ПОСТРОЕНИЕ ЛАНДШАФТНО-ЭКОЛОГИЧЕСКИХ МОДЕЛЕЙ СТЕПНОГО ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ НА ОСНОВЕ КАДАСТРОВО-ЗЕМЛЕУСТРОИТЕЛЬНЫХ СИСТЕМ

 

Возможности и достижения кадастра не в полной мере использованы при проектирование определенной модели землепользования в соответствии с ресурсным потенциалом земель, изменениями в режимах природопользования и целевым назначением земель.
Одной из главных задач проектирования объектов промышленности и транспорта, проведения землеустроительного проектирования сельскохозяйственных предприятий, разработки проектов охраняемых природных территорий является формирование базы данных, охватывающих все виды ресурсов, имеющиеся в пределах территории, проведения изыскательских работ. В целях оптимизации землепользования, прогноза изменений и экологической реставрации территорий, при ведении землеустроительных и кадастровых работ, все чаще сталкиваемся с необходимостью привлечения различных подходов и методов которые необходимо объединить в общую концепцию на основе геоинформационных систем (ГИС).
Использование геоинформационных технологий в построении модели землепользования и составлении качественных ландшафтно-экологических планов и почвенно-ландшафтных карт предусматривает присутствие полноценной фактической информации о реальном состоянии земельных ресурсов (почвенном покрове, плодородие и т.д.) отдельных хозяйств области и ресурсном потенциале земель. Данная информация позволит решить ряд задач при проведении кадастровых и землеустроительных работ, а именно: проведение оценки пригодности земель под намеченные типы землепользования; выделение агроландшафтных групп земель в пределах проведенного агроландшафтного районирования территории; осуществление агроэкологического мониторинга земельных ресурсов (физических свойств почв, почвенного плодородия и т.д.) и прогнозирование состояния и использования агроландшафтов с меньшим экологическим риском и экономической эффективностью.
В настоящее время в Оренбургской области (в общем и по всей России) большинство сельскохозяйственных предприятий акционированы и получили значительную экономическую самостоятельность по использованию земельными ресурсами, не имея подчас достоверной информации которая позволяет оперативно отслеживать, происходящие на территории землепользования, изменения. Это обстоятельство вызывает настороженность в связи с наблюдающейся активизацией агрохолдингов, направленной на увеличение посевных площадей, вовлечением в оборот залежных земель без проведения экологической экспертизы. Нарушение действующего природоохранного законодательства вызывает противоречие в использовании категории землепользования, с одной стороны, и требований законодательства к сохранению мест обитания краснокнижных видов – с другой.
Поэтому при проведении проектирования территориального землеустройства сельхозпредприятий особое значение приобретает агроэкологическая оценка природных ресурсов, использующихся в сельхозпроизводстве, в сочетании с аудитом экономической эффективности ведения сельского хозяйства. Среди апробированных способов оценки агроресурсного потенциала следует назвать использование почвенно-экологического индекса (ПЭИ), как интегрального показателя качества почвенного покрова [2]. ПЭИ широко используется при определении пахотнопригодности земель, а также целесообразности проведения фитомелиорации.
Проведенный нами расчет почвенно-экологического индекса (ПЭИ) для территории Оренбургского Подуралья, позволил оценить степень влияния потенциального плодородия на конкретные показатели сельскохозяйственного производства. Было выявлено, по динамике показателя производственного качества земель – почвенно-экологического индекса, что сельскохозяйственные предприятия Оренбургского Подуралья формируют устойчивые территориальные группировки, обусловленные как зонально-климатическими, так и литогеоморфологическими причинами. Также были определены, при анализе распределения ПЭИ в соответствии с ландшафтно-типологической дифференциацией Оренбургского Подуралья, средние значения индекса для каждого типа местности. Наибольшие значения ПЭИ соответствуют надпойменно-террасовому типу местности (в среднем 24,7-28,7) и придолинно-плакорному (19,8-24,9). Несколько ниже значения почвенно-экологического индекса для водораздельно-плакорного типа местности – 18,1-23,4. Соответственно, сельхозпредприятия земли, которых расположены на уральских террасах, имеют самые высокие показатели ПЭИ от 20 до 30 баллов. Сельхозпредприятия земли, которых протянулись вдоль Урало-Илекского водораздела, где высокая доля смытых, каменистых и щебенчатых почв, имеют низкие ПЭИ, на уровне 15-20 баллов [1].
Другим инновационным направлением в землеустроительном проектировании является использование агроландшафтного подхода, основанного на интерполяции информационных данных, отражающих ландшафтно-типологическую дифференциацию территории, выделение элементарных бассейнов и водосборов, а также особенности структуры сельскохозяйственных угодий.
Особое место при формировании землеустроительных планов имеет использование моделей ландшафтного планирования, разрабатываемых в целях повышения эффективности принятия управленческих решений. Основными принципами ландшафтного планирования, по нашему мнению, являются: 1) соответствие систем ландшафтного планирования административно-территориальному делению территорий; 2) адаптация структуры землепользования к ландшафтно-типологической дифференциации региона; 3) ранжирование объектов землеустройства по типам природопользования и формирование схем сбалансированного использования природных ресурсов, т.е. поляризация глубоко нарушенных (нуклеарных) и квазинатуральных геосистем.
До настоящего времени, кадастровая информация практически не использовалась при ландшафтно-экологическом проектировании. Разработка систем охраняемых природных территорий и формирование региональных экологических каркасов исходили из степени значимости объекта в научно-информационном отношении и эстетической привлекательности. В результате чего, в степных регионах России вышел целый ряд прекрасных альбомов с описанием объектов, заслуживающих научного и познавательного внимания. Зачастую, только такое видение природных объектов трактуется как система памятников природы. В понятие «памятники природы», на практике, вкладывается не столько правовая защита или кадастровая и землеустроительная, сколько набор эстетической и визуальной информации в выделении и обосновании природного объекта как «памятник природы» одним или несколькими экспертами, как правило, из научно-преподавательской среды. Хозяйственно-экономическое значение объектов ОПТ в основном не учитывалось. Это привело к многочисленным конфликтным ситуациям между хозяйственниками и учеными-экологами, опиравшимися на идеализированные представления. В итоге, разработанные и законодательно утвержденные списки ОПТ либо не были выделены в качестве обособленных кадастровых объектов, либо их статус нарушался в интересах различных видов природопользования (при разработке минерального сырья, использования в качестве пахотных участков, при проведении вырубки ценных лесных массивов под видом санитарных рубок и т.д.).
В такой ситуации, приходится констатировать, что дальнейшее формирование охраняемых природных территорий придется вести исходя из существующего кадастрового деления и выбора объектов, основанным на хозяйственно-природоохранном компромиссе. Сюда следует отнести, выделенные нами, степные эталонные участки, протянувшиеся вдоль российско-казахстанской границы. Создание дополнительного типа землепользования в категории земель сельскохозяйственного назначения – земли стабилизации и восстановления почвенного плодородия, предусматривает временный мораторий на пахотное использование без запрета на сельскохозяйственное использование. Это новационная форма охраняемых природных территорий не требует больших финансовых затрат на функционирование. Именно на таких землях идёт ускоренный процесс восстановления ресурсов стрепета, дрофы, сурка. При наличии соглашений с Республикой Казахстан возможно восстановление ресурсов сайгака.
Восстановление почвенного плодородия путём временной консервации деградированной и маловостребованной пашни отвечает концепции Красной книги почв Оренбургской области и задаче увеличения доли охраняемых природных территорий до 10% площади области.
Другим вариантом перевода малопродуктивной пашни в фонд стабилизации и восстановления почвенного плодородия может стать использование процедуры банкротства сельхозпредприятий для перераспределения земельных паёв на условиях консервации малопродуктивных угодий, выкупа земель в государственную собственность, либо взятие их в долгосрочную аренду природоохранными организациями с целью создания почвенных заказников по стабилизации и восстановлению гумуса. Создание почвенных заказников сроком действия до 2020 года – это и будет фонд стабилизации и восстановления почвенного плодородия.
В течение ближайшего времени площадь фонда стабилизации и восстановления почвенного плодородия может быть доведена до 300-400 тыс. га. В дальнейшем восстановленные земли системы почвенных заказников, или фонда стабилизации и восстановления почвенного плодородия, могут быть использованы как для развития интенсивного земледелия, так и для организации охраняемых природных территорий более высокого уровня на базе восстановленных степных биоресурсов.
Нами планируется до 2015 г. выделить около 50 объектов агростепного землепользования с получением кадастрового паспорта (памятник природы), но с проектом оптимального использования как кормовых угодий.
Использование кадастровой и землеустроительной информации в построении ландшафтно-экологических моделей степного землепользования позволит увязать аграрные и природоохранные интересы и научно обосновать сбалансированное использование свойств земли как природного объекта, охраняемого в качестве важнейшей составной части природы, и природного ресурса, являющегося основой осуществления хозяйственной деятельности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Земля: как оценить бесценное. Методические подход к экономической оценке биопотенциала земельных ресурсов степной зоны / С.В. Левыкин [и др.]; под общ. ред. С.В. Левыкина. – Новосибирск: Сиб. экол. центр, 2005. – 170 с.
2. Теоретические основы и пути регулирования плодородия почв / Л.Л. Шишов [и др.]. – М.: Агропромиздат, 1991. – 304 с.


В.П. Чибилёва, С.В. Левыкин, В.П. Петрищев


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!