ПРОЦЕССЫ АНТРОПОГЕННОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ЛАНДШАФТОВ ПРИКАСПИЙСКОГО РЕГИОНА КАЗАХСТАНА

KAZAKHSTAN INDICATOR OF TECHNOGENESIS INFLUENCE ON CASPIAN REGION LANDSCAPES

 

Ахметжанова З.Х.

Akhmetzhanova Z.K.

КазНУ им. аль-Фараби
(Республика Казахстан, г. Алматы,050040, пр. аль-Фараби, 71)
KazNU named of al-Farabi,
(Almaty,050040, al-Farabi, 71)


Исследованы техногенные трансформации ландшафтов Прикаспийского региона РК, а также природные геохимические барьеры. Выявлены доминантные виды ландшафтов, подверженных трансформации. Получена карта геоэкологического районирования ландшафтов Прикаспийского региона

Anthropogenic transformations of the Kazakhstan Caspian region landscapes were investigated and natural geochemical barriers were studied . The dominant types of landscapes which undergo transformations were identified . The zoning map of geoenvironmental landscapes of the Caspian region is developed.

Развитие постиндустриального общества сопровождается его расколом на небольшое число постиндустриальных стран и значительное количество стран, вставших на путь догоняющего развития или вообще доиндустриальных. Именно научно-техническая революция способствует экономии природных ресурсах, ибо в развитых странах имеют место внедрение ресурсо- и энергосберегающих технологий. Поэтому в развитых странах нет экологических проблем, что является важнейшим достижением именно постиндустриального сообщества. В последние 20 лет в странах Европейского союза на природоохранные программы расходуется от 4 до 9% их ВВП, и эта цифра имеет постоянную тенденцию к росту [4]. В то же время в индустриальных странах, в особенности в тех, которые идут путем догоняющего развития, экологические проблемы наоборот становятся все более и более острыми. Постиндустриальный мир формируется как замкнутая самодостаточная хозяйственная система и в настоящее время существует не взаимозависимость, а зависимость развивающегося мира от США, ЕС и Японии, причем поляризация мира будет только углубляться. В мире, в том числе в крупнейших международных организациях, активно обсуждается глобальная проблема устойчивого развития, однако, по финансовым и научно-техническим причинам решить ее возможно только в высокоразвитых странах. Для перехода к глобальному устойчивому развитию необходимо сократить разрыв в уровнях развития стран мира, но в условиях постиндустриальной трансформации, этот разрыв будет только увеличиваться и, следовательно, надежда на реализацию идей устойчивого развития на глобальном уровне представляется иллюзорной [5]. Если на природоохранные программы в странах Европейского союза уделяется должное внимание, то в Республике Казахстан появляется порочная практика «выкачивать» средства за счет штрафных платежей с природопользователей, т.е «природопользователям» легче заплатить, чем выполнять природоохранные мероприятия. Это связано с тем, что развитие индустриализации старается «обойтись» без природоохранных мероприятий, что говорит о его низкой степени экологичности.

Проведенные ландшафтные исследования Прикаспийского региона Республики Казахстан, испытывающего интенсивное техногенное воздействие, позволили установить техногенные модификации ландшафтов непосредственно на нефтяных промыслах и прилегающих к ним территориях, потоки миграций [1,3] и традиционно привели к рассмотрению теоретических вопросов устойчивости ландшафтов [2].

Для ландшафтов Казахстанского Прикаспия нами были выделены и сгруппированы в классы основные техногенные трансформации ландшафтов. Так, физический класс воздействия включает: разрушение морфологического профиля почв, ветро-пылевой вынос материала и формирование антропогенных форм рельефа; эрозию почв, как результат развития дефляционно-аккумулятивных процессов. В условиях высоких значений интенсивности воздушного переноса техногенные нарушения проявляются в виде очагов дефляции и формирования антропогенного рельефа.

Пастбищное использование вызывает нарушение воздушно-водного режима почв, снижает продуктивность почвы, и как результат – развиваются дефляционные процессы; происходят периодические затопления ландшафтов прибрежных приморских территорий в Прикаспийской провинции, способствующие в профиле почв развитию процессов анабиозиса и образованию восстановленных соединений железа, марганца, серы и азота.

Химический класс воздействий включает:

- нефтехимическое загрязнение, имеющее последствия уплотнения почвенного горизонта, образования битумных кор, изменения генетического горизонта почвы, увеличения содержания углерода, уменьшения содержания кислорода, угнетения биотических составляющих почв, увеличения суммы оснований, возрастания степени засоления и количеств токсичных тяжелых металлов;

- засоление почв, обусловленное двумя причинами: нерациональным использованием орошаемых земель и сбросом сильно минерализованных сточных вод на всех нефтепромыслах (разлив и сбросы нефтепромысловых вод на поверхность, приводят к хлор-кальциевому и сульфат- хлоридному засолению почв с минерализацией до 150-200 г/л);

Процессы засоления привели к глубокой трансформации морфоло-генетического профиля почв, и в результате сформировались техногенные луговые солончаки и солончаковые почвы с измененными морфологическими, химическими и механическими свойствами по отношению к зональному типу почв. В результате сгонно-нагонных явлений в приморской части Каспийского моря развиваются восстановительные процессы, приводящие к трансформации.

Исследование трансформаций ландшафтов в зоне нефтехимического комплекса Казахстанского Прикаспия на основе геохимических методов компонентного характера, позволило установить загрязнители в следующих барьерах: испарительных – накопление соединений натрия и хлора, вызывающих интенсивное вторичное засоление почв; сорбционных – молибдена, ванадия и урана; сульфидных – молибдена, ванадия, селена и урана; глеевых – кроме упомянутых еще и соединения бора в виде BO32-; Из перечисленных барьеров наиболее полезным в части нейтрализации загрязнителей является сорбционный барьер, ибо он поглощает основную часть асфальто-смолистых компонентов нефти глинами и наличием гумуса в почве.

Для районов бывших военных полигонов характерными геохимическими барьерами являются испарительные и сорбционные. Сорбционным барьером служит монтмориллонит, концентрирующий (несимметричный диметил гидразин) НДМГ и его производные. На этих барьерах монтмориллонитом осаждаются и радионуклиды Ra226. Соли цезия легко растворяются и хорошо поглощаются глинами и переходят из природных вод в твердую фазу. Поскольку составляющие почвогрунты глины, гумус и т.д. заряжены отрицательно, на испарительных барьерах интенсивно накапливаются Na, Cl, K, Cs.

Испарительные барьеры – накопление соединений натрия и хлора, вызывающих интенсивное вторичное засоление почв; сорбционные барьеры – молибдена, ванадия и урана; сульфидных – молибдена, ванадия, селена и урана; глеевых – кроме упомянутых еще и соединения бора в виде BO32-; Из перечисленных барьеров наиболее полезным в части нейтрализации загрязнителей является сорбционный барьер, ибо он поглощает основную часть асфальто-смолистых компонентов нефти глинами и наличием гумуса в почве.

Прикаспийская провинция РК представлена ландшафтами кальциево-натриевого и содового классов, сменяющихся в местах распространения солончаков и солончаковых болот соленосно-глеевыми и соленосно-сульфидными с резко восстановительной сероводородной обстановкой. Соединения ванадия в виде неметалла VO43- участвуют в миграции и осаждаются кислородными водами на геохимических барьерах. Следует ожидать увеличения интенсивности осаждения на геохимических барьерах в почвах старых нефтепромыслов Казахстанского Прикаспия. В результате повышения содержания гумуса, потенциально являющегося хорошим сорбентом, в почве есть возможность появлений новых геохимических барьеров в местах техногенного загрязнения.

Каждая отрасль производства имеет свои особенности и свою специфику воздействия, экологическую опасность для ландшафтной среды. Эта опасность связана с площадью самого производства, с площадью воздействия (землеемкостью), с валовыми количествами отходов, попадающих в атмосферу, в природные воды, образуемых твердых и жидких отходов производства (отходностью), а также с использованием воды (водопотреблением).

Экологическая опасность различных отраслей промышленности должна оцениваться по [1] показателям, отражающим основные виды негативных воздействий: землеемкостью, размером территории, занятой собственно техникой и зоной ее отрицательного воздействия на ландшафт; отходностью, определяемой материальным потоком техногенных веществ в природу, которая оценивается количеством приходящего вещества в единицу объема или веса на единицу площади. Показатель отходности (вредные выбросы в атмосферу, сбросы загрязненных вод) важен для всех промышленных районов. И водопотребление. Особенно важно значение водопотребления в пустынных ландшафтах как экологического фактора из-за дефицита водных ресурсов. Наблюдается рост водопользования, в связи с дефицитом водных ресурсов, а также с необходимостью обеспечения ряда производств водой высокого качества, это - пищевая промышленность, рыбные хозяйства.

Нами выявлены доминантные виды ландшафтов Прикаспийского региона, испытывающие техногенную нагрузку. На карте геоэкологического районирования Прикаспийской и Мангистауской физико-географических провинций показаны доминантные виды ландшафтов, испытывающие техногенную нагрузку от действующих отраслей промышленности (рис.1). Из нее следует, что в Прикаспийской физико-географической провинции значительной техногенной нагрузке подверглись ландшафты прибрежных равнин (11, 13, 20, 23), эоловые виды ландшафта (29) и пойменные виды (50) и их геоэкологическое состояние оценивается как кризисное. В Мангистауской физико-географической провинции природно-территориальных комплексов, характеризуемых как кризисное, нет. Однако напряженное состояние (риск) испытывают пустынные ландшафты опущенных (11, 24, 29) и приподнятых равнин (43). Естественно, что глубокую трансформацию претерпели ландшафты, на территории которых находятся нефтегазовые комплексы.

Выявление доминантных видов ландшафтов Прикаспийского региона, испытывающих техногенную нагрузку, позволило провести следующую градацию. Значения удельного веса техногенных нагрузок от отраслей промышленности как для Прикаспийской, так и для Мангистауской провинций от 1,4 до 75,9 позволяют провести следующую градацию по геоэкологическому состоянию: 0-5 – близкая к естественному состоянию; 5-10 – благоприятное состояние: 10-25 – удовлетворительная ситуация (норма); 27-40 – напряженная ситуация (риск); 40-80 – кризисная ситуация (кризис). Приведенные градации значений техногенных нагрузок послужили основой для составления карты геоэкологического районирования ландшафтов Прикаспийского региона.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Ахметжанова З.Х. Техногенные трансформации ландшафтов Прикаспийского региона // Проблемы региональной экологии. М.:, 2010. №4. С.6-10.

2. Гельдыева Г.В., Ахметжанова З.Х., Ногаев Ы.Н., Садыков М.С. Устойчивость ландшафтов Казахстанского Прикаспия в условиях интенсивного развития нефтегазовой отрасли. // Терра. Вып.3, №2. С.38-44.

3. Гельдыева Г.В., Ахметжанова З.Х. Ландшафтно-геохимические системы Прикаспийской провинции // Терра. 2010. Вып. 7-8, №1. С. 82-90.

4. Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия и перспективы. М., 2000. 233 с.

5. Пегов С.А. Мифы устойчивого развития. Успеет ли человеческое общество реализовать его принципы // Географические проблемы стратегии устойчивого развития природной среды и общества. М., 1966. 246 с.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!