ОЦЕНКА СОСТОЯНИЯ КОРМОВЫХ УГОДИЙ ЗАПАДНО-КАЗАХСТАНСКОЙ ОБЛАСТИ

HE ESTIMATION CONDITION OF FODDER-PRODUCING AREAS OF THE WEST KAZAKHSTAN OBLAST


К.М.Ахмеденов

К.М.Akhmedenov

Западно-Казахстанский аграрно-технический университет имени Жангир хана
(090009, Казахстан, г. Уральск, ул. Достык,215)
The West Kazakhstan Agrarian-Technical University of name after Zhangir Khan
(215, Dostyk st., Uralsk, Kazakhstan, 090009)
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


В статье приведена оценка состояния кормовых угодий Западно-Казахстанской области. Выявлены и описаны причины деградации пастбищных угодий региона. Дана характеристика основных типов пастбищных дигрессий.

The estimation of condition of fodder-producing areas of the West Kazakhstan area is resulted in the article. The reasons of degradation of pastoral grounds of region are revealed and described. The characteristic of the basic types pastoral degradations is given.


Одним из наиболее приемлемых способов хозяйствования, способствующих сохранению экосистем в Западно-Казахстанской области, является пастбищное животноводство, существовавшее в регионе на протяжении веков. В степной зоне области, сильно освоенной под земледелие, животноводство (мясомолочное скотоводство и свиноводство) является дополнительной отраслью и сочетается с зерновым хозяйством. В пустынных и полупустынных зонах области, а также в ряде районов сухой степи животноводство, представленное преимущественно тонкорунным и полутонкорунным овцеводством, мясным скотоводством и коневодством, является ведущей отраслью сельскохозяйственного производства [2].

В последние десятилетия произошли коренные изменения в животноводстве. К началу 1990-х гг. пастбищное животноводство приходит в упадок и численность поголовья скота (прежде всего овец) стала резко сокращаться. Снижение пастбищной нагрузки позволило на боль­ших площадях восстановиться естественным степным и иным семиаридным травяным экосистемам. Это, в свою очередь, снизило ско­рость эрозии земель пастбищных угодий, ранее бывшую местами катастрофичес­кой. Соотношение поголовья личного и принадлежащего сельхозпредприятиям скота изменилось до противоположного. Одним из важных следствий этого стало относительное увеличение нагрузки на приселитебные пастбища (т. к. личный скот редко уводится на отгонные пастбища). Кроме того, на пастбищах увеличи­лась доля смешанных многовидовых и многопородных стад, что изменило характер воздействия на пастбищные экосистемы, сделав его более близким к влиянию диких копытных, предположительно населявших степи до их массового освоения человеком [3].

На современном этапе развития животноводства в области общий уровень интенсивности животноводства повысился, но размещение животноводства стало более локальным, ориентированным на использование наиболее продуктивных источников зимних кормов (сенокосов и полевого кормопроизводства) и сезонных пастбищ. Таким образом, в результате перехода к рыночной экономике влияние природных условий на развитие и размещение животноводства резко возросло, что было обусловлено необходимостью повышения эффективности сельскохозяйственного производства. Современное животноводство адаптировалось к сложившимся экономическим условиям, и наиболее полно учитывает местные агроэкологические условия. В то же время необходимо отметить, что природно-ресурсный потенциал области используется не полностью.

Большое влияние на формировании современного состояния растительного покрова природных кормовых угодий оказывает интенсивный выпас скота, который как правило, начинается ранней весной и заканчивается поздней осенью. Значительные площади пастбищ, в результате бессистемного и интенсивного использования, засоренa плохопоедаемой, непоедаемой и ядовитой растительностью (25% от общей площади пастбищ).

Необходимо отметить, что современные способы ведения отгонного животноводства зачастую приводят к перегрузке пастбищ на одних участках и недоиспользованию всех пастбищных ресурсов на других.

В пределах территории области пастбищные угодья характеризуются некоторой засоренностью, которая выражается в повышенном обилии полынка (Artemisia austriaca Jacg.), лапчатки вильчатой (Potentilla bifurca L.) и спорыша (Polygonum aviculare L.). Кроме того, растительность пастбищ отличает низкое видовое разнообразие разнотравья и низкое участие в составе травостоя бобовых растений, а также участие в сложении травостоя сорных однолетников (Lepidium perfoliatum L., Descurainia sophia (L.) Schur. и др.). Перевыпас скота имеет место непосредственно около населенных пунктов. Ежегодное ухудшение состояния пастбищ земель общего пользования вокруг населенных пунктов связано с тем, что:

1) количество частного скота ежегодно растет;

2) скот выпасается на одних и тех же пастбищах почти круглый год, что связано с тем, что в двух-трех километрах от аула начинаются земли крестьянских хозяйств, которые являются частной собственностью фермеров;

3) отгонные участки пастбищ, где можно было бы содержать основное количество скота, или не обводнены, или же являются частной собственностью фермеров;

4) производится неконтролируемая вырубка кустарников и полукустарников.

Финальная стадия деградации растительных сообществ на пастбищах выражена локально вокруг зимовок, летних стоянок скота и мест водопоя.

Причинами нерационального использования пастбищ и чрезмерной их эксплуа­тации являются, во-первых, отсутствие у сельскохозяйственных формирований пастбищеоборотов и, во-вторых, необеспе­ченность многих выпасов водопоями, благодаря чему система­тически перевыпасаются участки, лежащие ближе к прудам, колодцам и другим источникам воды. Тем же перевыпасом объясняется появление участков, находящихся под различными ассоциациями, харак­терными для стадии сбоя, приуроченных к остаткам заброшенных населенных пунктов, ста­рым стойбищам, вышедшим из строя разрушенным колодцам и заброшен­ным зимовкам. Тип подобных сбоев изменяется в зависимости от условий местообитания и состава выпасаемых животных, в меньшей сте­пени – от исходной ассоциации, так как нередко на месте различных растительных группировок могут возникать одни и те же типы сбоев. Это сход­ство конечных итогов дигрессии при отличающихся начальных этапах говорит о том, что на крайних стадиях ее создается совершенно новая, качественно отличающаяся обстановка, оказывающая решающее влияние на формирование растительности таких участков, независимо от перво­начальных флористических и других различий. Нами в ходе полевых исследований 2011 г. на территории Жанибекского, Казталовского, Бокейординского районов Западно-Казахстанской области с использованием данных В.В.Иванова [1], выделены как минимум 6 типов сбоев: чернополынно-солянковый, эфемерово-мортуковый, чагырный, чилижно-полынный, лерхополынно-эфемеровый, эфемерово-эбелековый.

Чернополынно-солянковые сбои. Преимущественно выпасом овец обусловливается появление довольно частых в зоне комплекс­ных степей чернополынно-солянковых сбоев, развивающихся из ранее существовавших чернополынно-злаковых и злаково-чернополынных груп­пировок. От обычных чернополынных ассоциаций их отличает чрезвы­чайно угнетенное состояние Artemisia pauciflora и ее верного спутника Camphorosma monspeliacum и широкое распространение однолетних ви­дов Salsola, среди которых встречаются Anabasis aphylla и иногда Frankenia hirsuta, что говорит о возросшей солончаковатости участка. Обычны здесь также Lepidium perfoliatum и Descurainia sophia, но роль их неве­лика.

Эфемерово-мортуковые сбои. С деятельностью овец связывается образование эфемерово-мортуковых сбоев, образованных почти чистыми скоплениями однолетних мортуков (Eremopyrum triticeum, E. orientale), среди которых встречаются ассоциации эфемеров, образованные главным образом различ­ными видами крестоцветных. Здесь обычны Lepidium perfoliatum, Descurainia Sophia, Alyssum desertorum, Chorispora tenella, к которым иногда в заметном количестве присоединяются Ceratocephalus orthoceras, Myosurus minimus, Androsace maxima и эфемероиды (Gagea minima и С. bulbifera) и низкорослые экземпляры эбелека (Ceratocarpus armarius). Весной, до середины мая, проективное покрытие таких группировок достигает 70-80% и они могут дать до 4-5 ц/га сухой массы, что не имеет все же никакого значения, так как все названные растения не поедаются животными.

Чагырные сбои. В южной части территории широко распространены чагырные скотобои, образованные Artemisia arenaria и ее спутниками – Asperula Danilewskiana, Eremosparton aphyllum, Chondrilla funcea, Toumefortia sibirica, Elymus giganteus, Alhagi pseudo-alhagi и Peganum harmala. Непригодные ни для сенокошения, ни для стравливания, чагырники либо совсем не используются, либо служат для заготовки топлива, что обрекает занятые ими территории на дальнейшее развеивание. Такие чагырники, представляют в подавляющем большинстве случаев одну из стадий пасквальной дигрессии; при отсутствии выпаса они крайне медленно (на протяжении 10-25 лет), но неуклонно превращаются в полынно-злаковую «песчаную степь» [1].

Чилижно-полынные сбои. В лиманах и нередко на пой­менных лугах, также под воздействием крупного рогатого скота, возни­кают чилижно-полынные скотобои, представленные крупными кустами чилижной полыни (Artemisia procera), с которой соседствуют Xanthium strumarium, Arctium lappa, изредка Glycyrrhiza glabra, а на песчанистых почвах – Petasites tomentosus и Corispermum marschallii. Такие же ленты с чилижной полынью тянутся по скотопрогонным тропам вдоль берегов озер и речек, например по р. Ащиозеку. Продолжительность их существования измеряется десятью и более годами, но стойки они только до появления овец, начинающих обгрызать листья полыни и превращаю­щих эти группировки в сильно разреженный сорняковый (рудеральный) сбой.

Лерхополынно-эфемеровые сбои. Также часты лерхополынно-эфемеровые скотобои, возникающие под влиянием выпаса раз­личных видов скота из сообществ злаковых и лерхополынно-злаковых ассоциаций. Среди редкой и в значительной степени угнетенной полыни Лерха (Arte­misia lerchiana) и такого же прутняка (Kochia prostrata) здесь весной раз­виваются Роа bulbosa, Carex praecox и виды Eremopyrum, благодаря ко­торым подобный выгон все еще сохраняет кое-какое кормовое значение до середины июня.

Эфемерово-эбелековые сбои. Одним из наиболее частых видов сбоев следует назвать эбелековые (из Ceratocarpus arenarius), к образованию которых могут привести самые различные животные. Эбелековые сбои особенно характерны для более или менее связных светло-каштановых почв, развиваясь как из злаковых, так и из лерхополынно-злаковых со­обществ. Эбелек поедается всеми видами скота, почему он сам на таких участках представлен крайне низкорослыми, маленькими растеньицами, образующими все же почти сплошной сероватый ковер. Кроме эбелека здесь обычны непоедаемые скотом Camphorosma monspeliacum, Lepidium perfoliatum и Alyssum desertorum. Очень редко встречаются недоразви­тая, сильно угнетенная Kochia prostrata и одиночные экземпляры Роа bulbosa. Здесь также обычны Descurainia sophia, Chorispora tenella, к которым иногда в заметном количестве присоединяются Ceratocephalus orthoceras, Myosurus minimus, Androsace maxima и эфемероиды (Gagea minima и С. bulbifera). Поедается эбелек только в первой половине лета, когда урожай­ность такого сбоя составляет около 1,0-1,5 ц/га.

На юге области на супесчаных и песчаных почвах в результате перевыпаса формируются участки рыхлого перевеваемого песка, где поселяется характерная псаммофитная растительность. Наиболее часто данное явление наблюдается вокруг колодцев, поселков, летовок и т.д. Сбои простираются от колодцев на десятки и сотни метров, от крупных аулов – на 1-2 км. Интенсивный перевыпас приводит в разных местах к различным результатам. Состав растительности сбоев определяется условиями местообитания, исходной растительностью и характером пребывания скота.

Примером такого эолового очага может быть очаг у п.Жиеккум Бокейординского района, низкобарханные пески здесь высотой 1-2 м, местами до 3 м, в центральной части голые, а по краям густо заросшие чертополохом и дурнишником. Время образования также 80-е годы ХХ в.

Все названные виды скотоcбоев являются крайними результатами перевыпаса, катастрофическими по изменениям растительного покрова. Глубина перемен, произошедших в условиях местообитания, настолько велика, что все такие сбои являются весьма стойкими образованиями, требующими длительного срока для восстановления растительности, хотя бы отдаленно напоминающей исходную. Естественно, что подобный чрезмерно уплотненный выпас осуществлялся и осуществляется на сравнительно небольших площадях, вблизи очагов скопления скота, и поэтому практи­ческая значимость этих участков очень невелика; но они важны в том от­ношении, что ярко показывают те последствия, к которым может привести нерегулируемый, недостаточно планируемый выпас.

Проведенная нами оценка схематична, естественно, более точные результаты можно получить при учете в полном объеме особенностей рациона скота и продуктивности кормовых угодий региона.

Для повышения продуктивности сенокосов и пастбищ для предотвращения их деградации необходимо соблюдение рекомендаций по их рациональному использованию. Рациональное использование кормовых угодий предусматривает системы пастбищеоборотов с правильной организацией выпаса, оптимальные сроки начала и конца пастьбы, правильное распределение пастбищных участков между различными видами скота, сохранение умеренной нагрузки и предоставление условий для хорошего роста, возобновление кормовых трав и накопление питательных веществ. Так как отмечено благополучное состояние по уровню нагрузки скота на пастбище, возможно дальнейшее увеличение его поголовья во всех ландшафтных зонах области.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Иванов В. В. Степи Западного Казахстана в связи с динамикой их покрова. М.-Л.: Изд-во АН СССР. 1958. 288с.

2. Парфенова А.Я. География сельского хозяйства Уральской области. Уральск, 1990. 107 с.

3. Юнусбаев У.Б. Оптимизация нагрузки на естественные степные пастбища. Метод.пособие. Саратов: Изд-во «Научная книга». 2001. 48 с.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!