ТУРГАЙСКАЯ ПОЛУПУСТЫНЯ

TURGAI SEMI-DESERT

 

В.А. Николаев

V.A. Nikolaev

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

(119991 Москва, ГСП-1, Ленинские горы)

Lomonosov Moscow State University

 (119991 Moscow, GSP-1, Leninskie Gory)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Рассмотрена ландшафтная структура полупустынной физико-географической провинции столово-ступенчатого Тургайского плато. Она представлена системой разновысотных ярусов со свойственными им геоморфологическими и литоэдафическими вариантами природных геосистем. Тургайская полупустыня – регион отгонного пастбищного животноводства. В ее пределах запланировано создание государственного пустынно-степного резервата «Алтын Дала».

Landscape structure of the semi-desert physico-geographical province of the Turgai table plateau is analysed. It includes the system of different altitudinal layers with typical (geological-geomorphological and litho-) edaphic variations of natural geosystems. Turgai semi-desert is the area of distant-pasture animal husbandry. State desert-steppe reserve “Altyn Dala” is planned within this region. 

Тургайская полупустыня – типичный зональный экотон, сочетающий в своей ландшафтной структуре степные, пустынно-степные и пустынные геосистемы, занимающие различные геотопологические и литоэдафические позиции. Недостаточная изученность тургайской полупустыни побудила автора кратко охарактеризовать ландшафты региона, используя материалы личных полевых наблюдений. Дополнительным поводом для предпринятой акции послужило недавнее решение правительства Казахстана о создании в Южном Тургае государственного природного резервата – национального парка «Алтын Дала».

Тургайское столово-ступенчатое плато расположено в тектоническом прогибе между Южным Уралом и Мугоджарами на западе и Казахским мелкосопочником на востоке. В субмеридиальном направлении плато рассекает сквозная эрозионно-тектоническая Тургайская ложбина, в которую с востока открывается долина р. Тургая, с запада – долина р. Иргиза. С юга плато замыкается аридно-денудационными чинковыми уступами, которые обрамляют впадину соленого озера Челкар-тениз.

Орографически блокированное с запада от влагонесущих воздушных масс и, в то же время, открытое с юга для иссушающего среднеазиатского влияния плато отличается исключительной засушливостью. Тургайская полупустынная физико-географическая провинция одна из наиболее аридных в евразийской полупустынной зоне. При сумме активных температур 3000–3100ºС и атмосферных осадках 180–200 мм/год, коэффициент ее атмосферного увлажнения составляет всего 0,2–0,3, т.е. близок к аналогичным показателям северной пустыни Центрального Казахстана. В обстановке крайней нехватки атмосферной влаги важнейшими факторами ландшафтогенеза и дифференциации ландшафтного покрова становятся здесь геолого-геоморфологические и литоэдафические условия [1].

В тургайской полупустыне отчетливо разделяются три ландшафтно-геоморфологических яруса: а) верхнее аккумулятивно-денудационное глинистое плато (250–300 м над уровнем моря); б) средневысотное денудационное песчано-супесчаное плато (150–220 м над уровнем моря); в) аккумулятивное суглинистое днище Тургайской ложбины (80–120 м над уровнем моря). Верхний и средний ярусы заняты в основном автоморфными геосистемами, нижний ярус – гидроморфными.

Плато Жиланшик Турме, расположенное у восточного борта Тургайского прогиба, формирует верхний ландшафтный ярус. Здесь сохранился типичный полупустынный плакор – явление довольно редкое в евразийской полупустыне. Плато сложено древнеозерными соленосными глинами неогена-олигоцена и перекрыто плащом четвертичных лессовидных суглинков. Именно эти суглинки, мощностью всего 1,5–2,0 м, обеспечивают полупустынному ландшафту типично зональный плакорный облик. В условиях непромывного, близкого к аридному водного режима на плоскоравнинном рельефе развиты светло-каштановые карбонатные, солонцеватые тяжелосуглинистые почвы. Растительный покров – полынно-ковылково-тырсиковая пустынная степь. Тырсик (Stipa sareptana) – типичный злак евразийской полупустыни. Столь же характерна для казахстанской полупустыни полынь тонковатая (Artemisia gracilescens). Ковылок (Stipa lessingiana) проникает сюда с севера – из сухих степей Тургая, а полынь белоземельная (Artemisia terrae-albae), иногда именуемая серой, – с юга, из пустынь Северного Приаралья и Западной Бетпакдалы. Таким образом, в растительности полупустынного тургайского плакора сочетаются флористические элементы сухой степи, пустынной степи и северной пустыни.

Местами значительна примесь житняка пустынного (Agropyron desertorum) и прутняка (Kochia prostratа). Повсеместно участие эфемероидов – тюльпанов и мятлика живородящего (Poa bulbosa). В микрозападинах встречаются кустарниковые заросли таволги зверобоелистной (Spiraea hypericifolia) в сопровождении сухостепного травостоя (Stipa capillata, Festuca valesiaca,  Crinitaria tatarica).

Описанный полупустынный плакор – хрупкий ландшафтный феномен. Стоит процессам аридной денудации хотя бы частично нарушить лессовосуглинистый покров и вывести к дневной поверхности подстилающие соленосные глины, как он превращается в солонцово-пустынно-степной комплекс. На фрагментах лессовосуглинитых покровов со светло-каштановыми солонцеватыми почвами сохраняется полынно-ковыльная пустынная степь. Но до 50–60% комплекса занимают  литогеные корковые и мелкие солончаковые солонцы с разреженным покровом из галофитных полукустарничков (Artemisia pauciflora, Atriplex cana, Anabasis salsa, A.apnylla).

На крайнем юге Тургайского плато полупустынный плакор замещается плакором северной солянково-полынной пустыни. На бурых суглинистых солонцеватых почвах доминируют серополынные сообщества (Artemisia terrae-albae) с участием кокпека (Atriplex cana) и биюргуна (Anabasis salsa). Характерно появление пустынного полукустарничка терескена (Ceratoides papposa) и редких зарослей черного саксаула. Как и в полупустыне обилен эфемероид – мятлик живородящий.

Принципиально иные литоэдафические варианты полупустыни свойственны средневысотному ландшафтному ярусу Южного Тургая. Под воздействием длительной аридной денудации, происходившей, по-видимому, в течение всего плейстоцена, здесь вскрыты песчаные, супесчаные и алевритовые озерно-аллювиальные слои миоцена-олигоцена. С ними сочленяются, образуя единую полигенетическую поверхность выравнивания, песчаные толщи высоких надпойменных террас рр. Тургая, Иргиза, Улы- Жиланшика и др. Лессовосуглинистые покровы отсутствуют, в силу чего на данном ландшафтном ярусе преобладают псаммофитные и гемипсаммофитные пустынные степи. Они широко распространены на междуречье Тургая-Иргиза, а также в среднем течении р. Улы-Жиланшика.

Первое, что обращает на себя внимание исследователя, так это слабое развитие в указанных степях солонцов. Редко, когда их участие в почвенном покрове достигает 20–30%. Господствуют светло-каштановые супесчаные и легкосуглинистые почвы. В травостое полынно-типчаково-тырсиковой пустынной степи немало ксеропсаммофитов: эркека  (Agropyron fragile), эфедры (Ephedra distachya), полыни Маршалла (Artemisia marschalliana) и др. Широко распространен мятлик живородящий, много тюльпанов. Солонцы, главным образом, средние и глубокие, под прутняковой и полынно-типчаковой растительностью в той или иной мере остепнены. Мелкие солонцы, индицируемые прутняково-чернополынными сообществами, сравнительно редки.

В связи с тем, что на средневысотном плато Южного Тургая преобладают поверхностные отложения легкого механического состава, на значительных площадях они подверглись поверхностной эоловой переработке. Выделяются песчано-эоловые полупустынные ландшафты двух разновозрастных генераций.

Древнеэоловые (средне-позднеплейстоценовые) грядовые массивы располагаются к востоку от Тургайской ложбины, на междуречьях Сарыозен-Тургай, Тургай-Улы-Жиланшик и южнее последнего. Грядовые морфосистемы строго ориентированы в северо-северо-восточном направлении. Относительная высота гряд 20–25 м, протяженность – 10–20 км, ширина гряд и межгрядовых ложбин около 1,5 км. Поражает изоморфизм как гряд, так и межгрядовых понижений. Все они будто созданы по одному лекалу. Автору в свое время довелось исследовать рельеф бэровских бугров в низовьях Волги и гривистый рельеф на юге Западно-Сибирской равнины. Морфологически они подобны грядовому рельефу Южного Тургая. Как видно, природа любит повторяться.

Тела тургайских древнеэоловых гряд сложены песчано-супесчаными отложениями с подчиненными алевритовыми прослоями. В основании гряд и в межгрядовых ложбинах вскрываются подстилающие соленосные глины олигоцен-эоцена. Надо полагать, описываемый рельеф формировался как за счет эоловой аккумуляции материала на грядах, так и дефляции межгрядовых желобов.

Резкая морфологическая и литоэдафическая дифференцированность ложбинно-грядовых массивов находит прямое отражение в их ландшафтной структуре. На грядах с легкими по механическому составу светло-каштановыми почвами размещаются полынно-тырсиковые (Stipa sareptana, Artemisia gracilescens, A.semiarida) пустынные степи с участием эркека и прутняка. У подножья гряд и в межгрядовых ложбинах они сменяются солончаково-солонцовыми комплексами. На корковых и мелких солончаковых солонцах господствуют чернополынно-кокпековые, биюргуновые и др. галофитные сообщества. По тальвегам межгрядовых ложбин прослеживаются цепочки галофитно-луговых лиманов (Elytrigia repens, Hordeum brevisubulatum, Leymus ramоsus, Aeluropus littoralis, Limonium gmelini, L. suffruticosum, Saussurea amara). Лиманные сенокосы с преобладанием пырейных травостоев – одни из ценнейших в тургайской полупустыне. В благоприятные по погодным условиям годы с них получают до 20 ц/га сена. Наряду с лиманами в межгрядовых ложбинах размещаются соровые солончаки и соленые озера. Примером тому служит урочище Бескопа (Пять озер). Таким образом, эоловая переработка ряда участков Тургайского плато привела к формированию сложноорганизованных и весьма контрастных по структуре ландшафтов, в которых парагенетически сопряжены как автоморфные пустынно-степные, так и гидроморфные галогенные пустынные геосистемы.

Более молодые (голоценовые) генерации эоловых песков тяготеют к речным долинам. Они располагаются на надпойменных террасах рр. Тургая, Иргиза, Улькаяка, Улы-Жиланшика. Перевеванием здесь охвачена поверхностная толща песчаного аллювия. Закрепленные эоловые пески отличаются мягкой пластикой пологобугристого рельефа, с колебаниями относительных высот 5–7 м. В местах же современного перевевания песков, вызванного чрезмерными пастбищными нагрузками, рельеф приобретает барханно-бугристый характер.

Находки под навеянными песками артефактов, принадлежащих ранним кочевникам, свидетельствуют о сравнительной молодости описываемых песчано-эоловых геосистем (энеолит, эпоха бронзы). Об этом же говорят слабосформированные почвы закрепленных песков. Им свойствен псаммофитный пустынно-степной растительный покров, в котором преобладают полынно-эркековые (Agropyron fragile, Artemisia marschalliana, A.arenaria) сообщества, с участием тырсы (Stipa capillata), овсяницы Беккера (Festuca beckeri), тонконога сизого (Koeleria glauca) и песчаного разнотравья (Helichrysum arenarium, Centaure marschalliana и др.). В редких дефляционных котловинах встречаются соровые солончаки, обрамленные сочносолянковыми (Halimione verrucifera, Salicornia europaea) и галофитнозлаковыми (Aeluropus littralis, Puccinellia tenuissima) лугами с зарослями чия (Achnatherum splendens).

Песчано-эоловые пустынно-степные ландшафты крайне неустойчивы к пастбищным нагрузкам. Закрепленные растительностью массивы целесообразно использовать главным образом в качестве степных сенокосов. При выпасе скота происходит антропогенное опустынивание песчаной пустынной степи, как это случилось с развеваемыми барханно-бугристыми песками Тосынкум, Каратозган в низовьях р.Тургая и в ряде других мест тургайской полупустыни.

Нижний ландшафтный ярус локализован в сквозной Тургайской ложбине и речных долинах рр. Тургая, Иргиза, Улькаяка, Улы-Жиланшика и др. Он включает участки второй надпойменной террасы, уцелевшие от поверхностного перевевания, первую надпойменную террасу и пойму. Вниз по террасовым ступеням гидроморфизм геосистем естественно возрастает.

Вторая надпойменная терраса высотою 8–10 м над меженным уровнем водоемов отчасти сохраняет следы былого гидроморфизма. В условиях ослабления десуктивно-выпотного водного режима  происходит ее постепенное остепнение. В солонцово-пустынно-степных комплексах на паритетных правах участвуют как солончаково-солонцовые, так и пустынно-степные элементарные геосистемы. На мелких и корковых солончаковых солонцах поселяются чернополынные, чернополынно-кокпековые, биюргуновые галофитные  сообщества. На светло-каштановых солонцеватых и солончаковатых  суглинистых почвах, а также глубоких остепненных солонцах – полынно-тырсиковые, полынно-типчаковые, полынно-прутняковые. Остепнению солонцов в немалой степени способствует активная деятельность мелких грызунов-землероев (малого суслика, песчанок и др.).

Первая надпойменная терраса нацело занята гидроморфными солонцово-солончаковыми комплексами. Приподнятая над меженным уровнем рек и озер не более, чем на 5 м, она доминирует в нижнем ландшафтном ярусе. При глубине минерализованных грунтовых вод 2,0–2,5 м, в условиях десуктивно-выпотного водного режима на террасе комплексируются чернополынные, кокпековые и биюргуновые ассоциации на корковых солончаковых солонцах и сочносолянковые (Saliсornia europaea, Halimione verrucifora, Petrosimonia triandra) на луговых солончаках.

Пойменные и лиманные галофитные луга, при превышении над меженью рек и озер не более 1,5 м, находятся во власти как пойменного, так десуктивно-выпотного водного режимов. В луговом, преимущественно злаковом травостое (из Elytrigia repens, Beckmannia eruciformis, Leymus ramosus, Hordeum brevisubulatum, Puccinellia dolicholepis, Aeluropus littoralis), участвует галофитное разнотравье (Limonium gmelinii, Saussurea amara), селитряная полынь (Artemisia nitrosa) и сочные солянки (Salicornia europaea, Halimione verrucifera, Suaeda corniculata). Тургайские луга – ценнейшие сенокосные угодья, обеспечивающие местное отгонное животноводство страховыми кормами. При нормальном обводнении их продуктивность составляет 20–25 ц/га высококачественного сена. По отаве возможен умеренный выпас крупного рогатого скота.

Создаваемый в тургайской полупустыне национальный парк «Алтын Дала» включает три кластерных участка. Сарыкопинский участок, расположенный в Тургайской ложбине, представляет систему озер Сарыкопа и смежные солонцово-солончаковые и галофитнолуговые гидроморфные геосистемы. Тосыкумский участок выбран в низовьях р. Тургая. В его составе обширный массив полуобнаженных барханно-бугристых песков, подвергшихся пастбищному опустыниванию. Снятие пастбищных нагрузок и придание им статуса ООПТ будет способствовать стабилизации песков и постепенному остепнению. Наиболее репрезентативным для тургайской полупустыни служит Улы-Жиланшикский кластерный участок. В его пределах полынно-злаковая пустынная степь, в том числе на крупногрядовом древнеэоловом рельефе. В южном направлении она сменяется серополынной остепненной пустыней. Суммарно национальный парк «Алтын Дала» занимает около 400 тыс. га. И все же неплохо было бы включить в его состав часть плато Жиланшик Турме с его типичным полупустынным ландшафтным плакором.

Список литературы:

  1. Атлас Кустанайской области. М.: ГУГК ГГК СССР. 1963. 80 с.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!