ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРЫ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ В ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ


Значительное разнообразие природных условий и ресурсов Оренбургской области, является основной причиной существенных отличий в структуре природопользования в ее различных частях области [3]. Общая картина антропогенной трансформации территории области воспринимается как характерное для всего региона сельскохозяйственное преобразование земельных ресурсов, которое является фоновым процессом по отношению к ядрам урботехногенеза.
Специализация в освоении недр является ведущим фактором дифференциации природопользования в Оренбуржье. Западная часть является крупным нефтегазодобывающим районом, в то время, как на востоке сформировалась горно-рудная промышленность [1].
Особенностью добычи углеводородного сырья является значительное по территориальным масштабам экологическое воздействие, оказывающее локальное влияние как непосредственно на объекте добычи, подготовки и транспортировки нефти и газа, так и за пределами его, за счет миграции нефтегазохимических соединений в воде и почве. На востоке области глубокое техногенное воздействие оказывает открытая разработка рудных месторождений и образовавшиеся горно-технические ландшафты, включающие карьеры, отвалы, терриконы, хвостохранилища, пруды-отстойники, участки рекультивации, свалки, рудные озера, техногенные родники. Такие ландшафты являются примером нуклеарных геосистем с нестабильной и сложной морфоструктурой.
Структура природопользования обладает характерными особенностями в западной и восточной частях области, в том числе в сфере сельскохозяйственного землепользования. Для западной части характерна структура размещения угодий, ориентированная в соответствии с ландшафтной ассиметрией. Основные массивы пахотнопригодных угодий приурочены к придолинным плакорам в северной части водоразделов. Южные части водоразделов заняты пастбищными массивами с холмисто-сыртовым, сыртово-грядовым рельефом. Наиболее ощутимая агрогенная трансформация ландшафтов связана с тотальной распашкой и перевыпасом скота, в результате которого происходит пастбищная дегрессия угодий. Индикатором этих явлений является экологическое состояние большинства памятников природы, 70% которых испытывают пастбищную дигрессию [2].
Зачастую, в районах интенсивной нефтедобычи сельское хозяйство находится в состоянии деградации, образуются крупные массивы залежных земель. Одним из примеров на западе Оренбуржья является территория Курманаевского района. В пределах района четко прослеживается внутрирайонная дифференциация хозяйственного использования земель. В северной и южной частях района расположены крупные нефтегазовые месторождения – Бобровское и Гаршинское, в то время как сельскохозяйственное производство находится в упадке. В то же время в центральной части района, тяготеющей к районному центру, сконцентрирована большая часть распахиваемых земель и рентабельных сельхозпредприятий. Подобная картина в дифференциации внутрирайонного природопользования характерна для большинства нефтедобывающих районов.
Ведущим промышленным объектом промышленного потенциала центральной части области является Оренбургское нефтегазоконденсатное месторождение. Располагаясь южнее областного центра и реки Урал, оно протягивается в длину более чем на 100 км. С этим месторождением и его инфраструктурой связана основная часть атмосферный выбросов загрязняющих веществ, локализованных в пределах западной части области, а также техногенное воздействие на природные ландшафты (прокладка трубопроводов, воздействие от большегрузного транспорта).
Таким образом, для западной и центральной части Оренбургской области присущ сельскохозяйственно-топливно-промышленный тип преобразования природных ландшафтов, характеризующийся высокой распаханностью сельскохозяйственных угодий, а также системным воздействием нефтегазового комплекса.
Характерной чертой Оренбургского Подуралья является развитие бахчеводства (Соль-Илецкий район, частично также в Илекском и Акбулакском районах). Помимо Подуралья развитие бахчевых культур встречается в восточной части области в Домбаровском районе.
Особое место в системе антропогенного воздействия на западе области занимают беллигеративные ландшафты Тоцкого и Донгузского полигонов.
Своеобразна структура сельскохозяйственного землепользования в Предуралье и низкогорной части области. Мелкоконтурность и большая дифференциация типов использования земель определяется мозаичностью ландшафтов – сочетание лесостепных, степных, горных, мелкосопочных, придолинно-террасовых и долинных ландшафтов. Высокая контрастность ландшафтной среды усиливается глубоко преобразованными урботехногеосистемами, сформировавшимися на основе меднорудной промышленности (Медногорск, Гай). Наряду с этим, переферийное расположение наименее измененных антропогенными процессами территорий – хребта Шайтантау, степных эталонов междуречья Киялы-Бурти и Айтуарки, отражает значительную поляризацию природных и антропогенно измененных ландшафтов Южного Урала. Это способствует использованию широкого спектра природных ресурсов в разных хозяйственных сферах – промышленной, рекреационной, сельскохозяйственной.
Системообразующим компонентом в сфере природопользования на Южном Урале является горно-промышленное производство. Здесь сосредоточены наиболее крупные горно-рудные производства области. Практически все они находятся в центральной части Кувандыкского и Гайского районов. Концентрируясь в центральных частях районов, горно-промышленные ядра сменяются сельскохозяйственными кластерами, а к переферии – квазинатуральными практически не измененными ландшафтами. На междуречье Урала и Сакмары широко распространены пахотные угодья по склонам холмов, что способствует развитию эрозионных и дефляционных процессов.
Крупные массивы квазинатуральных ландшафтов на приграничных с Башкирией и Казахстаном территориях, обуславливают развитие здесь охраняемых природных территорий различного ранга, а также определяет высокие перспективы использования рекреационного потенциала территории.
Восточная часть области характеризуется высокой дифференциацией типов природопользования. Можно выделить ряд обособленных кластеров распахиваемых земель – центральное Зауралье (центральная часть Кваркенского района и западная часть Адамовского районов, северная часть Тургайской равнины, северная часть Светлинского района). Существуют значительные различия в использовании пахотнопригодных угодий, так в южной, приграничной части Зауралья сельское хозяйство находится в устойчивой депрессии (Ясненский, Светлинский, Домбаровский районы), что связано с удаленностью от городских центров сбыта и переработки сельскохозяйственного сырья и менее благоприятными агроклиматическими условиями. Лучшие показатели зернового производства в Восточном Оренбуржье на протяжении длительного времени отмечаются в Адамовском районе.
Отличительной особенностью Зауралья являются крупные компактные массивы неудобий (солончаковые и солонцовые ландшафты) и беллигеративных территорий. В тоже время в Оренбургском Зауралье сохранились значительные площади квазинатуральных территорий – эталонные участки зональных степей (Джабыгинская, Ясненская степь), озерные ландшафты Светлинского района. В промышленном освоении района и техногенной трансформации ландшафтов наиболее значимым фактором являются карьеры рудных и нерудных полезных ископаемых, среди которых крупнейшим является Киембаевский. Площадной характер носит пастбищная дигрессия под воздействием чрезмерного выпаса, и, как следствие происходит образование кочкарных бедлендов на увлажненных участках.
Отличительной особенностью дифференциации природопользования в Оренбургской области является приграничное положение значительной части хозяйственных объектов. Эффект приграничья приводит к различиям в специфике природопользования между частями области. Общей тенденцией приграничья является депрессивное состояние производства, происходит отток населения и исчезновение сел. Причиной этого является удаленность от основных источников сбыта продукции, отток населения в города, а также в сложности перехода к ландшафтно-адаптивным формам степного природопользования (коневодство, бахчеводство, пуховязальное производство, производство кумыса).
В приграничной полосе вследствие снижения интенсивности сельскохозяйственного производства и оттока населения происходит снижение нагрузки на природную среду и восстановление степных ландшафтов. Одновременно приграничные территории являются зонами неконтролируемого экологического воздействия за счет трансграничной миграции, в том числе переноса загрязняющих веществ (Карачаганакское нефтегазовое месторождение, Актюбинский промышленный узел на территории Казахстана) [4].
В приграничной полосе сконцентрированно значительное количество сохранившихся эталонных природных участков – степные памятники природы, участки Государственного заповедника «Оренбургский», в тоже время выявлены крупные массивы сукцессионного восстановления зональных степных сообществ.
В общем плане по области отмечается кластеризация размещения используемых сельскохозяйственных угодий с ядрами топливно-промышленного, горнодобывающего производства и урботехногеосистем. Прослеживается устойчивая динамика снижения интенсивности антропогенного воздействия на ландшафты в приграничье (особенно Российско-Казахстанском), что способствует сохранению и восстановлению естественных природных ландшафтов. Наряду с лесными массивами приграничные геосистемы составляют потенциал для формирования охраняемых природных территорий, отражая общую поляризацию природопользования в регионе.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Географический атлас Оренбургской области. – М.: Издательство ДИК, 1999. – 96 с.
2. Петрищев В.П., Проблемы антропогенной трансформации объектов природного наследия Оренбургской области / В.П. Петрищев, И.Г. Яковлев // Природное наследие России в 21 веке: докл. II Междунар. науч.-практ. конф. – Уфа, 2008. – С. 327–332.
3. Чибилёв А.А. Экологическая оптимизация степных ландшафтов. – Свердловск: УрО АН СССР, 1992. – 175 с.
4. Яковлев И.Г. Роль природно-хозяйственной кластеризации в развитии систем регионального планирования / И.Г. Яковлев, В.П. Петрищев // Современные проблемы ландшафтоведения и геоэкологии: Материалы IV Междунар. науч. конф., посв. 100-летию со дня рожд. проф. В.А. Дементьева (1908–1974) (Минск, 14–17 окт. 2008 г.). – Минск, 2008. – С. 333–334.


И.Г. Яковлев, В.П. Петрищев


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!