ПРОБЛЕМЫ КОМПЛЕКСНОЙ ОЦЕНКИ ЭСТЕТИЧЕСКОЙ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ ЛАНДШАФТОВ (ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ)

PROBLEMS OF THE COMPLEX ESTIMATION OF ESTHETIC APPEAL OF LANDSCAPES (THE THEORETICAL ASPECTS)

 

Н.А. Грудинина

N.A. Grudinina

Федеральное государственное бюджетное учреждение Институт степи Уральского отделения Российской академии наук
(460000, г. Оренбург, ул. Пионерская, 11)
Institute of Steppe of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences
(460000, Orenburg, Pionerskaya str., 11)
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье рассматриваются теоретические подходы для осуществления комплексной оценки эстетической привлекательности ландшафтов.

In article theoretical principles for realization of a complex estimation of esthetic appeal of landscapes are offered.

Важной проблемой оценки эстетической привлекательности является учет всей совокупности параметров ландшафта. В существующих многочисленных методиках наблюдается примат визуальности, который выражается в учете только визуальных показателей территории – формы и цвета. В.Л.Каганский [5] считает, что выбор аспектов для оценки эстетической привлекательности ландшафтов обычно трактуется как сугубо внутренний, исключительно научно мотивированный выбор, тогда как следование культурным стереотипам, неявное и неосознанное, здесь налицо: еще В.П.Семенов-Тян-Шанский сожалел, что цвета, звуки и запахи ландшафта выпали из географии [6].

Таким образом, доминирование визуальности в оценках эстетики является следствием диспропорции в развитии всего научного ландшафтоведения, которое преимущественно направлено на изучение биопродуктивности (скорость и объемы прироста биомассы), а не «географии цветов, запахов и звуков».

На наш взгляд, для достижения комплексности в оценке эстетической привлекательности ландшафтов необходимо помимо визуальной оценки осуществить оценку звуков и запахов. Тем более что уже существуют методика маркирования звукового пространства и диагностирования звуковой доминанты среды, проведенные Е.А.Андреевой [1; 2]. Методику оценки параметров запахов необходимо разработать.

Методики оценки эстетической привлекательности ландшафтов в силу господства в них примата визуальности являются оценкой пейзажа. Эти методики Д.А.Дирин и Е.С.Попов [4] подразделяют на объективистские и субъективистские. Первые предполагают выявление объективных критериев эстетической привлекательности, кроющихся в физиономических характеристиках самого ландшафта, вторые - указывают на субъективную природу красоты, исследуют особенности ландшафтно-эстетических предпочтений у разных групп людей. В рамках субъективистского подхода к оценке эстетических ресурсов выделяются два направления. В первом направлении используются экспертные методы, когда к оцениванию красоты пейзажей привлекаются специалисты, чья профессиональная деятельность в той или иной степени связана с изучением и использованием природно-ресурсного потенциала: географы, биологи и пр. Второе направление субъективистского подхода основано на опросно-анкетных методах, цель которых выявить пейзажные предпочтения главных пользователей эстетических ресурсов – рекреантов, местных жителей и т.д. Проводится интервьюирование или анкетирование респондентов на предмет их отношения к тому или иному пейзажу. Роль исследователя сводится лишь к фиксированию оценок респондентов и их дальнейшему обобщению. Для таких массовых опросов обычно выбирают статистически достоверные группы – не менее 50–60 человек, причем, как правило, с учетом их этнокультурной, социальной, профессиональной принадлежности, уровня образования, возраста и т.д. [4].

Объективистский подход к оценке эстетической привлекательности ландшафтов является в настоящее время наиболее признанным и распространенным. Основные его преимущества – логическая стройность методик, «измеряемость» оценочных показателей, возможность экстраполяции данных с обследованных ключевых территорий на обширные пространства и относительно простой механизм формализации результатов исследований. Однако данный подход рассматривает оцениваемый пейзаж чаще всего как совокупность визуально значимых компонентов, а не как единый образ, отражающийся в сознании наблюдателя, что изначально неверно, учитывая закон эмерджентности систем, по которому свойства системы в целом несводимы к сумме свойств её компонентов. Также к его недостаткам относится недоучет психологических особенностей процесса восприятия при значительной вероятности того, что при определении оценочных параметров исследователь будет руководствоваться не только выявленными объективными закономерностями эстетической привлекательности ландшафтов, но и собственными предпочтениями [4].

Субъективистский подход репрезентативен с точки зрения достоверности результатов, поскольку выявляет общественное мнение крупных групп населения. Однако этот подход очень трудоемок и его сложно использовать при крупномасштабных исследованиях больших территорий. Использование фотографий не всегда дает возможность респондентам составить целостное представление о территории, а сам отбор респондентов – задача чрезвычайно сложная и ответственная в силу множества личностных факторов, которые могут влиять на стереотипы восприятия людей и должны учитываться при формировании опрашиваемых групп [4].

На наш взгляд, при пейзажно-эстетической оценке ландшафтов наиболее эффективным является совмещение отдельных приемов из описанных выше подходов, при этом используя показатели, характеризующие пейзаж как целостную и неделимую картину, воспринимаемую человеком как единый образ. Поэтому для получения более объективных результатов в исследовании логично применять интегральные характеристики пейзажа, характеризующие его как систему (плотность границ между визуально различимыми урочищами в пределах зоны видимости; цветовая гамма пейзажа; разнообразие структурно-вещественных компонентов пейзажа; наличие и характер «символических» объектов в пейзаже и т.д.).

Перед наукой стоит задача выработки интерсубъективной оценки эстетической привлекательности, которая позволит выявить эстетические свойства ландшафтов, а не его ценность. Единых ценностных оценок не существует из-за множественности ценностных пониманий. То, что для одного человека ценность для другого может ею не быть. Поэтому необходима объективная оценка эстетических свойств ландшафтов различного генезиса (природных, природно-антропогенных, антропогенных).

Современные методики мало учитывают сезонный аспект ландшафтов, который существенно меняет весь комплекс исследуемых параметров: визуальных (форма и цвет), звуковых и запахов. Поэтому необходимо оценку эстетических свойств ландшафтов делимитировать по сезонам года.

Еще один парадокс российского ландшафтоведения заключается в том, что природный ландшафт как чисто природное явление изучается, прежде всего, там, где давно сформировался культурный ландшафт. Ландшафтоведение в СССР создано на базе полевого изучения освоенных, давно и хорошо заселенных, ближних, почти пригородных территорий в основном Восточно-Европейской равнины («средняя полоса»). Ландшафтоведение вырабатывает некоторую реконструкцию (интерпретацию): исследуется ландшафт, каким он был (или каким он бы был) без влияния человека. В основе конструкции и концепции природного ландшафта лежит особая «природная» интерпретация антропогенного ландшафта; работа с интерпретациями делает всё природное ландшафтоведение особой герменевтикой [5].

Поэтому, мы считаем, что необходимо, рассматривать оценку эстетической привлекательности антропогенных и природных ландшафтов как взаимодополняющие друг друга.

Ландшафты, освоенные человеком, даже если они являются культурными, очень редко сохраняет эквивалентную эстетическую ценность природного территориального комплекса. В этой связи очень важно определить доминирующую роль при совмещении оценок эстетической привлекательности природных и антропогенных ландшафтов естественным физико-географическим свойствам территории.

Ученые-географы говорят о существовании художественного ландшафтоведения, о необходимости выявления и определения статуса литературных ландшафтов. Показательна в этом отношении статья д.г.н. Ю.А.Веденина «Литературные ландшафты как объекты наследия» [3], в которой автор вполне справедливо указывает на то, что особый интерес представляет проблема сохранения реальных литературных пейзажей, сформированных в результате сотворчества писателя с конкретными природными и социокультурными процессами, происходящими на вполне определенной территории. Возникающие при этом культурные ландшафты имеют вполне конкретные содержание, пространственную структуру, границы. Их можно сохранить, а можно и уничтожить, стереть с лица Земли. Однако в отличие от других природных и культурных ландшафтов их границы, предметы охраны создаются в процессе творческой деятельности художника. Многие из них имеют чрезвычайно значимый информационный слой, созданный в результате литературного труда писателя или поэта. Особую ценность приобретают те ландшафты, в которых сохраняются материальные тела или явления — носители этой информации. Среди них могут быть природные и антропогенные элементы ландшафта, панорамы, пейзажи, отраженные в художественных произведениях, и даже реальные люди, когда-то жившие в этих местах, а впоследствии ставшие прообразами литературных героев и оставившие о себе память в материальных объектах и в воспоминаниях современников или в устных преданиях. Все это входит в представление о литературных культурных ландшафтах и может рассматриваться как часть эстетики ландшафтов.

«Можно привести немало примеров, когда общественное признание ценности природных и культурных ландшафтов, включение их в систему национального наследия были достигнуты, прежде всего, благодаря творческой деятельности писателя. Примером могут служить Мещёра К.Г.Паустовского или Бежин луг И.С.Тургенева» [3, 15].

Как справедливо замечает А.А.Чибилев, научное и художественное наследие исследователей, поэтов и писателей убеждают нас в том, что достижение гармонии … возможно только в результате слияния двух культур – Культуры Природы и Культуры Человека [7].

Многие писатели давали точную характеристику природных ландшафтов, что представляет большую научную ценность, особенно в тех случаях, когда речь идет о территориях мало исследованных классическим ландшафтоведением.

Таким образом, можно обозначить следующие рекомендации для осуществления комплексной оценки эстетической аттрактивности (привлекательности) ландшафтов:

- помимо оценки визуальных аспектов (форма и цвет) необходимо оценить звуковое пространство и параметры запахов ландшафта;

- оценку эстетической аттрактивности следует проводить по сезонам года, чтобы согласовать ее с динамической сезонностью ландшафтов;

- визуальные свойства ландшафтов должны оцениваться на основе объективистского и субъективистского подходов;

- методика оценки эстетической привлекательности должна быть адаптирована к индивидуальным свойствам территории;

- для углубления понимания красоты пространства целесообразно добавить к оценке эстетической привлекательности территории соответствующий ассоциативный ландшафт.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Андреева Е.Д. Звуковой ландшафт как реальный объект и исследовательская проблема // Экология культуры. М.: Институт Наследия, 2000. С. 76–85.

2. Андреева Е.Д. О звуковом маркировании культурного ландшафта и пространства этнокультуры // Культурный ландшафт как объект наследия. СПб, Дмитрий Буланин, 2004. С.105-115.

3. Веденин Ю.А. Литературные ландшафты как объекты наследия // География в школе. 2006. №8. С.15-21.

4. Дирин Д.А., Попов Е.С. Оценка пейзажно-эстетической привлекательности ландшафтов: методологический обзор // Известия Алтайского государственного университета. 2010, №3. С. 120-124.

5. Каганский В.Л. Культурный ландшафт: основные концепции в российской географии // Обсерватория культуры. 2009. № 1. С. 62-70.

6. Семенов-Тян-Шанский В.П. Район и страна. М.-Л.: Госиздат, 1928. 311 c.

7. Чибилев А.А. Степные шедевры мировой литературы // Вторые Большаковские чтения. Культура Оренбургского края: история и современность. Оренбург: ДИМУР, 2006. С.39-46.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!