ИСПОЛЬЗОВАНИЕ АГРОПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ СЕВЕРНОГО ПРИКАСПИЯ В XVIII ВЕКЕ (ПО МАТЕРИАЛАМ П.С.ПАЛЛАСА)

USE OF AGRONATURAL RESOURCES IN NORTHERN CASPIAN IN THE XVIII CENTURY (BASED ON MATERIALS P.S.PALLAS)


В.И.Амельченко

V.I. Amelchenko

Западно-Казахстанский государственный университет им. М. Утемисова
(090000, РК, ЗКО, г. Уральск, РК, пр.Достык-Дружба, 162)
West-Kazakhstan State University
(Kazakhstan, 090000, Uralsk, Dostyk prospect, 162)
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Используя материалы П.С. Палласа, опубликованные в его труде: Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российской империи. Часть первая.- СПб: Императорская Академия наук, 1773 г., с. 403-645, на территории Северного Прикаспия выделены 12 типов использования агроприродных ресурсов. Определены: южная граница богарного земледелия, два типа кочевого природопользования. Показано значение духовного элемента в развитии кочевой культуры.

Using materials P.S.Pallasa published in his work: PS Pallas Journey through different provinces of the Russian Empire. Part one. - St. Petersburg: Imperial Academy of Sciences, 1773, p. 403-645, in the northern Caspian region identified 12 types of agronatural resources using. Determined: the southern boundary of rainfed agriculture, the two types of the nomadic nature. The significance of the spiritual element in the development of nomadic culture.


Изучение истории использования земель и биоресурсов имеет большое значение для понимания сложившихся к настоящему времени форм сельского хозяйства и в целом современного природопользования. Результаты такого исследования являются необходимым условием прогнозирования использования агроприродных ресурсов.

Исходным материалом для реконструкции природопользования определённого исторического периода являются статистические материалы, описания и объяснения, которые даны очевидцами практикуемого в то время использования земель и биоресурсов. Применение количественных показателей для характеристики и анализа хозяйственной деятельности населения Северного Прикаспия началось в XIX в. Н.А. Бородиным [2]. До этого времени в изучении данного региона преобладал описательный метод исследования. Значение каждой полученной таким образом характеристики в сильной мере зависит от уровня образованности и пытливости ума того, кем эта работа была проведена. Поэтому описание Северного Прикаспия, которое произвёл в XVIII в. учёный высокого уровня П.С. Паллас, обладавший навыками полевых исследований, имеет большое значение для реконструкции природопользования этого края. П.С. Паллас является «универсальным странствующим натуралистом», это новый для России типаж, который появился в XVIII в. и сыграл важную роль в развитии российской науки [1].

Большое значение в использовании материалов очевидцев имеет их достоверность. Мы считаем, что по этому показателю труды П.С. Палласа находятся на высоком уровне [3]. Доказательством этому могут служить описания размещения объектов и явлений, которые мало изменяются во времени. Описанное Палласом распространение южных чернозёмов подтверждается их современным распространением. Он так характеризовал это явление: «Весьма примечательно, что от реки Чаган и везде от степного горного хребта в южную сторону земля и травы знатно переменяются. Голая степь, чем далее, тем ровнее (кроме только буераков и богатой травами и кустарниками оброслой Яицкой лощины) и на поверхности не видно чернозёма» [4, с.115].. Цитирование, приводимое в этой работе, дано по наиболее доступному для современного читателя изданию [4]. Это относится главным образом к физико-географическим характеристикам территории: рельефу, почвообразующим породам, почвенному покрову. В то же время Паллас описывает пылеватую структуру этих почв, что опровергает заявления современных общественных деятелей о том, что использование целинных земель привело к нарушению почвенного покрова и к возникновению пылеватой структуры. Паллас точно описал на западе Западно-Казахстанской области местонахождение сильно разрушенной временем древней оросительной системы. Можно привести несколько таких примеров, которые доказывают достоверность описаний, данных, П.С. Палласом. Поэтому можем сделать вывод о том, что и все другие его описания, характеризующие экономические и социальные объекты и явления, являются достоверными.

По материалам П.С. Палласа можно выделить несколько вариаций использования агроприродных ресурсов, сложившихся в Северном Прикаспии в XVIII в.

1. Хлебопашество (зерновые культуры), с использованием переложно-залежной системы земледелия, скотоводство казаков. Местные жители не имеют права на рыболовство на реке Яике (Урале). Этот район ограничивается распространением южных чернозёмов. Плодородие земель поддерживается использованием переложно-залежной системы земледелия. Район рискованного земледелия. Стимулом к занятию земледелием являлось отсутствие прав у местных оренбургских казаков на рыболовство на реке Яике (Урал). Описана южная граница богарного земледелия. П.С. Паллас отметил очень интересное явление, которое он наблюдал на севере земель Яицких (Уральских) казаков. Распространённые здесь тёмно-каштановые и чернозёмные почвы, которые пригодны под пашню, не обрабатывались из-за отсутствия людей и постоянных населённых пунктов. То есть, фактор трудовых ресурсов не позволил плодородным почвам стать природным ресурсом: отсутствие одного ресурса стало лимитирующим фактором для другого ресурса.

2. Пригороды Яицкого казачьего города. Высоко интенсивный тип природопользования. Практикуется орошаемое земледелие, имеются скотные дворы. Рощу в пойме реки Яик используют в качестве рекреационной зоны Развитие интенсивных форм сельскохозяйственного использования земель П.С. Паллас связывает с наличием трудовых ресурсов, имеющих навыки орошаемого земледелия: «Кроме самых нужных поваренных растений не имеют они больше ничего, как только множество арбузов и дынь, да и то по большей части сеют так называемые кизилбаши. Около Яицкаго городка находится по крайней мере 50 больших арбузных бахчами называемых огородов [4, с.32].

3. Животноводческое хозяйство яицких казаков, дополняемое рыболовством и охотничьим промыслом (в основном зимним): «У яицких казаков не видно хлебопашества». [4, с.54]. « Ныне очень много казаков поселилось в малых крепостях и при некоторых форпостах, где они служат бессменно, держат много всякого скота … Ныне хотя и держат верблюдов, но очень мало, по причине худой продажи азиатским караванам. …Сверх того ещё здешние казаки ходят на звериный промысел, и бьют кабанов, волков, степных лисиц и корсаков. …Содержание прочего скота ныне почитается у казаков за превосходный промысел» [4, с.38].

4. Кочевое животноводство калмыков, дополняемое охотой, главным образом летней (западный тип животноводства на низко продуктивных засолённых землях, восточная философия природопользования): «Калмыки летом имеют от многочисленной скотины великое изобилие молока, которое тогда и составляет большую часть их пищи. Они имеют больше лошадей, нежели рогатого скота. …Они держат множество лошадей и овец, а верблюдов и быков гораздо меньше. …Есть такие калмыки, которые имеют по тысяче лошадей и больше, а прочего скота по пропорции». [4, с.67]. «Звериная ловля происходит у калмыков разным образом. Они искусно умеют ловить зверей всякими пастьми и петлями, также очень метко стреляют из луков и из ружей. Знатные из них ходят на охоту с соколами, а наипаче с балабанами, коих в тамошней степи довольно находится и которых нарочно к тому приучают и весьма высоко ценят. Также держат они дворовых собак, которые …к охоте нарочито способны [4, с.76, 77].

5. Кочевое животноводство киргизцев (казахов), дополняемое охотой (восточный тип животноводства на продуктивных пастбищах и сенокосах), использование караванного коридора «Средняя Азия – Центр России»:

«Богатство киргизцев собственно состоит в скотоводстве, а наипаче много у них лошадей и овец. Верблюдов имеют они гораздо меньше, а коров и того ещё меньше, по той причине, что их зимою без обыкновенного корма не можно хорошо содержать в степи.…Киргизцы, препровождая умеренную пастушью жизнь, обыкновенно упражняются в звериной ловле; …для ловли зверей употребляют они учёных орлов [4, с.144-147]. «Мне рассказывали, как они убивают сайгаков…. Сии звери зимою по большей части водятся в оброслых камышовых местах, и как они телом очень нежны и легко бывают ранены, то киргизцы в некоторых местах срезывают вершины у камыша и оставляют только высокие столы, на которые прыгающие сайгаки попадают брюхом: и так они загнав сих зверей в такие места, легко ловить могут» [4, с. 140].

Об использовании казахами своего выгодного транспортно-географического положения П.С. Паллас пишет следующее: «Почти всё, что им потребно из тканых материй и других мелочных иностранных вещей, должны они покупать у россиян или у азиатских караванов, или доставать себе грабежом….Примечено, что сии соседи опасны, а особливо в тех местах, где на российской стороне ровная голая степь, а на киргизской горы, в коих они укрываться и удобного случая ожидать могут….Азиатские караваны в российские торговые города приходящие по опасной, киргизцами обитаемой степи, полагаются на защищённые начальников тех аймаков, чрез кочеванье коих лежит их дорога. Караваны называют их караван пашами, и за надёжное прикрытие или провожание платят им по договору товарами, так что, по объявлению бухарцев, у коих я спрашивал, дают по 10 и по 12 рублей с каждого навьюченного товарами верблюда». [4, с.143].

6. Рыбная ловля калмыков на Каспии, табаководство, собирательство диких кореньев в пищу: «…некоторые из Ордынских калмыков поселились близ Каспийского моря для рыбной ловли, и начали разводить табак, который они весьма любят. Также собирают некоторые дикие коренья на пищу». [4, с.72]

7. Товарное выращивание арбузов казаками калмыцкого и татарского происхождения: «Кулагин городок, 16 верст. До Кулагина простирается та же степь с теми же травами. Дорога лежит при рукаве Яика Кочеров Ерик называемом. Небольшая крепость Кулагин … Она стоит на высоком месте в не дальнем расстоянии от Яика. …Калмыки и татары составляют большую часть здесь служащих казаков, которые развели великие арбузные сады, потому что арбузы очень хорошо родятся, и отсюда оными снабжают прочие места по линии» [4, с. 159]..

8. Рыбная ловля и охота казаков на водоплавающую птицу и кабанов: «Река Емба весьма изобильна рыбою, болотиста и обросла камышом, так что для всякой водяной птицы почитается приятным местом. Как во всех камышовых странах при Яике, так и здесь находится множество кабанов. Казаки по большей части зимою ходят на кабанов с собаками не без опасности, и бьют их из ружей и копьями». [4, с.174].

9. Промысел казаками выдры и каспийского тюленя: «В сих местах немало ловят и выдр, а зимою приходят из моря тюлени в Яик, как при здешних морских берегах, так и при островах, бьют их много на льду. Тюлени в Каспийском море столь же велики и шерстью такие же, какие водятся в Балтийском море, но нигде я не видал столь тучных тюленей, как каспийских, а особливо осенью».[4, с.175]

10. Животноводство казаков на низко продуктивных пастбищах и сенокосах: «Новопостроенный Гурьевской редут, 22 версты….Он находится на болотном мысе, произошедшем от рукава кривой Яик называемого, который там же соединяется с главною рекою….В сих местах почти никакой травы не растёт, кроме камыша и осоки. Потому рогатый скот, а особливо лошади очень худы». [4, с.166].

11. Пригороды Гурьева. Высокоинтенсивный пригородный тип использования земель: бахчеводство (арбузы, дыни и тыквы), положительный опыт овощеводства: «(около Гурьева городка) Едва подумать можно, чтобы на такой земле родился огородный овощ и употребляемая в кушанье зелень: однако у господина бригадира есть сад, в котором растут дыни, огурцы, свёкла, хрен, капуста и морковь, а особливо петрушка очень хорошо родится. Однако дыни и плоские тыквы горлянки или долгошейки называемые роятся хорошо, и тамошние жители сеют их для того, что делают из них питейную посуду». [4, с.176].

12. Кочевое животноводство татар: «Степь при речке Деркул несколько холмиста и нарочито суха. Многие татары кочевали там со своими стадами». [4, с.183]. «Степные татары, содержащие множество баранов, кочуют в войлочных кибитках» [4, с.38].

Изучая материалы исследования П.С. Палласа, можно сделать следующие выводы:

1. В XVIII в. сельское хозяйство в Северном Прикаспии в значительной мере дополнялось охотой, которую необходимо рассматривать как одну из форм природопользования. Исторически сложилось таким образом, что к западу от реки Урал, на так называемой «Самарской стороне», до начала XVIII в. пастбищным животноводством и охотой занималось калмыцкое население, которое имело свою философию охоты, отличавшуюся от подхода к охоте казахского населения, использовавшего земли к востоку от реки Урал - так называемую «Бухарскую сторону». Бухарская сторона имела более плодородные земли, так как в почвообразовательном процессе были задействованы четвертичные отложения суши. В то же время к западу от реки Урал морские четвертичные отложения обусловили широкое распространение засолённых низко продуктивных земель. Более богатая растительность Бухарской стороны способствовала размножению здесь многочисленного поголовья сайгаков и кабанов, которые массово истреблялись казахами. Погибало значительно большее количество животных, чем было необходимо для пропитания. Кабанов массово убивали и просто бросали гнить в зарослях камыша. Совершенно иной подход к охоте был у калмыков. Поэтому в настоящее время малочисленные стада сайгаков и кабанов сохранились лишь к западу от реки Урал, на засолённых землях с небогатым травостоем, там, где и раньше их было не так много, но природопользование здесь было организовано калмыками более рационально.

Это первый из известных для данной территории случай завышенного уровня интенсивности природопользования, который привёл к началу разрушения природного комплекса.

2. Природопользование кочевого типа животноводческого хозяйства в сильной мере обусловлено природными факторами, поэтому у разных народов имеется много общего в системообразующих элементах кочевой культуры. Но особенности природопользования зависят не только от материальных условий окружающей среды, имеет значение и духовная, философская основа взаимоотношения человека с природой. Поэтому в настоящее время экологическое воспитание должно стать важным элементом рационального природопользования.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Боркин Л.Я. Академические «физические» экспедиции (1768–1775) и становление герпетологии в России / Колчинский Э.И. (ред.). Русско-немецкие связи в биологии и медицине. Санкт-Петербург: Борей Арт, 2001. С. 21-45 (см. с. 24).

2. Бородин Н.А. Уральское казачье войско. Т.1. С. 133. 174-562; Т.2. Статистические таблицы, карты. Уральск, 1891.

3. Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российской империи. Часть первая. СПб: Императорская Академия наук, 1773 г. С. 403-645.

4. Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российской империи (Избр. главы). Уральск: Оптима, 2006. 272 с.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!