ПРОБЛЕМЫ АГРАРНОГО ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ В ВОСТОЧНОМ ОРЕНБУРЖЬЕ

PROBLEMS OF AGRARIAN LAND USE IN EAST ORENBURZHYE

 

А.С. Романова

A.S.Romanovа

Федеральное государственное учреждение науки Институт степи Уральского отделения Российской науки  

(460000, г.Оренбург, ул.Пионерская 11)

Institute of the steppe of the Ural Branch of the Russian science

(460000, Orenburg, Pionerskaya St. 11,)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В данной работе рассматривается степень антропогенной трансформации степей в  Восточном Оренбуржье. Приводится хронологическая последовательность ухудшения земель и  результаты нерационального природопользования.

In this work extent of anthropogenous transformation of steppes in East Orenburzhye is considered. The chronological sequence of deterioration of lands and results of irrational environmental management is given. 

Территория Восточного Оренбуржья расположена в Урало-Тобольской высокоравнинной степной провинции, занимающей часть Уральской складчатой системы.  В последние годы эта территория становится своеобразным полигоном испытания системы сохранения ландшафтного разнообразия, природного наследия и обеспечения поддержания экологического равновесия, а также сохранения и восстановление биологического разнообразия  через охрану всех видов на уровне популяций и сообществ.  Ее основу образуют центральная и восточная части Магнитогорского прогиба и Восточно-Уральское поднятие. Провинция отличается сложным по составу комплексом пород, которые служат основой для формирования почвенного покрова. Его основу составляют черноземы, представленные на севере обыкновенными вариантами, сменяющимися к югу южными маломощными  и солонцеватыми. На щебнистых склонах плато сформировались неполноразвитые темно-каштановые почвы, которые южнее сменяются типичными темно-каштановыми и темно-каштановыми с солонцеватым комплексом. В долинах рек получили развитие аллювиальные почвы. На зональных черноземах сформировались соответственно разнотравно-типчаково-ковыльные и типчаково-ковыльные степи, о солонцы заняты типчаково-полынными группировками. Большая часть провинции безлесна (лесистость составляет около 0,3%), кроме крайнего северо-востока.

Исследуемый нами Адамовский район расположен в Суундук Ириклинском плакорно-увалистом районе Суундук-Жарлинского округа и занимает территорию площадью 6,3 тыс. кв. м. Он представляет собой возвышенное увалистое плато, ступенчато понижающееся к р. Урал. Нижняя ступень представляет волнистую равнину, местами прерываемую полосами мелкосопочника. Склоны расчленены долинами рек Сундук и Б.Кумак. Основу почвенно-растительного покрова  на севере образуют в основном черноземы с разностравно-ковыльной степью [6].

Этот уникальный ландшафт Восточного Оренбуржья послужил причиной основания на этих землях целины. В первые годы становления  район  являлся одним из крупнейших сельскохозяйственных регионов в Оренбургской области по производству сельскохозяйственной продукции и продуктов питания в России. Почвоведы дали свое заключение о целесообразности распашки здесь до 13 млн. га и не более. Но план по распашке был перевыполнен более чем втрое. Основная целина была освоена в 1954–1956 гг. [4]. Причем более 950 тыс. га распаханных угодий приходится на малозаселенное в прошлом Восточное Оренбуржье (только в двух «дальневосточных районах», Адамовском и Светлинском, распашке подверглось около 570 тыс. га). На территории области было образовано 11 новых «целинных совхозов» и 13 совхозов на базе существовавших до этого колхозов. Произошло перераспределение региональных структур землепользования и землеустройства. Посевная площадь в целинном секторе сельского хозяйства увеличилась по сравнению с 1953 г. в 3,5 раза, а в Адамовском и Светлинском районах – в  5,5 раз [5].

В результате произошло полное уничтожение зональных степей. Уже к середине 1960-х гг. граница богарной пашни вплотную приблизилась к пескам и бурым пустынным почвам. С целинных степей «содрали кожу» на площади 42 млн. га, тем самым обнажилась хрупкая земельная плоть, склонная к разрушению в неестественном состоянии. Пыльные бури, которые бушевали над целиной в середине 1960-х гг., поставили вопрос о закупке зерна за рубежом. Результат «целинной лихорадки» был плачевный – за последние десять лет эпохи «стихийного» аграрного землепользования в России выбыло из оборота 26-28 млн. га, в Казахстане 15-16 млн. га. Свое объективное мнение по поводу «целинного эксперимента» высказали ученые ровно 10 лет назад, когда отмечалось 40 лет выдвижению переселенцев-энтузиастов в «Дальние края». Были приняты компромиссные резолюции, отмечающие необходимость залужения всех низкопродуктивных агроземов и развитие адаптивного мясного скотоводства. Однако ничего значимого так и не удалось сделать [4].

За эти годы посевные площади сельскохозяйственных культур в области сократились на треть от  1990 г. Широкомасштабное запустение сельскохозяйственных земель наряду с депопуляцией сельской местности представляет реальную угрозу для сельских культурных ландшафтов области, формировавшихся столетиями и являющихся её национальным достоянием.

Кроме того, сложившаяся к началу 1990-х гг. система управления природопользованием и охраной окружающей среды перестала соответствовать принципам эколого-экономической сбалансированности развития национальной экономики и ее отдельных отраслей. Отсутствие реальных стимулов рационализации земле- и водопользования и охраны природы привело к чрезвычайно низкой эффективности использования земельно-водных ресурсов, механизма природопользования и охраны окружающей среды в сельском хозяйстве. Ежегодно десятки тысяч гектаров сельскохозяйственных угодий, прежде всего орошаемых земель выводятся из хозяйственного оборота. Угрожающими становятся прогрессирующие темпы нарастания деградации агроэкосистем, снижения плодородия почвы, загрязнения компонентов окружающей среды. Более того, затянувшийся экономический кризис, спад производства, рост безработицы, расширение ареала бедности отодвинули экологические цели в списке приоритетов государственной политики на одно из последних мест.

Вместе с тем, переход к новой стратегии развития, основанной на постепенном отказе от природоразрущающей (природоемкой) техногенной парадигмы и переходе к модели (стратегии) экологически устойчивого и экономически сбалансированного развития, является жизненно важным этапом социально-экономического прогресса. Однако, обострение экологической ситуации становится препятствием на пути устойчивого социально-экономического развития страны, ведет к ограничениям в размещении производства и инфраструктуры, потере конкурентоспособности национальной экономики, росту уровня бедности, социальной напряженности, усилению негативного влияния экологического фактора на состояние агроэкосистем, здоровья населения и др.

Кризисная ситуация в сельском хозяйстве и усиление деградации земельных ресурсов, наряду с просчетами в стратегии и тактике аграрного реформирования, отсутствие обоснованной ценовой, финансово-кредитной и налоговой политики, во многом обусловлены противоречивостью и непоследовательностью подходов к выработке эффективной политики экологического регулирования аграрного сектора и рационализации сельскохозяйственного природопользования, ориентацией на преимущественно экстенсивные формы развития сельского хозяйства [1].

Максимальное относительное сокращение посевных площадей, произошедшее в нашей области, привело к продовольственной нестабильности в стране и повышению цен на сырье.

Кроме того, с уменьшение площади плодородных земель связано сильное уменьшение поголовья сельскохозяйственных животных. В 1990-2003 гг. сократилось поголовье крупного рогатого скота  в 2,3 раза, свиней  в 2,4, овец и коз в 3,4 раза. По поголовью свиней наша область соответствует своему уровню 1954 г. Современное поголовье крупного рогатого скота составляет лишь 75% от поголовья 1916 г., а овец и коз сто лет назад  было почти втрое больше [3].

Сельское хозяйство у нас развивается чрезвычайно своеобразно, но неэкологично.

Сельскохозяйственные земли Адамовского района составляют 596 тыс. га, из них пашня – чуть более 49%. Нет точных данных на сегодняшний день, какой процент площади из этих земель был безвозвратно потерянн. К этому следует добавить, что почти все пашни подвержены ветровой эрозии, площадь эродированных земель ежегодно возрастает. Более 7% площади сельхозугодий в той или иной степени засолонены, около 0,5% представлены солончаками. Отсюда понятно значение восстановления земельных ресурсов и плодородия почв, там, где они нарушены, частично или полностью утрачено плодородие земель [2].

Следует признать, что опыт, полученный при освоение целинных земель дал возможность решения продовольственной проблемы. Но также он показал, что неправильное  принятое решение в области природопользования может привести к плачевным последствиям. В результате одного неправильного решения многие поколения лишились возможности жить в уникальной местности с неповторимой флорой и фауной. Необходимо было  локальное, очаговое освоение целины на основе максимальной адаптации форм хозяйствования к географическим особенностям ландшафта. Масштабы распашки и способ использования природно-ресурсного потенциала оптимальны и сбалансированы и не соответствовали условиям региона.

Теперь основной нашей задачей является восстановление тех утерянных земель и видов, живших на них. Только сделав это, мы сможем вывести нашу страну из экологического кризиса. 

Список литературы:

  1. Блинов Л.Н., Перфилова И.Л., Юмашева Л.В. Экологические основы природопользования. М: Дрофа, 2004. 112 с.
  2. Герасимова И.А. Управление природопользованием и охраной окружающей среды / М-во общ. и проф. образования РФ, Оренбург. гос. ун-т, Юрид. фак. Оренбург: ОГУ, 1998. 145 с.
  3. Коваленко Н.Я. Экономика сельского хозяйства. М.: Изд-во «ЭКСМОС», 2010. 432 с.
  4. Левыкин С. В. Социально-экономические и экологические последствия освоения целины в Оренбуржье в 1954-1962 гг. // География, экономика и экология Оренбуржья: [сб., посвящ. 250-летию Оренбургской губернии]. Оренбург, 1994. С.88-92
  5. Семенов Е.А. Шагреневая кожа оренбургской целины // География, 2004. № 10. С. 7–10.
  6. Чибилев А.А., Дебело П.В. Ландшафты Урало-Каспийского региона / А.А.Чибилев. Оренбург: Институт степи УрО РАН, ООО «Печатный дом «Димур», 2006. 264 с.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!