ПРИРОДНОЕ РАЗНООБРАЗИЕ И ВОПРОСЫ ДИНАМИКИ ФЛОРЫ ХРЕНОВСКОГО БОРА

NATURAL DIVERSITY AND THE QUESTIONS OF FLORISTIC DYNAMIC OF KHRENOVSKOI BOR

 

Н.О. Кин 1, М.Л. Зайцев

N.O.Kin, M.L.Zaitsev

1Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт степи Уральского отделения Российской академии наук

1Institute of Steppe of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

1Россия, 460000, г. Оренбург, ул. Пионерская, 11

1Russia, 460000, Orenburg, Pionerskaya, 11

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье представлены данные о природных особенностях островного лесного массива. Даны материалы по вопросам динамики флоры Хреновского бора, где подробно описаны виды растений, ранее существовавшие в Хреновском бору, но на сегодняшний момент не отмеченные современными исследователями. Также представлена информация о растениях прежде не отмечавшихся во флоре бора, наличие которых было зафиксировано при проведении флористических работ в 2010 – 2011 гг.

The article presents data on the natural features of the island forest. Materials on the dynamics of the flora Khrenovskoi bor, which are described in detail plant species that existed previously in Khrenovskom forest, but at the moment is not marked by modern researchers. It also provides information about plants not seen before in the flora of boron, the presence of which was recorded during the floristic work in 2010 - 2011 years.

 

 

Состав и другие характеристики лесных фитоценозов определяются не только климатическими и почвенно-грунтовыми, но и антропогенными факторами. Боры (в том числе Усманский, Хреновской, Бузулукский и др.) на протяжении нескольких тысячелетий являются ареной деятельности человека [6, 12]. Еще Келлер Б.А. [12] писал, что на территории Воронежской области жизнь человека давно сплелась с жизнью растительности и поистине может считаться крупным естественным фактором в самом развитии растительного покрова в послеледниковое время.

Хреновской бор расположен в подзоне типичной лесостепи Окско-Донской низменности [15, 16] на южной границе распространения сосны обыкновенной (Pinus sylvestris). Этот лесной массив является одним из крупных островных массивов (40,8 тыс. га.) в лесостепной зоне Восточной Европы. В административном отношении он располагается в пределах Воронежской области, где на долю лесов приходится 11% площади региона. Хреновской бор покрывает террасы левобережного склона долины р. Битюг (приток р. Дон). Лесом покрыто 34,2 тыс. га, в том числе (в %): сосной – 61, дубом – 15, ольхой черной – 12, осиной – 6, березой – 4, ясенем, кленом, ильмовыми, липой, ивой и др. – 2; насаждений искусственного происхождения 16,44 тыс. га (среди которых имеются посадки 19 в.) [3].

Климат подзоны типичной лесостепи Окско-Донской низменности континентален. Абсолютный минимум температур достигает  -36 - -400С, а абсолютный максимум +40 - +430С [1]. За год выпадает в среднем 500 мм осадков, 60% которых приходится на период с апреля по сентябрь. С весны по раннюю осень около 30% дней с суховеями, приносящими нагретые массы воздуха низкой влажности. Более половины данного периода составляют дни с относительной влажностью воздуха менее 30% [13]. Сумма среднесуточных температур за период, когда они становятся равными и выше 100С составляет 26000С, продолжительностью 156 дней.

В формировании геологической структуры отложений и рельефа поверхности левобережного склона битюгской долины в районе Хреновского бора основное значение имели ледниковые процессы [5, 7, 8]. Древняя долина Битюга, выработанная в коренных породах была заполнена отложениями донского ледника. Затем они перерабатывались ледниковыми и послеледниковыми водами, результатом чего явился поверхностный плащ песка, который особенно большую мощность имеет в припойменной части бора. В.В. Гуман [8] отмечал, что в Хреновском бору на небольшом пространстве как нигде ярко выражены описанные Г.И. Танфильевым и Г.Ф. Морозовым закономерные изменения рельефа, почв и растительности южнорусских рек. Пойма Битюга возвышается над меженным уровнем воды на 3-4 м. Она покрыта лиственными, в основном черноольховыми, дубовыми сообществами, в которых встречаются также осина, береза бородавчатая, липа мелколистная, клен остролистный, тополь черный.

Первая надпойменная терраса начинается хорошо заметным порогом и имеет ширину 6-7 км [4]. Высота ее отдельных точек над рекой колеблется от 5 до 15 м. После выхода из пойменного режима поздневалдайского водного потока пески террасы подверглись ветровой переработке, изменившей первоначальные водноэрозионные и водноаккумулятивные формы рельефа. Средне-мелкозернистые кварцевые пески в настоящее время сложены в бугры и гряды, между которыми находятся более или менее замкнутые котловины с близкими грунтовыми водами, удерживаемыми прослойками глин. В некоторых понижениях вода выходит на поверхность. Глинка К.Д. и Сибирцев Н.М. [5] считали, что единый горизонт грунтовых вод первой террасы продолжается до Битюга, а уровень этого горизонта близок уровню реки или несколько превышает его. Площадь дна котловин изменяется от долей до нескольких гектаров. Высота бугров и гряд различна, нередко они возвышаются на 10-15 м над уровнем воды в котловинах. На подходе ко второй террасе среди бугров и гряд наблюдаются довольно большие болота и полузаросшие озера. А.Г. Гаель [4] образование таких болот связывает с выклиниванием потока грунтовых вод вышележащей террасы. Наполнение болот [19]  происходит за счет вод, вливающихся в них по протокам с прилегающей к лесу степи.

Вторая терраса возвышается над уровнем воды в Битюге на 20–30 м, шириной около 4 км. Плащ обогащенного глинистыми частицами песка этой террасы имеет толщину 1-6 м. Под ним залегает мощный слой светло-бурого известковистого суглинка. Поверхностный песчаный нанос чаще сложен в невысокие (до 5 м) гряды. Оси гряд направлены в сторону Битюга. Расположение соседних гряд может составлять до десятков метров. Как правило, они сходятся таким образом, что замыкают вытянутое между ними понижение. Такие формы рельефа [19] имеют смешанное водно-ветровое происхождение. Вместе с тем вторую террасу пересекают несколько настоящих водотоков, собирающих весенние воды с вышележащих террас направленных к Битюгу. Помимо гряд есть невысокие бугры с пологими склонами и неглубокие котловины, а также участки с почти горизонтальной поверхностью. В целом рельеф второй террасы спокойнее первой. Наибольшее распространение здесь имеют свежие супесчаные серые лесные почвы. В настоящее время терраса покрыта в основном порослевыми дубняками и культурами сосны.

Третья терраса возвышается над Битюгом на 40-50 м. Поверхность ее ровная, со слабым уклоном в сторону Битюга. Здесь на свежих супесях формируются в разной степени выщелоченные черноземы. Светло-бурые суглинки залегают не глубже 1,5 м. по предположению Глинки К.Д.и Сибирцева Н.М. [5] черноземные супеси образовались еще в то время, когда эта пограничная полоса, занятая теперь дубовым лесом, была продолжением степи.

Четвертая терраса подходит к водораздельному плато, возвышаясь на 45-60 м над меженным уровнем Битюга. Поверхностный песчаный плащ заканчивается перед этой террасой. Здесь на суглинках развит обыкновенный чернозем.

На территории Хреновского бора с мая по август в 2010 и 2011 гг. нами проводились ботанические исследования.

Данные по флоре Хреновского бора содержаться в трудах многих исследователей этого лесного массива, но единой сводки на сегодняшний день не существует. Следует отметить деятельность сотрудника Хреновского лесного техникума Ванина А.И. [2], который занимался изучением растительного покрова Хреновского бора. По его данным на территории этого бора в 1960-е годы произрастало 1000 дикорастущих видов. Имеются сведения Исаева А.И. [9] о том, что Ваниным А.И. был составлен список «Растения Хреновского бора с краткими указаниями их распространения, значения и применения», но, к сожалению, мы не располагаем на сегодняшний день этим трудом. Тем не менее, имеются сведения о флоре террасных водоемов в работах Раменского Л.Г. [18], Камышева Н.С. [10], Камышева Н.С. и Хмелева К.Ф. [11], Хлызовой Н.Ю. [20]. Информацию о редких видах растений обитающих на территории бора можно почерпнуть из работы Ванина А.И. [2]. В результате проведения геоботанических работ Николаевской М.В. был собран гербарный материал, хранящийся в ВГПБЗ (VGZ, 70 листов). В гербарии ВГУ также имеются сборы разных лет. Среди сборщиков Раменский (1912, 1921), Думанский (1914), Ленн (1921, 1922, 1924, 1925, 1926), Попов (1924, 1925), Голицын (1932, 1935), Львов (1936), Машкин (1937), Келович (1961, 1962, 1964), Агафонов (1998, 2010), Хлызова (2004), Стародубцева (2004). Нами был проведен сбор растений с последующим их оформлением в гербарную коллекцию Института степи УрО РАН (ORIS).

Следует отметить, что флора – это сложная, постоянно изменяющаяся система, поэтому составляемые флористические сводки способны отразить ее состояние только в данный момент времени [14]. Так, некоторые виды указываемые учеными прошлых лет нами в современной флоре не обнаружены. Среди таковых: Diphasiastrum complanatum (L.) Holub – герб. сбор Раменского Л.Г. (28.08.1921, VOR), указания Келлера Б.А. (1921), Ванина А.И. (1970); Botrichium multifidum (S.G. Gmel) – указания Ванина А.И. (1970); Juniperus communis L. – указывался Келлером (1921). По данным А.И. Ванина (1970), можжевельник обыкновенный встречался в подлеске на некоторых сосновых участках, «но при проведении сплошных рубок в 30-х годах он был вырублен и теперь его находят лишь единично». На сегодняшний день имеется единственный охраняемый экземпляр обнесенный заборчиком в Брагинском лесничестве Хреновского бора. Представители семейства Ericaceae: Calluna vulgaris (L.) Hull – указывался Келлером Б.А. (1921). Вересин М.М. [3] ссылаясь на Ванина А.И., отмечает отсутствие данного вида на территории бора; Oxycoccus palustris Pers.в своих трудах Келлер Б.А. [12] пишет: «Танфильевым приводилось для борового района около Хренового». Позже вид отмечен Камышевым Н.С. [10] в числе типичных для болота Мохового, однако Вересин М.М. [3], ссылаясь на Ванина А.И., отмечает отсутствие клюквы на территории бора. По данным Хлызовой Н.Ю. [20], местообитаний, пригодных для произрастания этого вида не выявлено;Vaccinium myrtillus L.приводилась Келлером Б.А. [12]. По данным Ванина А.И. [2], «по словам местного сторожила преподавателя лесного техникума А.П. Сулханова ее можно было найти здесь 40 лет назад». Вересин М.М.  [3], так же ссылаясь на Сулханова, уточняет, что черника росла в район Лебяжьего кордона в зоне озерно-болотной полосы. Сплошные рубки и длительные засушливые периоды неблагоприятно отразились на развитие этого растения; Vaccinium vitis-idaea L. – отмечалась Келлером Б.А. [12] и Ваниным А.И. [2]. Aldrovanda vesiculosa L. – обнаружил Келлер Б.А. [12] на оз. Моховом, Ванин А.И. [2] единичные особи находил в болотах Моховые и Рыбные. Имеется сбор Николаевской М.В. (30.08.1930, VGZ) на Журавлином болоте в кв.33. Хлызова Н.Ю. отмечает, что подтвердить эти находки при обследовании ею террасных водоемов Хреновского бора не удалось. Вероятность сохранения A. vesiculosa на территории этого лесного массива очень мала, так как после засухи 1972 г. все болота и озера пересыхали, позже в разные годы на них происходили сильные пожары, выгорал торф. При проведении обследований Хлызовой Н.Ю. в 2004 г. в типичных местонахождениях этого вида – болот со сфагновой сплавиной и даже отдельных подушек сфагновых мхов по окраинам обводненных котловин этот вид обнаружен не был. Gentiana pneumonanthe L. – на наличие в бору указывал Морозов Г.Ф. [17], имеется сбор Николаевской (09.09.1928, VGZ) кв. 24 Журавлиное болото. Caldesia parnassipholia (L.) Parl. – отмечается Келлером Б.А. [12] на оз. Моховое, Голицын С.В. обнаружил (30.08.1925, VOR) в Хреновском бору оз. Моховое в воде. Там же этот вид указывается Ваниным А.И. [2] и Камышевым Н.С. [10] По данным Хлызовой Н.Ю. [20] подтвердить наличие этого вида при обследовании озер Малого и Большого Мохового не удается. Вероятность сохранения этого вида в террасных водоемах Хреновского бора мала, так как с 60-х годов XX в. наблюдается продолжительный период спада уровня их обводнения. Neottianthe cucullata (L.) Schlechter – указывал Келлер Б.А. [12].

В современной флоре имеются виды ранее не зарегистрированные в Хреновском бору. Среди них: Botrichium virginianum (L.) Sw. – обнаружен Кин Н.О. (11.07.2011, ORIS) в сыроватом захламленном лиственном лесу в Хреновском лесничестве. Papaver pseudoorientale (Fedde) Medw. – обнаружен Зайцевым М.Л. (02.06.2011, фотоархив VGZ) на пустыре на околице с. Мечетка. Spergularia rubra (L.) J. et C. Presl. – обнаружен Зайцевым М.Л. (фотоархив VGZ) в колее полевой дороги в ур. Зеленый Луг. Atriplex oblongifolia W. et K. – обнаружена Зайцевым М.Л. на солонцевых лугах у оз. Синего к северо-западу от с. Шишовка. Axyris amaranthoides L. – найдена Зайцевым М.Л. (06.09.2011, VGZ) на обочине дороги между Брагинским кордоном и с. Ст. Чигла в Брагинском лесничестве. Goniоlinum tataricum (L.) Boiss. – указывается Зайцевым М.Л. на склоне остепненной балки на опушке Пчелиновского леса. Cardamine parviflora L. - обнаружен Зайцевым М.Л. на днище усыхающего болота в Хреновском лесничестве. Agrimonia pilosa Ledeb. – собран (ORIS) Кин Н.О. в светлых лесах, на опушках. Geranium pusillum L. – находка (ORIS) Кин Н.О. по нарушенным местам. в ур. Кременецкие озера. Bupleurum falcatum L. – найдена (ORIS) Кин Н.О. в Хреновском лесничестве на обочине дороги. Heracleum sosnowskyi Manden. – отмечен Зайцевым М.Л. на опушке Пчелиновского леса близ д. Николо-Варваринки. Macroselinum latifolium (Bieb.) Schur – обнаружен М.Л. Зайцевым (фотоархив VGZ) на солонцевых Азовских лугах. Centaureum pulchellum (Swartz) Druce – отмечен Кин Н.О. (09.07.2011, ORIS) в ур. Зеленый Луг. Chaenorrhinum minus (L.) Lange - указан Зайцевым М.Л. (06.07.2010, фотоархив VGZ) на обочине полевой дороги в ур. Зеленый Луг. Plantago tenuiflora W. et K. – собран Кин Н.О. (25.05.2011, ORIS) в сыроватом месте в пойме Битюга у корд. Вислое. Teucrium scordium L. – обнаружен Зайцевым М.Л. на берегу Битюга у с. Ст. Чигла. Cirsium oleraceum (L.) Scop. – найден Зайцевым М.Л. (фотоархив VGZ) в ур. Банкирова Поляна. Orchis coriophora L. – обнаружена Агафоновым В.А. (05.06.2010, VOR) в ур. Зеленый Луг. Orchis militaris L. – найдена Агафоновым (20.05.2010) (VOR) ур. Зеленый луг, а также в ур. Чубаровка. Carex tomentosa L. – обнаружена Зайцевым М.Л.и Агафоновым В.А. в ур. Зеленый Луг (VOR).

Следует отметить, что островные боры, в том числе и Хреновской являются рефугиумами бореальной флоры. Многие редкие бореальные растения находят свои места обитания только в таких экосистемах.

Таким образом, следует обратить внимание на Хреновской лесной массив не только как на лесной ресурс субаридной зоны, но как на редкий биоценоз, возникший и формировавшийся долгое время под действием естественных факторов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Агроклиматические ресурсы Воронежской области. М., 1972 108 с.
  2. Ванин А.И. Редкие травянистые и кустарниковые растения – памятники природы в Хреновском бору / Памятники природы Воронежск. обл. Воронеж, 1970. С. 120–124.
  3. Вересин М.М. Леса воронежские. Воронеж, 1971–224 с.
  4. Гаель А.Г., Сафарова С.А, Маланьин А.Н. К палеогеографии Хреновского бора / Биологические науки, № 12, 1974. С. 118–124
  5. Глинка К.Д., Сибирцев Н.М. Хреновская казенная дача с соседней степью. Орогидрография, геология, почвы, грунтовые воды // Тр. экспедиции, снаряженной лесн. департ., под рук. проф. Докучаева. Т.1. Вып. 2. 1894.
  6. Гричук В.П. Географические ландшафты Русской равнины ледникового периода // Природа. № 2, 1952. С. 115–120.
  7. Грищенко М.Н. К палеогерографии бассейна Дона в неогене и четвертичном периоде // Материалы по четвертичному периоду СССР. Вып. 3, 1972.
  8. Гуман В.В. Влияние рельефа и почвенно-грунтовых условий на рост леса в пределах Хреновской дачи Воронежской губернии /Лесн. журн. Вып. 5, 1913. С. 810–8432.
  9. Исаев А.И. В старинном бору. М.: Молодая гвардия, 1986. 198 с.
  10. Камышев Н.С. Сравнительная характеристика сфагновых болот Окско-Донской низменности // Бюлл. МОИП. отд. биологии. Т.77. Вып. 3, 1972. С. 88–99.
  11. Камышев Н.С., Хмелев К.Ф. Растительный покров Воронежской области и его охрана. Воронеж, 1976. 184 с.
  12. Келлер Б.А. Растительность Воронежской губернии. Воронеж, 1921. 119 с.
  13. Костин С.И. Повторяемость засушливых и влажных периодов в центральной части лесостепи Русской равнины // Вопр. повыш. прод. лес. х-ва. Воронеж, 1963. С. 91–101.
  14. Куликов П.В. Конспект флоры Челябинской области (сосудистые растения). Екатеринбург-Миас: «Геотур», 2005. С. 46–86.
  15. Лесостепь и степь Русской равнины. М, 1956. 296 с.
  16. Мильков Ф.Н. Природные зоны СССР. М., 1977. 293 с.
  17. Морозов Г.Ф. Учение о типах насаждений // Избр.тр. Т. 2. М., 1971. С. 13–357.
  18. Раменский Л.Г. О геоботаническом исследовании лугов, болот и водоемов Воронежской губернии 1911–1914 гг.// Мат-лы по опытному делу Воронежской губернии: Тр. Губернской комиссии по опытному делу. Воронеж, 1915. С. 48–72.
  19. Синицын Е.М. Естественное возобновление сосняков Усманского и Хреновского боров. Воронеж: ВГПУ, 2008. 308 с.
  20. Хлызова Н.Ю. Материалы к изучению террасных водоемов Усманского и Хреновского боров (II): флористические особенности // Тр. Воронежского гос. заповедника. Вып. XXIV. Воронеж: ВГПУ, 2007. С. 289–300.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!