К ВОПРОСУ КЛАССИФИКАЦИИ СТЕПЕЙ БАРГУЗИНСКОЙ КОТЛОВИНЫ (СЕВЕРНОЕ ПРИБАЙКАЛЬЕ) 

THE QUESTION OF STEPPE CLASSIFICATION OF BARGUZINSKY BASIN (NORTHERN BAIKAL REGION)

 

Т.Г. Басхаева1, С.А. Холбоева2, М.Г. Цыренова3

T.G. Baskhaeva1, S.A. Kholboeva2, M.G. Tsyrenova3 

ФГБОУ ВПО «Бурятский государственный университет»

(Россия, 670000, г.Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а) 

Buryat State University

(Russia, 670000, Ulan-Ude, Smolina St., 24a)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.">1Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.">2Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.">3Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Проведена классификация степной растительности Баргузинской котловины с использованием доминантно-детерминантного подхода, в качестве детерминантов используются диагностические группы видов. Высшие единицы ранга формаций и подтипов растительности основаны на диагностирующих признаках биоморф преобладающих видов. На основе дифференциальных видов выделяются субассоциации, ассоциации.

The classification of steppe vegetation Barguzinskaya basin using a dominant determinant approach as determinants used diagnostic groups of species. Higher rank unit formations and vegetation subtypes based on diagnosing symptoms of life forms of dominant species. On the basis of differential forms are distinguished subassociation and associations.

 

Баргузинская котловина представляет собой резко очерченное опускание земной коры внутри Саяно-Байкальского, Станового нагорья [8]. Длина котловины составляет около 200 км, ширина – 35 км. С северо-запада она ограничена крутой сбросовой стороной Баргузинского хребта, альпинотипные вершины которого достигают высот 2600-2800 м, с юго-восточной – пологоволнистыми склонами Икатского хребта, абсолютные высоты которого составляют 2600 м. На северо-востоке котловина ограничивается сходящимися отрогами Баргузинского, Икатского, Северо-Муйского и Южно-Муйского хребтов. Борта котловины, образованные коренными породами, имеют сложное строение. Днище котловины находится на высотах 550-800 м над у.м. Контур осадочных пород ее днища образован аккумулятивными поверхностями 3-х типов: делювиально-пролювиальной наклонной предгорной равниной, примыкающей к склонам Баргузинского хребта, комплексом пойменных террас и совокупностью высоких аккумулятивных поверхностей куйтунов, причлененных к коренным склонам Икатского хребта [8]. Баргузинский горно-котловинный район по своим условиям формирования и структуры климата мало подвержен влиянию Байкала и является более контрастным с резким усилением континентальности [6]. Среднегодовая температура воздуха (станция Тасса) составляет –5,3°С. Благодаря значительному прогреванию долины в летнее время и соответственно охлаждению в результате стока выхоложенных масс воздуха со склонов окружающих хребтов в зимний период, здесь увеличивается амплитуда температурных колебаний. Самый теплый месяц года (июль) имеет температуру 18,2°С, температура наиболее холодного месяца января –32,3°С. Годовая амплитуда абсолютных температур воздуха достигает 90°С. Зима здесь суровая и малоснежная. Продолжительность устойчивых морозов составляет 152 дня. Долина характеризуется повышенной теплообеспеченностью и большой сухостью вегетационного периода [1].

Растительность днища котловины и предгорий представляет закономерное сочетание сходных по флористическому составу и (в определенной мере) по структуре лесов с остепненным травостоем, сообществ настоящих и луговых степей, а также  интразональных типов растительности: болотного и лугового [9]. Такой характер растительности И.И. Букс и Г.Н. Огуреева [2] обозначают как горную лесостепь.

Пояс горной экспозиционной лесостепи включает также степные и лесные ценозы днища котловины, которые составляют целостное ландшафтное образование как в структурном, так и генетическом отношениях. Степи на плакорах в условиях полого-увалистых равнин заметно обеднены и чаще представлены дигрессионными вариантами богаторазнотравных устойчиво квазикоренных (литогенно-серийных) сообществ горносклоновых степей [2]. Они контактируют обычно с сосновыми и березово-лиственничными лесами.

Территория исследования относится к Евразиатской степной области, Центральноазиатской подобласти [5]. Характеризуя лесостепные и степные острова юга Центральной Сибири, Е.М. Лавренко на основании исследований М.Ф. Короткого описывает Баргузинские степи в среднем течении как злаково-разнотравные и дерновинно-злаковые бедноразнотравные степные группировки с преобладанием востреца Leymus chinensis и осоки Carex duriuscula.

Материалом для  статьи послужили 118 геоботанических описаний, выполненных авторами стандартными методами. Общий список степных видов высших сосудистых растений составил 229 видов. Хранение, сортировка описаний и выделение диагностических групп проводились с использованием программы IBIS [4].

При классификации растительности был реализован доминантно-детерминантный подход, в качестве детерминантов используются диагностические группы видов. Дифференциальные виды – это виды, диагностирующие таксоны границами своего распределения [7]. Высшие единицы ранга формаций и подтипов (классы формаций) растительности основаны на диагностирующих признаках биоморф преобладающих видов. На основе дифференциальных видов выделяются субассоциации, ассоциации. Диагностические блоки выявляются вполне объективно. Полученные фитоценозы анализировались по критериям выделения ассоциаций, и им давались названия. Основными единицами приняты ассоциации и формации.

Классификация степной растительности

Класс формаций  Настоящие степи

Настоящие степи образованы ксерофильными травянистыми растениями, обычно только с небольшой примесью растений, переходных от ксерофитов к мезофитам [5].

Формация  Ковыльная (Stipa krylovii)

В степях Монголии и Забайкалья ковыль Крылова характерный индикатор полосы сухих степей [10]. Травостой ковыльных степей относительно густой, проективное покрытие – 35-50%. Основу травостоя составляет Stipa krylovii с участием Cleistogenes squarrosa. В более гумидных вариантах включаются мезофиты: Linum perrene. Из видов, сопутствующих основным доминантам, характерны Potentilla bifurca, Saussurea salicifolia, Carex duriuscula. Последняя часто доминирует в дигрессионных вариантах степей. Общее проективное покрытие сообществ 20-35%, задернованность 5-8%. Ассоциации: Луково-крыловоковыльные (Stipa krylovii – Allium strictum), ирисово-крыловоковыльные (Stipa krylovii – Iris humilis – Lilium pumilum) степи.

Формация Мелкодерновиннозлаковая (Koeleria cristata, Poa botryoides, Cleistogenes squarrosa)

Основу травостоя сообществ составляет Koeleria cristata с участием Poa botryoides, Cleistоgenes squarrosa Agropyron cristatum, реже Stipa krylovii. Степи с преобладанием голарктического степного вида Koeleria cristata распространены преимущественно на выровненных пространствах котловины и представляют собой более обедненный и ксерофильный вариант мелкодерновинно-злаковых степей [3]. Из видов, сопутствующих основным доминантам, характерны Pulsatilla turczaninovii, Veronica incana. Общее проективное покрытие сообществ 25-40%, задернованность  до 10%.

Для дигрессионных вариантов обычны Carex duriuscula и Potentilla acaulis, занимающие до 50% площади фитоценозов.

Ассоциации: Лапчатково-кистевидномятликовые (Poa botryoides + Potentilla arenosa + varia herbosa), житняково-тонконоговые (Koeleria cristata + Agropyron cristatum + varia herbosa) степи.

Формация Житняковая (Agropyron cristatum)

Характерны в полосе предгорий на щебнистых склонах южной экспозиции. Общее проективное покрытие 25-30%, задернованность 3-5%. Ярусность хорошо выражена. На участках в 100 кв м встречаются до 20 видов растений. Обильны злаки Agropуron cristatum, Cleistogenes squarrosa. Присутствуют немногочисленные виды c небольшим обилием: Artemisia commutata, Chamaerhodos grandiflora, Carex korshinskyi, Silene jeniseensis, Astragalus laguroides. Иногда в сообщество входит Orobanche coerulescens, паразитирующий на корнях полыни. Ассоциации: Кострецово-житняковые (Agropyron cristatum – Bromopsis korotkiji) степи.

Класс формаций Луговые степи

Сообщества луговых степей отличаются сложной вертикальной структурой, а также большой (до 50 видов) видовой насыщенностью. Для сообществ горных луговых степей особенно характерна горизонтальная неоднородность травостоя – мозаичность и комплексность их сложения. Тому способствует щебнистый и весьма динамичный субстрат с разнообразием форм микро- и нанорельефа.

Формация  Разнотравно-злаковая

Разнотравно-злаковые луговые степи имеют наиболее тесные связи с травяными и остепненными сосновыми лесами, образуя с последними сложные ландшафтные комбинации.

Разнотравные луговые степи характерны на склонах южных и юго-западных экспозиций. Густой травяной покров, обилие высокостебельного разнотравья индуцируют условия достаточного увлажнения. В состав луговых степей обычно входят кустарники (Spiraea media, Rosa acicularis), проективное покрытие кустарникового яруса 35-40%.

Травостой густой, часто имеет сложную вертикальную структуру из 3-4 ярусов. Проективное покрытие 40-60%. На участках в 100 кв м отмечается до 40-50 видов растений, из злаков содоминируют  Poa botryoides, Koeleria cristata. Единично отмечен Agropyron cristatum. Разнотравье составляют Potentilla tanacetifolia, Carex pediformis, Aster alpinus, Pulsatilla turczaninovii, Artemisia commutata, Bupleurum scorzonerifolium, Schizonepeta multifida. C меньшим обилием встречаются Silene repens, Veronica incana. Проективное покрытие нарушенных фитоценозов составляет 25-30% с преобладанием в составе непоедаемых видов. Ассоциации: Лапчатково-стоповидноосоковые (Carex pediformis – Potentilla tanacetifolia + varia herbosa) луговые степи дифференцируются на 2 субассоциации, с мятликом сизым и петрофитно-разнотравные.

Формация Клейковатополынная (Artemisia subviscosa)

Сообщества формации распространены на опушках и полянах в лесостепном поясе, а также на многолетних залежах, где образуют комплексы с крыловоковыльными степями. Представляют собой эндемичную формацию.  Вместе с Полынью клейковатой содоминируют Agropyron cristatum, Stipa krylovii, Poa botryoides. В нижнем ярусе содоминирует Potentilla acaulis. Видовой состав бедный, от 10 до 22 видов.

Подтип Сазовые степи

Формация Чиевая (Achnatherum splendens)

Небольшие площади расположены на поверхности предгорных террас на участках с засолением почв. В составе сообществ значительно участие Leymus chinensis, Agropyron cristatum. Видовой состав бедный, не более 10 видов на 100 кв м.

Подтип Псаммофитные степи

Формация Короткокострецовая (Bromopsis korotki)

Формация Чабрецовая (Thymus baicalensis)

Нами не учтены сообщества развеваемых песков и рассмотрены закрепленные пески с более-менее развитой растительностью. Описаны формации Thymus baicalensis, Bromopsis korotkjii с проективным покрытием 10-30%. Содоминирует Agropyron cristatum, в числе постоянных видов можно отметить Chamaerhodos grandiflora, Oxytropis lanata. 

Список литературы:

  1. Агроклиматические ресурсы Бурятской АССР. Л.: Гидрометеоиздат, 1974. 167 с.
  2. Букс И.И., Огуреева Г.Н. О высотной поясности восточного макросклона Баргузинского хребта // Доклады Института географии Сибири и Дальнего Востока. Иркутск, 1969. Вып. 23. С.21-30.
  3. Дамбиев Э.Ц., Намзалов Б.Б., Холбоева С.А. Ландшафтная экология степей Бурятии. Улан-Удэ, 2006. 185 с.
  4. Зверев А.А. Информационные технологии в исследованиях растительного покрова. Томск: ТМЛ-Пресс, 2007. 304 с.
  5. Лавренко Е.М., Карамышева З.В., Никулина Р.И. Степи Евразии. Л.: Наука, 1991. 146 с.
  6. Ладейщиков Н.П. Особенности климата крупных озер. М.: Наука, 1982. 137с.
  7. Миркин Б.М. Теоретические основы современной фитоценологии. М.: Наука, 1985. 137 с.
  8. Нагорья Прибайкалья и Забайкалья. История развития рельефа Сибири и Дальнего Востока. М.: Наука, 1974. 359 с.
  9. Намзалов Б.Б., Басхаева Т.Г. Горная лесостепь Баргузинской котловины (Северное Прибайкалье). Улан-Удэ, 2006. 126 с.
  10. Пешкова Г.А. Растительность Сибири // Предбайкалье и Забайкалье. Новосибирск: Наука СО РАН, 1985. 145 с.

 


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!