РОЛЬ НЕКОТОРЫХ ПРИРОДНЫХ И АНТРОПОГЕННЫХ ФАКТОРОВ  В ПОДДЕРЖАНИИ И СОХРАНЕНИИ СТЕПЕЙ

THE ROLE OF SOME NATURAL AND ANTHROPOGENIC FACTORS IN THE MAINTENANCE AND CONSERVATION OF STEPPES

 

Л.П.Паршутина

Ludmila P. Parshutina

Ботанический институт им. В. Л. Комарова РАН

(197376, Санкт-Петербург, ул. Проф. Попова, 2, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.)

Komarov Botanical Institute RAS

(197376, Saint-Petersburg, Prof. Popova st., 2, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.)

 

Зональная и региональная принадлежность степей, специфика их естественной и антропогенной динамики во времени и пространстве, изменение климатических условий и др. – факторы, без учета которых принятие решений по вопросам поддержания и сохранения степей неправомерны.

Zonal and regional attachment of steppes, peculiarities of their natural and anthropogenic dynamics in time and space, the change of climatic conditions, etc. are factors that must be considered when taking decisions on the maintenance and conservation of steppes. 

В новейшее историческое время процессы воздействия человека на природу стали определяющими в направлении развития растительного покрова Земли. Для отдельных территорий тенденции развития растительного покрова определяются взаимодействием природных и антропогенных факторов. Их влиянию на степную растительность, в частности на особо охраняемых природных территориях (ООПТ), посвящено значительное количество научной литературы. И, тем не менее, в настоящее время по многим аспектам изучения степей наблюдается дефицит эмпирических данных. Степных стационарных исследований проводится мало, и практически все они сосредоточены в лесостепной зоне Европейской части России. По этой причине в публикациях, посвященных проблемам охраны степной растительности, нередко появляются однотипные рекомендации, основанные на литературных данных, правомерных для других типов степей, других зон, других физико-географических регионов, что крайне нежелательно, а часто и  недопустимо. Наряду с этим, предложения по мероприятиям, позволяющим поддерживать и сохранять степную растительность той или иной ООПТ, достаточно разнообразны. Однако тут возникает закономерный вопрос: «…Что считать успехом территориальной охраны степей: неприкосновенность климаксового состояния растительности, либо стадию сукцессии, позволяющую функционировать полночленной степной экосистеме, включая копытных?» [6, с. 100]. Но все регуляционные мероприятия относятся к деструктивным, разрушительным, направленным на консервацию условных «типовых» состояний степных экосистем, например, ковыльной стадии. Кроме того, они зависят от ряда экономических факторов в современном положении государства [12]. Что же в этой ситуации считать наиболее приемлемым для применения на практике? Решать исследователям, изучающим степи той или иной территории. Все зависит от целей и задач, приоритетных для конкретной ООПТ. В конечном итоге, какие бы системы охраны, режим и схема регуляционных мероприятий ни были выбраны, с нашей точки зрения, существуют положения, без учета которых принятие решений по вопросам сохранения и поддержания степей, и в первую очередь в ООПТ, неправомерны. Хочется сказать о них хотя бы в самом первом приближении.

Зональная принадлежность степей всегда являлась основополагающим моментом при их изучении, поскольку в разных зонах степная растительность отличается флористически, структурно и функционально. Различаются в пределах зон и их физико-географические характеристики, что также отражается на специфике проводимых в степях исследований и на их результатах. Только один пример: в Европейской части России в степной зоне рельеф в основном выровненный, а в лесостепи – балочный. В связи с этим как система ведения сельхозпроизводства, так и система сенокосно-пастбищного использования степей здесь разные. Значительные различия существуют между степными сообществами и в пределах одной зоны, в меридиональном (север-юг) направлении. И это также надо учитывать обязательно.

Большое значение имеет и региональная принадлежность исследуемых степей. Если сравнить территории самых крупных степных регионов России, например, в ее Европейской части и в Западной Сибири, то даже на первый взгляд они окажутся значительно различающимися по основному перечню факторов, определяющих состояние современного степного растительного покрова. Европейские и западно-сибирские степи имеют резкие различия в климатических условиях, рельефе, степени обводненности регионов, почвах, их солевом режиме, составе древесных пород (в лесостепи) и т. п. Кроме того, в историческом плане оледенение в четвертичный период в этих регионах происходило также по-разному. Это привело к неодинаковым условиям для последующего формирования здесь степной растительности в послеледниковый период. По-разному шло заселение этих территорий человеком, культура которого с древнейших времен наложила свой сильнейший отпечаток на растительный покров каждого из регионов.

К сожалению, существенные ошибки могут происходить в тех случаях, когда авторы, придавая большое значение хозяйственной деятельности человека в его влиянии на природу, подчеркивают это воздействие только в современный период, не учитывая всю предыдущую историю культуры человечества. Например, степной растительный покров еще на заре человеческой культуры, безусловно, сформировался под влиянием частых пожаров как одного из основных воздействующих на него экзогенных факторов. Вот почему в настоящее время степные пожары не могут коренным образом изменить растительный покров степей в силу того, что он сформирован под их воздействием в предыдущие периоды. В качестве примера можно привести наши 15-летние наблюдения за степями на очень пологом склоне и надбровной части северной окраины балки Таловой в «Каменной степи» (Воронежская область), которые практически не используются в хозяйственном отношении. В 1994 году здесь были описаны разнотравно-злаковые и разнотравно-злаково-ковыльные сообщества в сочетании с участками степных кустарников. Вопреки сложившемуся мнению о неизбежном быстром залесении неиспользуемых степных сообществ, особенно в лесостепи, травяной ярус описанных в 1994 году степей к 2009 году по составу и структуре изменился мало, а вот в кустарниковом ярусе произошли радикальные изменения. Caragana fruteх полностью заместила бывшие здесь ранее Amygdalus nana, Chamaecytisus ruthenicus и Spiraea crenata. Скорее всего, основную роль в сохранении травостоя степей сыграли  периодические палы (на почве почти нет подстилки, отсутствуют напочвенные зеленые мхи), а изменение состава кустарников, по  нашему мнению, связано с увеличением в данном регионе в наблюдаемый период среднегодового количества осадков [10].

В то же время на территории «Каменной степи» в нескольких километрах от северной оконечности Таловской балки на плакорном участке с абсолютным режимом заповедывания луговая степь трансформировалась в кленовый лес [3]. Возможно, в данном случае основополагающее значение в сукцессионном процессе степной растительности имели ее положение в рельефе и временной фактор. Учитывать фактор времени необходимо также при использовании результатов исследований, проведенных в одном и том же регионе, но в разное время, поскольку результаты одних и тех же опытов в настоящем и в прошлом могут оказаться абсолютно разными. Ярким примером, подтверждающим это, являются исследования в заповеднике «Приволжская лесостепь». Одна из постоянно наблюдаемых здесь залежей с абсолютно заповедным  режимом за более чем 200 лет восстановилась до состояния «луговых степей в зональных условиях». А вот «… в современных климатических условиях при абсолютно заповедном режиме залежная растительность на плакорах не имеет перспективы восстановления в климаксовую луговую степь» [7, с. 132]. Таким образом, сопоставляя современные данные и данные прошлых лет, полученные на  одной и той же территории, надо учитывать изменения, произошедшие в природной среде региона за сравниваемый период (климатические данные, уровень грунтовых вод, показатели почвенного покрова и т. п.).

 В настоящее время большинство исследователей придерживается точки зрения И.К.Пачоского [11], что в зоогенной динамике растительного покрова девственных степей ведущая роль принадлежит крупным травоядным копытным животным (степным антилопам и лошадям). Г.А.Глумов [1], Е.М.Лавренко [5 и др.] утверждают, что это не так. По их мнению, большое значение в этом отношении принадлежит степным мышевидным грызунам-землероям. В связи с их массовым размножением степи (в первую очередь, целинные) периодически проходят своеобразную стадию «залежной» (бурьянистой) фазы развития, когда в их составе появляется большое количество сорных растений. Резкое уменьшение количества грызунов приводит к быстрому восстановлению почв и растительности степей. Также быстро исчезают и сорняки и заменяются степными сообществами. Каждый участок обычного целинного фитоценоза на протяжении своей истории был неоднократно нарушен деятельностью роющих грызунов и поэтому неоднократно прошел стадию бурьянистых зарослей. Таким образом, роющие животные вызывают не только появление отдельных пятен почв и растительности на фоновом степном травостое, но и обусловливают смену одних вариантов почв на другие, а также смену фитоценозов в целом. В каких случаях следует учитывать ту или иную точку зрения, решать придется  каждому исследователю самостоятельно.

Рекомендуя выпас копытных животных для целей сохранения и поддержания степных экосистем, в первую очередь в ООПТ, следует учитывать ряд серьезных фактов, которые были получены в ходе исследований, проведенных в нашей стране, а также в американских прериях. Установлено, что по влиянию на растительность степей выпас диких копытных отличается от выпаса  домашних животных не только количественно, но и качественно (разный характер использования степи, разная реакция травостоя в виде уменьшения или увеличения обилия и проективного покрытия видов, изменения видового состава и др.) [8]. Но, используя опыт американских исследователей, надо помнить, что прерии и степи – не одно и то же. 

И наконец, одним из главных моментов, которые обязательно следует учитывать при изучении степной растительности, является динамика климатических условий. Для исследований, проведенных в засушливый период климатических циклов или, наоборот, в их наиболее влажный период, можно допустить большую ошибку в односторонней трактовке процессов природных явлений. Сотрудниками института Географии РАН доказано, что на региональном уровне в динамике растительного покрова климатический фактор является превалирующим. От выбора территориально дифференцированной стратегии охраны и использования степных экосистем, по возможности соотносимого с динамикой климата или адаптированного к ней, будут существенно зависеть скорость и глубина процессов деградации, восстановления или нормального функционирования степных ландшафтов [2, 9].

В связи с колебанием количества осадков наблюдается большой размах изменений травостоя степей [5]. Особенно заметно они проявляются в «южных сухих степях»: с одной стороны, это резкое колебание в развитии многолетних компонентов степных сообществ; с другой (в отдельные годы с благоприятным режимом осадков), – в массовом появлении в их составе одно и двулетников. Такое явление наблюдается даже на «девственных» степях, не затронутых воздействием травоядных – как копытных, так и грызунов. Массово могут развиваться во влажные годы в степных сообществах Eragrostis minor, Salsola ruthenica, Artemisia scoparia, A. рectinata и др. Ныне они считаются сорными, хотя по своему происхождению это степные виды. Развитие надземной части многолетних компонентов степей, особенно дерновинных растений (злаки, луки), также подвержено очень большим колебаниям. При неизменной численности экземпляров этих растений или их дерновин в покрытии поверхности почвы их надземной частью наблюдаются очень большие изменения. Если их не учитывать, то при посещении одного и того же участка в контрастные по количеству осадков годы его степную растительность можно отнести не только к двум разным ассоциациям, но и к разным формациям.

При наступлении длительных периодов, влажных или сухих, климатических циклов наблюдаются более существенные изменения состава и структуры степных  сообществ сукцессионного типа. Так, в «Каменной степи» данные опытов (наблюдения проводились более 30 лет) показали, что даже при однотипном регулируемом использовании степей (сенокошение) происходит основательная трансформация их травостоя. Причины – значительное увеличение количества осадков и повышение среднегодовых температур воздуха в исследуемом регионе за последние 50 лет [4].

Изучение всех динамических процессов в степных экосистемах должны проводиться длительное время в условиях стационаров отдельно для каждого физико-географического региона. И тогда станет ясно, что некоторые явления, расцениваемые в настоящее время как признаки деградации степных сообществ, например мезофитизация степного травостоя, окажутся одной из стадий его естественной сукцессии во влажном периоде климатического цикла. Рекомендации по использованию, сохранению и восстановлению степных экосистем  не могут быть стандартными, поскольку обобщать отдельные явления для всех степей нельзя. В различных регионах они имеют свои индивидуальные особенности, поэтому  наиболее  точными будут рекомендации регионального уровня. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Глумов Г.А. Исследование современной динамики естественного растительного покрова южной лесостепи Зауралья: Автореф. дис…докт. биол. наук. Л., 1953. 39 с.
  2. Золотокрылин А.Н., Титкова Т. Б. Климатообусловленная динамика лесостепной, степной и полупустынной растительности России и Казахстана. // Изв. Росс. АН. Сер. Географическая. 2010. № 2. С. 40-
  3. Казанцева Т.И., Бобровская Н.И., Пащенко А.И., Тищенко В.В. Динамика
    растительности 100-летней степной залежи (Каменная степь, Воронежская
    область) // Бот. журн. 2008. Т.93. № 4. С. 620-
  4. Казанцева Т.И., Бобровская Н.И., Пащенко А.И., Тищенко В.В. Особенности динамики восстановления залежной растительности луговых степей заказника «Каменная степь» // Отечественная геоботаника: основные вехи и перспективы. Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием. Санкт-Петербург, 2011. Т. 2. С. 88-
  5. Лавренко Е.М. Степи Евразиатской степной области, их география, динамика и история // Вопросы ботаники. М.-Л., 1954. С.157-
  6. Левыкин С.В., Казачков Г.В. Цеспезарий – новационная землеустроительная единица с режимом сохранения наивысшего качества системы титульных биологических объектов степей // Режимы степных особо охраняемых природных территорий. Матер. межд. научно-практической конф., посвящ. 130-летию со дня рождения проф. В.В.Алехина. Курск, 2012. С. 99-
  7. Новикова Л.А. Особенности восстановления луговых степей в разных ландшафтах Приволжской возвышенности // Режимы степных особо охраняемых природных территорий. Матер. межд. научно-практической конф., посвящ. 130-летию со дня рождения проф. В.В. Алехина. Курск, 2012. С. 131-
  8. Опарин М.Л., Опарина О.С., Цветкова А.А. Выпас как фактор трансформации наземных экосистем семиаридных регионов // Поволжский эколог. журн. 2004. № 2. С. 183-
  9. Опустынивание засушливых земель России: новые аспекты анализа, результаты, проблемы. М., 2009. 298 с.
  10. Паршутина Л.П. Естественное восстановление степной растительности на склонах балок в юго-восточной части Центрального Черноземья // Режимы степных особо охраняемых природных территорий. Матер. межд. научно-практической конф., посвящ. 130-летию со дня рождения проф. В.В. Алехина. Курск, 2012. С. 145-
  11. Пачоский И.К. Описание растительности Херсонской губернии. Херсон, 1917. 366 с.
  12. Ткаченко В.С. Теоретические основы регулирования степных экосистем // Режимы степных особо охраняемых природных территорий. Матер. межд. науч.-практ. конф., посвящ. 130-летию со дня рождения проф. В.В. Алехина. Курск, 2012. С. 239-243.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!