ВОССТАНОВЛЕНИЕ ТИТУЛЬНЫХ СТЕПНЫХ БИООБЪЕКТОВ КАК ЭЛЕМЕНТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЗЕМЕЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ ДО 2030 ГОДА

 

С природоохранных позиций современные степи не имеют аналогов. Их исключительная обособленность и отличие от других природных зон обусловлена прежде всего спецификой их антропогенно-аграрного освоения. Сегодня все так называемы плакорные степи – основные носители зональных черт ландшафта и девственной природной титульности полностью распаханы, встречаются молодые и средневозрастные залежи, при этом сохранилось достаточно большое количество различных фрагментарных интрозональных и азональных ландшафтных элементов. Именно они в последние десятилетия стали приоритетными объектами изучения и сохранения природного разнообразия степной зоны. В то же время доказано, что наиболее типичные степные экосистемы не могут устойчиво существовать без ежегодного изъятия надземной фитомассы. Поэтому лучшим режимом современного степного землепользования можно признать оптимальный выпас копытных животных. С учетом того, что дикие копытные степей в России практически полностью исчезли, а домашний скот выпасается, как правило, на сельхозугодиях, можно утверждать, что традиционные для страны формы ООПТ, особенно заповедники, а также классические  подходы и приоритеты в сохранении именно биологического разнообразия в современных условиях не способны решить проблему сохранения природного разнообразия степей и построения устойчивого сельского хозяйства. В современных условиях для степей нужна особая концепция охраны,  направленная на сохранение и восстановление ресурсов именно титульных биообъектов степей, как наиболее пострадавших, и наиболее ценных в хозяйственном отношении. Очевидно, что с учетом вышесказанного в полной мере восстановить степную титульность на территории действующих и проектируемых ООПТ не возможно, полночленную степную экосистему возможно сохранить только в режиме ее пастбищного использования, следовательно нужны или новые формы ООПТ, или восстановление ресурсов титульных биообъектов степей на землях сельскохозяйственного назначения. Последние 15 лет процессы самозалужения и самореабилитации степных экосистем идут стихийно, в основном под воздействием природных факторов. В последние годы наметилась явная тенденция нарастающей распашки залежных угодий в том числе и с пониженным биоклиматическим потенциалом. Естественно, что процесс повторного вовлечения старозалежных земель в оборот единовременно сводит к нулю все попытки степных экосистем к самореабелитации, при этом стремительно сокращаются ресурсы титульных степных биообъектов. Еще немного и уникальный исторический шанс на частичное восстановление степей России будет окончательно утрачен, но при таком сценарии развития событий построение устойчивого сельского хозяйства и восстановление оптимума природного разнообразия степей так и останется научной утопией, освещенной лишь в многочисленных статьях и монографиях известных российских степеведов.
Монопольный хозяин степей
В последние годы в России происходили принципиальные изменения в распределении государственных полномочий и функций в сфере аграрного землепользования.
Исключительно возросло значение системы Минсельхоза за счет уменьшения роли Минэкономразвития и Минприроды.
В 2008 году управление землями сельхозназначения оказалось полностью сконцентрировано в Минсельхозе. Более того, Минсельхозу оказались переподченены бывшие Рослесхоз и Главохота. В этой связи Минсельхоз РФ сконцентрировал в себе практически все  полномочия в сфере управления сельхозугодьями как целостным природным объектом, включая почву, растительность и животный мир. Прежде всего, это касается степных экосистем, составляющих территориальную основу сельхозугодий России.
Пока Минсельхоз действует согласно принятым среднесрочным программам развития АПК.
К сожалению ни аграрная политика, ни программы и проекты совершенно не учитывают интересов сохранения и восстановления степного биоразнообразия, а деятельность по сохранению почвенного плодородия выглядит скорее декларативно.  В целом абсолютный приоритет  в степной зоне отдается разрушительным для степей формам производства: создание крупных зерновых агрохолдингов и животноводческих комплексов, дальнейшая химизация отрасли и увеличение экспорта зерна, при одновременном ввозе говядины.
Этот беспрецедентный факт вызывает озабоченность среди природоохранного сообщества, учитывая традиционно консервативное и негативное отношение к сохранению степного биоразнообразия на сельхозугодьях со стороны аграриев.
В тоже время сегодня также очень весома роль Минрегионразвития, в полномочия которого входят вопросы территориального планирования и развития регионов до 2020-2030 гг. Это в полной мере относится и к полномочиям субъектов РФ и органов местного самоуправления, что в принципе позволяет определять сценарии возможного использования территории.
Таким образом, с одной стороны переход дальнейшей судьбы степных экосистем в руки Минсельхоза, с другой стороны возможности субъектов федерации в сфере структурного планирования ландшафтов, как никогда делают актуальным разработку внятной государственной аграрной политики в сфере оптимизации степного землепользования на федеральном и региональном уровнях.
Агроэкологические проблемы Оренбуржья
В Оренбуржье в плане сохранения почвенного плодородия и воспроизводства степных биоресурсов ситуация крайне неблагоприятна. И это сыграло не последнюю роль в прочном завоевании областью экологического аутсайдерства.
Агроэкологические и природоохранные пробелы в земельной политике способствуют отрицательным тенденциям в степном природопользовании:
1. Крайне низкие темпы и масштабы реализации Программы «Сохранение и восстановление плодородие почв земель сельскохозяйственного назначения и агроландшафтов Оренбургской области на 2006-2010 годы»  и фитомелиорации низкопродуктивной пашни.
2. Отсутствие комплексной эколого-экономической оценки проектов облесения степей в рамках реализации Киотского протокола.
3. Сохранение политики зернового приоритета в районах с пониженным биопотенциалом, в ущерб развитию мясного скотоводства.
4. Участившаяся распашка целинных и старозалежных земель – мест обитания краснокнижных видов животных и растений.
Парадокс ситуации заключается в том, что вроде бы давно нет административной командной системы, а ее аграрная идеология, направленная на «целинизацию», степей продолжает процветать!
«Целинизация» отрасли в нашем понимании – это абсолютный зональный зерновой приоритет в развитии сельского хозяйства степной зоны  от типичных черноземов на севере до каштановых почв на юге, в ущерб развитию адаптивного животноводства. Восстановление нарушенного тотальной распашкой степей экологического баланса предполагается  осуществлять за счет лесоразведения. Что с позиции современного степеведения расценивается как вопиющий абсурд. После тотальной распашки и площадного и полосного облесения степь настолько глубоко трансформируется, что окончательно теряет способность к самореабилитации и зональной саморегуляции. Примером тому может служить целая система антропогенных карагачево-пырейно-житняковых саваноидов, образовавшихся на месте сплошных полей в обрамлении лесополос.
Эта идеология, несмотря ни на что, окончательно сформировалась на государственном уровне в первой половине 1960 годов, и ее носителями в  современных условиях выступают уполномоченные лица соответствующего возраста, убеждений и черт характера.
Децелинизация как основное условие современной аграрной политики
Дальнейшее устойчивое развитие сельского хозяйства с применением новационных подходов невозможно без «децелинизации» государственной земельной политики, включающей:
- Государственное регулирование аграрного давления на степную зону, преодоление 80-летней ландшафтной дискриминации степей.
- Установление оптимального отраслевого аграрного баланса между лесной и степной природными зонами.
- Сохранение зернового приоритета на лучших угодьях черноземной зоны.
- Предотвращение дальнейшей деградации и выбытия сельхозугодий в лесной зоне.
- Консервация всех малопродуктивных пахотных земель в степной зоне, реставрация сенокосно-пастбищных угодий.
- Государственная поддержка создания «мясного» пояса в сухостепной зоне, где биопотенциальная урожайность зерновых менее 12 ц/га, включая и Оренбургскую область.
Реализация основных приоритетов «децелинизации» будет способствовать сбалансированности основных отраслей сельского хозяйства, прежде всего земледелия и животноводства.
Только на основе построения и стратегическом государственном регулировании этого баланса можно решить следующие проблемы:
1) Устойчивого самообеспечения сельскохозяйственным сырьем.
2) Деградации почв, почвозатратности земледелия.
3) Обеспечения оптимальной занятости населения.
4) Сохранения и восстановления степного биоразнообразия на сельхозугодьях.
5) Восстановления охотресурсов.
6) Выбытия сельхозугодий, вследствие зарастания залежей древесно-кустарниковой растительностью.
7) Перехода к массовому внедрению новационных методов экологической реставрации степных пастбищ.
Нами разработан ряд проектов децилинизации землепользования как на уровне отдельных землепользователей (СПК «Боевогорский» Соль-Илецкого района, СПК «Исток» Ясненского района), так и на уровне административных районов (Светлинский район).
Механизмы реализации новой земельной политики
Механизмами реализации учета рациональных степных приоритетов в современной аграрной политике может стать комплекс следующих организационно-законодательных новаций:
1. Закон о формировании устойчивых сельскохозяйственных ландшафтов и создании фонда стабилизации и восстановления почвенного плодородия.
Закон призван регламентировать оптимизацию степного землепользования. Нижним пределом пахотопригодности земель устанавливается биопотенциальная урожайность 12 ц/га. Предусматривается создание фонда стабилизации и восстановления почвенного плодородия, экологическая экспертиза проектов вовлечения в оборот целинных и старозалежных земель.
2. Агроэкологические дополнения к законам, регламентирующим процедуру банкротства сельхозпредприятий.
Предусматривается эколого-экономическая экспертиза земель на предмет экономической целесообразности и экологической приемлемости сохранения зерновой ориентации хозяйства. На инвесторов накладываются обязательства по проведению структурной оптимизации землепользования в соответствии рекомендациям проведённой экспертизы.
3. Закон о рациональном использовании степных пастбищ.
Закон направлен на формирование и рациональное использование «мясного пояса» в степных регионах страны – территорий, на которых создаются благоприятные экономические условия, и оказывается государственная поддержка развитию адаптивного мясного скотоводства, в т.ч. коневодства.
4. Закон о коневодстве в Российской Федерации.
Закон должен обеспечивать поддержку развития табунного коневодства в степных регионах. Табунное коневодство с круглогодичным регулируемым выпасом позволит обеспечить восстановление и сохранение степных ландшафтов с положительным экономическим эффектом.
Система перечисленных выше законодательных приоритетов составляет концептуальную основу так называемого «Степного кодекса России», о насущной необходимости которого настаивает научное и природоохранное сообщество на протяжении последних 15 лет.
Сегодня в очередной юбилейный год крупнейшей целинной кампании в России необходимо наконец-то выработать взвешенную государственную степную политику, допускающую существование и восстановление степи на землях сельскохозяйственного назначения, без чего невозможно рациональное использование степных биологических ресурсов, успешная реализация национальных проектов и программ АПК и, тем более, устойчивое развитие степных регионов.

С.В. Левыкин, И.Г. Яковлев


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!