ФИТОРАЗНООБРАЗИЕ ГАЛОФИЛЬНЫХ ЛУГОВЫХ СТЕПЕЙ ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ

FITORAZNOOBRAZIE HALOPHILIC MEADOW STEPPES OF VORONEZH REGION


А.Я.Григорьевская, Д.Ю.Сергеев, Д.Р.Владимиров, М.А.Подгорная

A.Grigorjevskaya, D.Sergeev, D.Vladimirov, M.Podgornaya

Воронежский государственный университет
(394068, Россия, г.Воронеж. ул.Хользунова 40д)
Voronezh state university
(394068, Russia, Voronezh, Kholzunova str., 40d)
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Луговые галофильные степи как и лесостепной комплекс в современных нестабильных климатических условиях очень уязвимы. Ставится вопрос о сохранении их биоразнообразия и паспортизации.

Meadows halophilic steppe, as well as a forest-steppe complex, in today's unstable climate conditions are very vulnerable. The question stands of the preservation of their biodiversity and certification.

 

На водоразделах северо-востока Воронежской области имеются западины или степные блюдца с засоленными почвами и галофильными растительными сообществами. Среди ровного пространства полей появляются «осиновные кусты», ивняки, галофильные лугово-степные сообщества. Формирование их флоры произошло под влиянием рельефа и почвы. Такое сочетание сообществ лесостепной зоны Б.А.Келлер назвал степным комплексом [1], а Н.С.Камышев – лесостепным [2]. Ярким примером таких комплексов является Хреновская степь Бобровского района.

Их происхождение связано с послеледниковой влажной эпохой. Растительный покров формировался длительное время в разных гидроклиматических режимах лесостепи. Снижение уровня грунтовых вод, особенно проявившееся в 2009 г. и засуха 2010 г. повлияли на структуру флоры галофильных луговых степей. Ранее аспектирующий Fritillaria meleagroides L. в настоящее время сохранился лишь единичными особями, уменьшилась встречаемость Succisa pratensis Moench., Scutellaria galericulata L.,Valeriana officianalis L. и ряда других мезофитов. Большие территории заняли Artemisia santonica L.,Kochia prostrata (L.)Schrad и другие ксерофиты. Хорошее фитоценотическое состояние характерно для ксерофитов: Limonium tomentellum (Boiss) O. Kuntze., Senecio erucifolius L., S. grandidendatus Ledeb., Inula helenium L., которые дают желто-фиолетовый аспект во время цветения.

В настоящее время фиторазнообразие природного наследия нашего края плохо изучено. Поэтому необходимо провести паспортизацию всех галофильных луговых степей, дать предложения по организации новых ООПТ, составить кадастр фиторазнообразия с выделением охраняемых растений списков европейского, Красной книги РФ, регионального уровней. Результаты таких мероприятий необходимы для обоснования сохранения в целом галофильных луговых степей, отражающих один из этапов генезиса степного Евроазиатского комплекса.

Следуя выполнению поставленных задач, приведем сведения о химическом составе почвы и флоре галофильных луговых степей на территориях районов: Аннинского в окрестности с. Старый Курлак; Таловского в окрестности ПГТ Таловая в междуречье р.Чигла и р.Битюг в окрестности с.Новая Чигла, где была взята проба почвы для проведения химического анализа с целью установления степени ее засоленности. Анализ почвы проведен Ю.Н. Смородиной в аналитической лаборатории факультета географии, геоэкологии и туризма Воронежского государственно университета.

По результатам анализа установлен смешанный тип засоленности почвы (присутствуют СI-, SO42-, HCO3-), что определяет галофильный характер растительного покрова луговой степи. Растения-индикаторы засоленной почвы – Limonium tomentellum (Boiss) O.Kuntze, Senecio erucifolius L., Inula helenium L., Atriplex littoralis L., Kochia prostrata (L.)Schrad

Дадим характеристику флоры четырех обследованных галофильных луговых степей, на которых выявлено 180 видов сосудистых растений.

Таксономическая структура флоры устанавливает ее принадлежность к 125 родам, 36 семействам, распределенным между двумя отделами Equisetophyta – 2 (1,1%) и Magnoliophyta - 179 (98,9%) с классами Liliopsida – 23 (13%) и Magnoliopsida – 156 (86%)/

Ведущие 10 семейств включают 117 видов, что составляет 64,6% от общего числа видов. Они распределились в следующем порядке: Asteraceae – 44 (37,6%) вида и 25 (30,8%) родов; и последующие Fabaceae – 10 (8,5%) и 8 (9,9%); Scrophulariaceae – 10 (8,5%) и 6 (7,4%); Lamiaceae – 9 (7,7%) и 8 (9,9%); Poaceae – 8 (6,8%) и 6 (7,4%); Brassicaceae 8(6,8%) и 8(9,9%) ; Apiaceae – 8 (6,8%) и 7 (8,6%); Caryophyllaceae – 7 (6%) и 5 (6,2%) ; Ranunculaceae – 7 (6%) и 4 (5%); Rosaceae – 6 (5,1%) и 4 (5%).

Таксономическая структура семейств отражает существование флоры в экстремальных условиях, что подтверждает мнение А.И. Толмачева [3]. Анализ флоры на родовом уровне показал низкое их видовое разнообразие. Так роды Artemisia, Veronica имеют по 5 видов, Carex, Centaurea, Inula, Ranunculus – по 4, Potentilla, Stellaria – по 3, что составляет 33% от всей флоры.

Биоморфологическая структура флоры указывает на приспособления растений к условиям существования и представлена жизненными формами: древесными – 3 (1,6%) и травянистыми – 178 (98,4%), с распределением последних между однолетниками – 23 (12,7%), двулетниками – 8 (4,4%), одно-двулетниками – 8 (4,4%), многолетниками – 139 (76,9%).

Экологический анализ показывает, что флора галофильных лугов имеет мезофитный характер со значительным присутствием галофитов, гигрофитов и определяется почвенно-климатическими условиями и зональностью. Она распределена между десятью экологическими типами: мезофиты – 78 (43%), мезоксерофиты 20 (11%), мезогигрофиты – 2 (1,1%), ксерофиты – 1(0,5%), кальцефиты – 3 (1,6%), гигрофиты – 57 (31,5%), галофиты – 4 3(23,7%), галофиты-кальцефиты – 2 (1,1%), галофиты – 3 (1,6%), псаммофиты - 20 (11%).

Фитоценотическая характеристика флоры отражает увлажненность биотопов и представлена пятью группами: лесной – 17 (9%), с пятью элементами и далее степной – 69 (38%) с четырьмя; луговой – 54 (30%), с тремя; болотный – 33 (18%), с десятью; прибрежный – 9(5%), с тремя. Значительное присутствие степных видов растений в галофильных сообществах указывает на экотонное положение обследованных территорий, расположенных между лесостепной и степной природными зонами.

Ботанико-географическое расположение видов растений дает представление об ареале и географических элементах флоры. Флора обследованных лугов представлена одиннадцатью типами ареалов: евразиатский – 62 (34,3%), европейско-переднеазиатский – 48 (26,6%), восточно-европейско-переднеазиатский – 23 (12,6%), плюрирегиональной – 18 (9,9%), европейский – 11 (2,8%), голарктический – 3 (1,6%), евросибирский – 5 (6%), восточно-европейский – 2 (1,1%), европейско-азиатско-средиземноморский – 2 (1,1%), евразиатско-американский – 5 (2,8%), переднеазиатский – 3 (1,6%). Во флоре галофильных луговых степей преобладают виды с широкими ареалами: евроазиатские, азиатские, европейские, что характерно для умеренной зоны Евразии, Европы и характеризуют флору как лесостепную.

Степень антропогенной трансформации галофильных сообществ рассмотрена согласно А.В.Чичеву [5]. Анализ соотношения антропотолерантных групп констатирует доминирование синантропных видов – 72,3%, из них апофитов – 71,2% . Только синантропными видами представлены семейства Brassicaceaе и Apiaceaе, которые составляют 22% от общей флоры.

Проведенный анализ флоры галофильных луговых степей подчеркивает ее уникальность, состоящую в том, что жесткие экологические условия экотопов формируют ее своеобразный видовой состав. Выявлено 22 вида из списка охраняемых растений Воронежской области [4]. Галофильные степи водораздельных пространств региона как элемент лесостепного комплекса находятся на северном пределе ареала. Требуется соблюдение режимов природопользования для существования этого уникального природного компонента.

Приведем список растений галофильных луговых степей Аннинского и Таловского районов Воронежской области.

Отдел 1. Equisetophyta. Класс Equisetopsida.

сем. 1 Equisetaceae.

Equisetum pratense Ehrh., E. arvense L.

Отдел 2. Magnoliophyta. Класс Liliopsida.

сем. Alliaceae Allium inaequale Janka, 2. A. oleraceum L., A. paczoskianum Tuzs.

сем. Cyperaceae Bolboschoenus maritimus (L.) Palla., Carex nigra (L.) Reichard., C. pseudocyperus L., C. riparia Curt., C. vulpina L., Scirpus lacustris L., сем. Juncaceae Luzula pallidula Kirschner сем. Juncaginaceae Triglochin maritimum L. сем. Liliaceae Fritillaria meleagroides L. Polygonatum odoratum (Mill.) Druce Tulipa biebersteiniana Schult. & Schult. fil. сем. Melanthiaceae Veratrum lobelianum Bernh. сем. Poaceae Agrostis canina L., Alopecurus aequalis Sobol., A. arundinaceus Poir., A. pratensis L., Phleum pratense L., Poa bulbosa L., Setaria pumila (Poir.) Schult., Stipa capillata L.,

Класс 3 Magnoliopsida

сем. Apiaceae Aegopodium podagraria L., Cicuta virosa L,. Eryngium planum L., Pastinaca sativa L., Peucedanum ruthenicum Bieb., Silaum silaus (L.) Schinz & Thell, Sium latifolium L., Sium sisaroideum DC.

сем. Asteraceae Achillea millefolium L., A. salicifolia Besser., Artemisia dracunculus L., A. marschalliana Spreng., A. pontica L., A. santonica L., A. vulgaris L., Aster amellus L., A. salignus Willd., A. tripolium L., Bidens tripartita L., Centaurea jacea L., C. pseudomaculosa Dobrocz., C. pseudophriga C. A. Mey, C. scabiosa L., Cirsium canum (L.) All., Conyza canadensis (L.) Cronq., Filaginella uliginosa (L.) Opiz, Galatella dracunculoides (Lam.) Ness., G. linosyrris (L.) Reichenb. Fil., G. villosa (L.) Reichenb. Helichrysum arenarium (L.) Moench., Hieracium pilosella L., Inula britannica L., I. germanica L., I. helenium L., I. hirta L., Jurinea cyanoides (L.) Reichenb. Leontodon antumnalis L., Lepidotheca suaveolens (Pursh) Nutt., Petasites hybridus (L.) Gaertn. Picris hieracioides L., Pulicaria vulgaris Gaertn., Scorzonera parviflora Jacq., Senecio erucifolius L., S. grandidentatus Ledeb., S. paucifolius S.G. Gmel., Sonchus arvensis L., S. oleraceus L., S. palustis L., Tanacetum vulgare L., Taraxacum officinale Wigg., Tripleurospermum perforatum (Merat) M., Tripolium pannonicum (Jacq.) Dobrocz. сем. Boraginaceae Buglossoides arvensis (L.) Johnst., Pulmonaria obscura Dumort., Symphytum officinale L.

сем. Brassicaceae Barbarea vulgaris R. Br., Berteroa incana (L.) DC., Capsella bursa-pastoris (L.) Medik., Cardamine amara L., Chorispora tenella (Pall.) DC., Draba sibirica (Pall.) Thell., Lepidium perfoliatum L., Rorippa anceps (Wahlenb.) Reichenb. сем. 12 Cannabaceae Cannabis sativa L. сем. Caryophyllaceae Dianthus deltoides L., Herniaria glabra L., Psammophiliella muralis (L.) Ikonn., Stellaria holostea L., S. media (L.) Vill., сем. Chenopodiaceae Atriplex calotheca (Rafn)., A. littoralis L., A. micrantha C. A. Mey., A. prostata Boecher ex DC., Kochia laniflora (S.G. Gmel.) Borb., K. prostrata (L.) Schrad., сем. Convolvulaceae Calystegia sepium (L.) R. Br., Convolvulus arvensis L. сем. Crassulaceae Hylotelephium maximum (L.) Holub., Sedum acre L., сем. Dipsacaceae Succisa pratensis Moench. сем. Euphorbiaceae Euphobia semivillosa Prokh., E. virgata Waldst. & Kit. сем. Fabaceae Amoria hybrida (L.) C. Presl., Astragalus varius S.G. Gmel., Lathyrus tuberosu., Lotus corniculatus L., Medicago falcata L., Medicago lupulina L., Melilotus officinalis (L.) Pall., Trifolium alpestre L., T. fragiferum L., Vicia cracca L. сем. Geraniaceae Geranium bohemicum L., G. collinum Steph., G. pratense L., сем. Hypericaceae Hypericum perforatum L. сем. Lamiaceae Ajuga genevensis L., Glechoma hederacea L., Lamium amplexicaule L., Lycopus europaeus L., L. exaltatus L. fil., Scutellaria galericulata L., Stachys palustris L., Thymus pallasianus H. Br. сем. Limoniaceae Goniolimon tataricum (L.) Boiss., Limonium tomentellum (Boiss.) O. Kuntze. сем. Lythraceae Lythrum salicaria L., L. virgatum L. сем. Malvaceae Althaea officinalis L., Lavatera thuringiaca L. сем. Onagraceae Epilobium roseum Schreb., E. tetragonum L. сем. Plantaginaceae Plantago cornuti Gouan., P. major L., P. salsa Pall. сем. Polygonaceae Fallopia convolvulus (L.) A. Love., Polygonum aviculare L., P. patulum Bieb., Persicaria hydropiper (L.) Spach., Rumex acetosella L., R. obtusifolius L. сем. Primulaceae Lysimachia vulgaris L. сем. Ranunculaceae Ficaria verna Huds., Ranunculus acris L., R. auricomus L., R. pedatus Waldst. & Kit., R. repens L., Thalictrum minus L. сем. Rosaceae Crataegus curvisepala Lindm., Filipendula ulmaria (L.) Maxim., Geum rivale L., Potentilla anserina L., P. arenaria Borkh., P. argentea L. сем. Rubiaceae Galium aparine L., G. physocarpum Ledeb., G. verum L. сем. Salicaceae Salix acutifolia Willd., S. caprea L. сем. Scrophulariaceae Linaria vulgaris L., Odontites vulgaris Moench., Pedicularis dasystachys Schrenk., Rhinantus angustifolius C.C.Gmel., Verbascum lychnitis L., Veronica chamaedrys L., V. longifolia L., V. officinalis L., V. prostrata L., V. spicata L. сем. Ulmaceae Ulmus minor Mill. сем. Valerianaceae Valeriana officinalis L., сем. Violaceae Viola arvensis Murr., V. tricolor L.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Камышев Н.С. Растительность Воронежской области. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1948. 68 с.

2. Камышев Н.С., Хмелев К.Ф. Растительный покров Воронежской области и его охрана. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1976. 184 с.

3. Толмачев А.И. Введение в географию растений. Л., 1974. 244 с.

4. Список охраняемых видов растений Воронежской области: Постановление администрации Воронежской области № 561 от 01.07.2008 г.

5. Чичев А.В. Синантропная флора города Пущино // Экология малого города. Пущино, 1981. С.18-42.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!