ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ РАСТИТЕЛЬНОГО ПОКРОВА ПРИАЗОВЬЯ В ПОЗДНЕМ ГОЛОЦЕНЕ

THE HISTORY OF VEGETATION OF THE SEA OF AZOV REGION IN THE LATE HOLOCENE

 

К.В.Красноруцкая

K.V.Krasnorutskaya

Институт аридных зон ЮНЦ РАН,

(Ростов-на-Дону, пр. Чехова 41, 344006)

Institute of Arid Zones SSC RAS

(Rostov-on-Don, 41 Chekhov av., 344006)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Представлены новые палинологические данные верхнеголоценовых разрезов донных отложений Азовского моря. Выделено несколько стадий изменения природно-климатических условий в Приазовье на протяжении последних 3000 лет - четыре теплые и сухие фазы и три фазы с более прохладным и влажным климатом, характеризующиеся расширением древесной растительности.

The paper presents new pollen data from Late Holocene marine sediment sequences of the Sea of Azov. Several stages of changes in nature-climatic conditions in the Sea of Azov Region during the last 3000 years were identified. Vegetation dynamics during the considered period included four relatively hot and dry phases and three phases with more humid conditions those characterized by expansion of woodlands. 

Изучение динамики растительности степной зоны Приазовья в позднем голоцене является актуальным вопросом на сегодняшний день и представляет большой интерес для решения некоторых задач исторической географии юга Восточно-Европейской равнины.

Материалами для исследования послужили колонки донных отложений юго-восточной и северо-восточной частей акватории Азовского моря. Корреляция данных колонок позволила охватить изменения растительного покрова в течение последних 3000 лет. Установление абсолютного возраста отдельных горизонтов стало возможным благодаря радиоуглеродному датированию [1].

В позднем суббореальном и субатлантическом периоде в Приазовье сформировалась степная растительность, постепенно приобретающая современный облик. Результаты палинологического анализа показали, что спектры всей толщи изученных отложений степные с преобладанием пыльцы травянистых растений. Доминирующей в спектрах является пыльца представителей семейства Chenopodiaceae (30-40%) и рода Artemisia (40-50%). Содержание пыльцы злаков (Poaceae) также высоко и достигает в некоторых образцах 20 %. Пыльца разнотравья (Apiaceae, Fabaceae, Lamiaceae, Brassicaceae) широко представлена на всех глубинах. В группе пыльцы древесных пород преобладает пыльца Alnus. В высокой степени на формирование спектров оказывает влияние пыльца Quercus и Carpinus. В качестве постоянных компонентов группы пыльцы древесных можно отметить Picea, Pinus, Corylus, Fagus и Ulmus. Редкими элементами спектра является пыльца таких родов, как Juglans и Tilia, единично отмечены пыльцевые зерна Hippophae rhamnoides. Во всех изученных горизонтах присутствуют пыльцевые зерна водных растений: Sparganium (в большом количестве), Typha latifolia и Potamogeton (единично). Споры немногочисленны и представлены преимущественно лесными растениями, среди которых: преобладают папоротники (Polypodiaceae). Кроме них, отмечены споры сфагновых мхов и лесных плаунов. В образцах присутствуют споры печеночных мхов, предпочитающих открытые субстраты, например береговые обрывы.

Благодаря детальному (с интервалом отбора проб через 2-3 см) анализу позднечетвертичных отложений Азовского моря были обнаружены незначительные колебания в составе спорово-пыльцевых спектров, а, следовательно, и в развитии растительного покрова Приазовья.

Интервал, соответствующий времени 3200-2500 лет назад характеризуется повышением в спектрах роли пыльцы древесных пород, и может быть уверенно сопоставлен с позднесуббореальным похолоданием, имевшим место в центральных и северных районах Восточно-Европейской равнины [2].

Интервал 2500-2000 лет назад характеризуется степными спектрами и соответствует более теплым и засушливым климатическим условиям с распространением на побережье разнотравно-злаковых и полынно-маревых степей.

Вопрос об интерпретации более поздней фазы распространения древесной растительности, продолжительностью около 300 лет (2000-1700 лет назад) пока остается открытым. Возрастание доли ольхи и березы может указывать на развитие пойменных лесов Кубани и других крупных рек.

К середине субатлантического периода на северном и северо-восточном побережье Азовского моря распространяются формации южных степей с близкими к современным климатическими условиями и нарастающей ксерофитизацией растительного покрова. Для спорово-пыльцевых спектров было характерно обилие пыльцы маревых в связи с тем, что литорали заселялись галофитами из этого семейства.

Результаты спорово-пыльцевого анализа дают основания в течение позднего субатлантика выделить фазу с более гумидными условиями, возрастные границы которой оцениваются как 650-150 лет назад и соответствуют Малому ледниковому периоду [3]. Повышение доли древесных пород в эту фазу происходит главным образом за счет пыльцы Alnus и Betula. Отмечается максимум содержания пыльцы Quercus, Tilia, Corylus, Carpinus. Данный сигнал может служить отражением изменения площади лесов в долинах крупных рек, впадающих в Азовское море.

Динамика растительности территорий, прилегающих к Азовскому морю неразрывно связано с деятельностью человека. В спектрах Азовского моря процесс антропогенного воздействия также нашел отражение. Во всех исследованных отложениях непрерывно присутствует пыльца культурных злаков (Cerealia), в верхних горизонтах отмечается увеличение пыльцы Chenopodiaceae, Brassicaceae, Plantago. В последнем столетии значительно возрастает содержание пыльцы Asteraceae возможно указывающее на распространение антропогенно-нарушенных территорий.

В заключении можно отметить, что на фоне общего широкого распространения степной растительности в Приазовье, в позднем голоцене прослеживаются периоды с некоторым изменением условий. Эти процессы находят отражения в спектрах донных отложений, и показывают динамику не только растительности побережья, но и более удаленных районов. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ: 

  1. Матишов Г.Г., Ковалева Г.В., Польшин В.В. Новые данные о скорости седиментации в Азовском море в позднем голоцене //Доклады Академии наук, 2009. Т. 428, № 6. С. 820-823.
  2. Хотинский Н.А. Голоцен Северной Евразии. М.: Наука, 1977. 198 с.
  3. Mann M.E., Zhang Z., Rutherford S. et al. Global Signatures and Dynamical Origins of the Little Ice Age and Medieval Climate Anomaly // Science. 2009. 326. P.1256–1260.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!