этапа массового заселения [11]. Складывается традиционная система природопользования – зерновая специализация сельского хозяйства и пригородное животноводство. Важным для этого времени является введение крупными помещиками агротехнический достижений. На территории исследования широко использовались передовые методы введения хозяйств в имениях кн. А.Г. Бобринского (под руководством А.Т. Болотова (Богородицкий уезд), кн. Голицыных (Епифанский уезд), С.Д. Нечаева и Ю.И. Нечаев-Мальцев (Данковский и Епифанский уезды). Крестьянские же хозяйства отличались слабой агротехникой зернового хозяйства [2, 8, 10]. На протяжении веков нормы распашки и поголовья скота в расчете на крестьянскую семью оставались неизменными.

На II-ом этапе освоения происходила неоднократная перестройка сельскохозяйственного производства лесостепных районов, соотношение хозяйственных и естественной структуры ландшафта постоянно менялось на фоне устойчивой тенденции расширения пахотных площадей за счет сведения леса и распашки степных сообществ и лугов. После земельной реформы 1861 г. происходит резкое нарушение площадного соотношения естественных и хозяйственных угодий. В пашенные угодья, вне зависимости от их агрономических свойств, вовлекаются огромные площади серых лесных почв, продолжается трансформация  черноземных и луговых почв. Этот процесс идет повсеместно – формирование агроландшафта приобретает площадной характер. В конце этапа практически на всех участках площадь пашни достигает 60%, площадь сенокосно-пастбищных угодий – порядка 10%. Сохраняются наиболее ценные лесные массивы, занимающие на то время до 20–25% территории [2].

III этап освоения (нач. XХ – кон. XX в.). Изменение системы землепользования связанно с применением машинной техники. При колхозном строе в регионе происходит возрастание площадей агроландшафтов, главным образом, за счет сведения оставшихся лесных массивов и уничтожения близких к естественных сообществам,  сенокосных угодий. Отраслью специализации всей Тульской губернии, а затем области, остается зерновое хозяйство. Повсеместный отказ от травопольной системы земледелия (позднее к ней пришлось вернуться [2]) усилил негативные антропогенные процессы: плоскостной смыв, эрозию, проградацию почв. Следует отметить, что замещение признаков лесного почвообразования степными (процесс проградации) повышает плодородие серых лесных почв и является благоприятным фактором при формировании агроладшафта. Однако, смена типа почв в природном ландшафтном комплексе рассматривается как явление негативное, отражающее прерывание естественных процессов почвообразования того или иного типа.

На III этапе в течение ХХ в. происходит полное разрушение лесостепной структуры ландшафта и завершается сложный процесс формирования агроландшафтов. Площадное соотношение сельскохозяйственные угодий представлено: пашня – 80%, пастбищно-сенокосные угодья – 15%. Естественные экосистемы составляют 5% (травяные и лесные сообщества). Они сохранились лишь на небольших площадях хозяйственных неудобий, носят дисперсный характер распространения, не обеспечивающий процесс их самовосстановления и поддержание биологического разнообразия лесостепных экосистем.

Интенсивные процессы трансформации лесостепного ландшафта изменили все компоненты лесостепного ландшафта, но в разной степени: полностью уничтожена зональная растительность с сохранением отдельных видов на местах исконного обитания; значительные изменения претерпел почвенный покров - смыв, перекрытие и проградация почв с сохранением признаков почвообразовательных процессов лесостепной зоны (лесного, степного, лугового), рельеф изменен в деталях [1- 4, 12].

В 80-90-е годы XX в. происходит упадок сельскохозяйственного производства: площади пашенных угодий сокращаются, уступая место залежам, несколько возрастают сенокосно-пастбищные угодья. Нельзя не отметить положительную роль лесопосадочных мероприятий 60-х гг. ХХ в., и создание системы региональных ООПТ в конце 80-х – начале 90-х гг. [9].

IV этап освоения (кон. XX – нач. XXI вв.) выделяется в связи с экономическим кризисом и демографическими проблемами середины 90-х годов ХХ в.

Отмечаются процессы запустения территории: отток населения в города, исчезновение населенных пунктов, сельскохозяйственных угодий приводит к разрушению сложившихся агроландшафтных комплексов предыдущего этапа освоения и постепенному замещению сельскохозяйственных угодий залежными сообществами. В последние годы наблюдаются процессы оживления хозяйственного производства, связанные с активной  сменой национального состава населения  выходцами из южных республик регионов России. Происходит изменение традиционного уклада хозяйствования: специализация на пашенном земледелии и выращивании зерновых культур меняется на преимущественно животноводческое направление. Из отраслей земледелия на небольших площадях сохраняется выращивание  кормовых смесей, гречихи и отдельных сортов ячменя.

Основные хозяйственные угодья представлены следующими соотношениями: пашня – 10-25%; сенокосно-пастбищные – 10-15%; залежь – 25-60%, естественные  угодья представлены балочными лесами и лесопосадками – 1-10%.

Выводы:

  1. Этапы освоения северной лесостепи и становление агроландшафтов в последнее тысячелетие по ключевым участкам имели общие закономерности:

пространственно-временная неравномерность формирования, обусловленная: а) разной длительностью этапов освоения – от 100 до 400 лет; б) природным ландшафтным лесостепи  и рельефом (балок, долин, водоразделов) на I этапе освоения (кон. XII - кон. XIV в.в.) и  характером землепользования на II-  IV этапах (с кон. XVI в. до н.в.).

  • перерыв в освоении длительностью до 200 лет, связанным с внешнеэкономическими факторами и характеризующимся полным восстановлением природных биоценозов; спад в освоении (15-20 лет) в связи с социально-экономическим кризисом 90-х годов ХХ в.
  1. Определяющая роль природного ландшафта лесостепи на ранних этапах освоения – I (кон. XII – кон. XIV в.в.) и большая часть II-ого этапа (кон. XVI в. – до кон. XVIII в. – нач. XIX в.) (при единой истории землепользования): вовлечение в хозяйственный оборот типа зонального фитоценоза: в долинных и долинно-водораздельных лесостепных ландшафтах формирование агроландшафта происходило за счет сведения злаково-разнотравных лугов, а с конца XVIII в. – за счет уничтожения лесов. В пределах балок, в условиях полной залесенности их вершин, формирование агроландшафтов шло за счет сведения леса. Однако, завершение формирования агроландшафта происходило в одно и тоже время на III этапе по всем ключевым участкам независимо от исходного природного ландшафта.
  2. Агроландшафт лесостепной зоны проходит несколько стадий формирования. Первая стадия – формирование агроландшафта локального типа, при котором в условиях единой системы природопользования площадь хозяйственных угодий не превышает площади естественных комплексов, охватывает I этап (кон. XII в. – кон. XVI в.) и первую треть второго этапа II (кон. XVI в. – кон. XVII в.). Вторая стадия – переходная – начало формирования агроладшафтов площадного типа, охватывает середину II этапа (кон. XVII в. – кон. XVIII в.), в течение которой, в условиях сменившей системы землепользования сохраняется устойчивая тенденция постепенного замещения естественных комплексов сельскохозяйственными угодьями. Третья стадия – завершение формирования агроландшафтов площадного типа, охватывает последнюю треть II этапа (сер. XIX в. – нач. XX в.) и III этап (ХХ в.). Характеризуется неоднократной сменой системы землепользования, скачкообразным увеличением площадей хозяйственных угодий с полным разрушением природного ландшафта – под влиянием сельскохозяйственной деятельности трансформированы практически все природные компоненты с модификацией отдельных их свойств. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Александровский А.Л. Антропогенная эволюция почв Куликова поля // Антропогенная эволюция геосистем и их компонентов. М., 1987. С. 88-104.
  2. Бурова О.В. История землепользования и формирование агроландшафта в лесостепи Верхнего Дона с XII по XX вв. // Изв. РАН. Сер. Геогр. 2005. № 3. С. 22-37.
  3. Бурова О.В. Принципы и научно-методические подходы по восстановлению лесов Куликова поля // Куликово поле: Исторический ландшафт. Природа. Археология. История : Сб. ст. в 2-х т. Т. 1. Природа. Археология. Музейное дело. Тула: Гос. Музей-заповедник «Куликово поле», 2003. С. 36-47
  4. Гласко М.П., Гольева А.А., Сычева С.А., Бурова О.В. Ландшафты Донского побоища: возвращение утраченного // Куликово поле и Донское побоище 1380 года / Тр. ГИМ. М., 2005. Вып. 150. С. 227-256.
  5. Гоняный М.И. Археологические памятники района Куликова поля (конец XII – третья четверть XIV в.) // Куликово поле и Донское побоище 1380 года / Тр. ГИМ. М., 2005. Вып. 150. С. 95-162.
  6. Гоняный М.И, Александровский А.Л., Гласко М.П. Северная лесостепь бассейна Верхнего дона времени Куликовской битвы. М., 2007. 208 с. ил.
  7. Данилов В.И. Степная растительность Куликова поля и проблемы ее восстановления // Куликово поле и Донское побоище 1380 года. М., 2005. Вып. 150. С. 257-298. (Тр. ГИМ).
  8. Данилов Л.В. Крестьянский опыт природопользования в историческом центре Средневековой Руси // Традиционный опыт природопользования в России. М. : Наука, 1998. С. 57-76.
  9. Красная книга: Особо охраняемые природные территории Тульской области. Тула: Гриф и К. 316 с., ил.
  10. Куликово поле. Документы по землевладению XVII в. Вып. 1 / ред-сост. Н.К. Фомин. Тула: «Гриф и Ко», 1999. 240 с.
  11. Фомин Н.К. Заселение Епифанского уезда в XVI – XVII в.в. // Куликово поле: материалы исследования. М.: Гос. ист. музей. Вып. № 73. С. 126-138. (Тр. Гос. Ордена Ленина Ист. музея).
  12. Швец О.В., Бригадирова О.В., Склеймина А.В. Современное состояние редких видов птиц на территории музея-заповедника «Куликово поле» и перспективы их охраны // Куликово поле. Исторический ландшафт. Природа. Археология. История. Т. 1. Природа. Археология. Музейное дело. Тула: ООО «Власта», 2003. С. 65-70.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!