ИСПОЛЬЗОВАНИЕ УЧАСТКА «ОРЛОВСКАЯ СТЕПЬ» ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ, СОХРАНЕНИЯ И ВОССТАНОВЛЕНИЯ СТЕПНЫХ ЭКОСИСТЕМ

 

В истории Земли эпоха плейстоцена отмечена небывалым расцветом травяных экосистем, занимавших более половины суши в Северном полушарии. Открытые травяные ландшафты существовали в самых разных формах от тундростепей до полупустынь и объединялись в трансконтинентальную гиперзону. Природным символом этой гиперзоны были скопления крупных млекопитающих от мамонтов до копытных, известных как мегафауна. Между Евразией и Северной Америкой шёл постоянный видовой обмен. Примерно 10 тыс. лет назад мегазона плейстоценовых степей деградировала в относительно короткие сроки под влиянием как природных факторов, так и деятельности человека. Полностью вымерли мамонты; бизон, сформировавшийся в центре Евразии, выжил в прериях Северной Америки; североамериканские лошади и верблюды сохранились в Евразии.
Природную деградацию гиперзоны в конечном итоге завершил человек. Своей аграрной деятельностью он поставил степные экосистемы на грань исчезновения. Признано, что в Северном полушарии именно грассланд является наиболее трансформированным биомом. Во второй половине 1970-х годов научное сообщество констатировало, что целинная равнинная степь сохранилась только в небольших государственных заповедниках. По существу, это была констатация исчезновения целой природной зоны.
Общеизвестно, какие усилия и какой интерес привлечены к изучению вымерших видов животных и поиску путей их восстановления. Не вызывает сомнений, что перспективы находки живого экземпляра мамонта или, тем более, его генетической реконструкции способны привлечь значительные интеллектуальные ресурсы и инвестиции. В то же время, совершённые находки сохранившихся массивов целинных степей и появившиеся перспективы возрождения полночленных степных экосистем не привлекли подобного внимания, что выглядит по меньше мере парадоксально.
Сохранили военные.
В XX веке безусловный приоритет в степном землепользовании отдавался зернопроизводству, при этом в степной зоне сохранялись в лучшем случае интразональные элементы, микроучастки степей. Однако, относительно крупные площади выделялись для национальной обороны. Десятилетиями эти площади были официально закрыты для хозяйственной деятельности и свободного доступа. С исчезновением кавалерии, а в дальнейшем и самих степей, подобные объекты остались единственными репрезентативными участками ландшафтно-биологического разнообразия степей.
В 1990-е годы военные официально отказались от необходимости использования части принадлежащих им участков. Практически все такие участки, находившиеся в степной зоне, обладали высокой природоохранной ценностью. Открытие нами подобных участков в середине 1990-х годов вселяло определённую надежду на восстановление полночленных степных экосистем путём ввода выживших поздеплейстоценовых копытных. Были основания полагать, что ситуация в землепользовании принципиально не изменится на протяжении длительного времени, достаточного для реализации долговременных природоохранных проектов. Однако, анализ динамики землепользования последних лет показывает, что в значительной мере активизировалась распашка залежных земель, многие военные объекты стали использоваться по назначению. При этом, за время российской аграрной регрессии так и не удалось зарезервировать  значительные степные территории под будущие ООПТ, не было проведено масштабных работ по выводу из пашни низкопродуктивных земель. В связи с этим перспективы восстановления полночленных степных экосистем связываются с теми территориями бывших военных объектов, от которых МО РФ полностью отказалось. Таковым в Оренбургской области является территория расформированного в 1998 г. военного объекта, названная «Орловская степь» по близлежащему поселку, площадью 16,5 тыс. га. По итогам проведённых рекогносцировочных исследований участок признан наиболее перспективным для реализации новационных проектов по сохранению и восстановлению степных экосистем. Дальнейшая научно-организационная деятельность базировалась на следующих идеях:
1) использование земель расформированного военного объекта для целей сохранения и восстановления степных экосистем;
2) негосударственная территориальная охрана степей на основе аренды или выкупа в собственность природоохранной организацией на средства отечественных меценатов;
3) возвращение на степную территорию диких копытных, таких как лошадь Пржевальского, тарпаноид, бизон;
4) организация многопрофильных научных исследований путём создания научного стационара РАН;
5) широкомасштабное использование полночленной степной экосистемы для массового экотуризма и экологического просвещения.
На этой основе разработан проект по восстановлению стад диких степных копытных «Оренбургская тарпания».
Новационная форма охраны степей
В отсутствие копытных нарушается основной механизм функционирования степной экосистемы, основанный на интенсивном обороте вещества и энергии. Основным звеном этого механизма были травоядные животные, способные в условиях степной зоны перерабатывать большую часть ежегодного прироста фитомассы. Основную массу травы употребляли наиболее успешные в условиях степной зоны виды фауны – копытные. Полночленная степная экосистема, помимо высокой биопродуктивности, обладала высокой зрелищностью благодаря скоплению копытных в многомиллионные стада.
В условиях отсутствия ведущих фитофагов степной травостой даже в заповеднике неизбежно деградирует и перерождается. Теоретически, эта проблема может быть решена путём научно обоснованной интродукции, но её практическая реализация сопряжена с целым рядом проблем. В частности, для устойчивого существования популяций копытных требуются относительно крупные площади, которыми пока не располагает ни один степной заповедник. Более того, современное природоохранное законодательство определяет статус заповедника таким образом, что предписывает своего рода замораживание текущего состояния экосистемы. При этом запрещено сооружение любой инфраструктуры, необходимой для завоза крупных животных.
Опыт степных заповедников показывает, что необходимы новые формы территориальной охраны биоразнообразия степей. По сути, они должны быть не столько природоохранными в традиционном понимании этого слова, сколько средосохраняющими и средовосстанавливающими. Кроме того, они должны служить наблюдательной и экспериментальной базой современного степеведения, развитие которого также является непременным условием сохранения степей.
Исходя из особой специфики степной экосистемы и обозначенных выше проблем, мы предлагаем новационную форму сохранения и восстановления степей - парк-биостанция. Для его создания необходим компактный массив типичного степного ландшафта площадью не менее 10 тыс. га. Территория парка может находиться как в государственной собственности, так и в собственности иной формы, включая различные варианты совладения. Обязательным элементом является научная экспериментальная деятельность по завозу животных.
Титульные биообъекты на участке «Орловская степь».
Это компактный степной массив 10 Х 16 км., расположенный на Урало-Илекском междуречье в 110 км от Оренбурга общей площадью 16,5 тыс. га. Главной природоохранной ценностью массива являются сохранившиеся в целинном виде равнинные участки зональных степей на полнопрофильных южных черноземах. Такие земли считаются аграрной наукой одними из лучших для возделывания зерновых, в Северной Евразии они сплошь распаханы.
Целинные равнинные степи на полнопрофильных почвах и вторичные степи занимают на участке свыше 8 тыс. га, остальная территория - холмисто-увалистые ландшафты солонцеватых, супесчаных и каменистых степей. Особой живописностью и причудливостью форм отличаются каменные россыпи в Бандитских горах, расположенных в центре участка. Почвенный покров разнообразен, от черноземов южных карбонатных малогумусных до солонцов черноземных и их комплексов. Встречаются участки песчаных и меловых почв. С середины апреля по конец августа последовательно цветут сон-трава, адонис волжский, тюльпан Шренка, астрагалы, шалфей, перистые ковыли, подмаренник, зонтичные. В отдельные годы наблюдается вторичное осеннее цветение. Животный мир представлен, в первую очередь, мелкими грызунами и воробьиными. Встречаются серая куропатка, перепел, заяц-русак, сурок, лиса, барсук, косуля, волк. Из краснокнижных видов отмечены стрепет, дрофа, журавль-красавка, огарь, степной орел, курганник. Благодаря режиму использования участка восстанавливается популяция сурка, достигшая к 2008 г. 500 голов. Сурок активно расселяется на соседние земли. Набор титульных биообъектов степей, как и на любом степном участке  России, не полон. Отсутствуют дикие копытные. В то же время, согласно экспертной оценке участок вполне подходит для разведения степных копытных, в частности, лошади Пржевальского, тарпаноидов, бизона. Американский бизон рассматривается нами наряду с лошадьми так как род Bison возник в степях азиатского континента и только в плейстоцене проник в Северную Америку, став там массовым копытным прерий. Ещё относительно недавно существовала степная форма евразийского бизона, которая была истреблена в средние века; выжила лишь лесная форма – европейский зубр. Следовательно, бизон имеет полное право на возвращение в евразийские степи как их естественный компонент наравне с дикими лошадьми. Мы считаем оптимальным формировать смешанные стада из разных видов диких копытных, каковые, по-видимому, существовали в позднем плейстоцене. На этом основании рабочей группой было составлено эколого-экономическое обоснование проекта «Оренбургская Тарпания» и разработан план действий по его созданию. Основной новацией этого проекта является восстановление уничтоженного рефугиума плейстоценовой мегазоны грассландов.
О современном статусе Орловской степи
Основные работы по землеустройству территории и изменению её статуса выполнены в период 2003-2007 гг. за счёт средств Оренбургского областного общественного фонда «Возрождение Оренбургских степей». Согласно действующему законодательству, фонд выиграл конкурс на право долгосрочной аренды участка «Орловская степь» в природоохранных целях, на основании чего территориальное управление Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Оренбургской области в сентябре 2007 г. передало участок «Орловская степь» в аренду для создания парка-биостанции.
На данном этап реализации проекта в качестве основного успеха можно отметить, что в 2008 году территориальное управление Росимущества перевело участок «Орловская степь» из категории земель промышленности, энергетики, транспорта и др., где он значился как бывший военный полигон, в земли особо охраняемых территорий и объектов. Соответствующий пакет документов был отправлен в Росимущество и Правительство РФ для утверждения. Таким образом, природоохранный статус участка закреплён на региональном уровне, окончательное подтверждение статуса на федеральном уровне задерживается в связи с длительным реформированием соответствующих структур.
Проблемы генеральных инвестиций
Пока остается открытым вопрос о генеральном инвесторе завоза копытных. Проведены предварительные консультации с международными природоохранными организациями: ТАСИС, ГЭФ, российским представительством WWF, а так же частными лицами, занимающимися разведением лошади Пржевальского и американского бизона. Пока реальную заинтересованность в реализации совместного проекта высказали только германские коллеги, занимающиеся разведением лошади Пржевальского, но они ставят условие разведения в только мюнхенской А-линии. Кроме того, они требуют именно с нашей стороны инвестиционный проект европейского образца, хотя его подготовка возможна только совместно и с привлечением инвестиций.
По поводу совместного разведения бизона велись переговоры с российским бизоноводом Рикардом Хогбергом. В связи с финансовым кризисом его основное бизонье стало численностью около 50 гол., находящееся не ферме в Маловишерском районе Новгородской области, было выставлено на продажу. Мы неоднократно предлагали перенести разведение бизонов из Приильменской низменности в Орловскую степь на условиях безвозмездного предоставления больших степных пастбищ. В данный момент ведётся совместно с менеджером бизоньей фермы ведётся поиск инвестора для перемещения фермы в Оренбургскую область.
Современная экономическая ситуация, связанная с развитием мирового финансового кризиса осложняет как поиск генерального инвестора, так и в целом реализацию проекта.
Перспективы научного стационара «Орловский».
Очевидно, что проекты, связанные с разведением диких копытных, невозможны без комплексного научного сопровождения. В этой связи нами планируется создание научного стационара «Орловский». По нашему мнению, его основными задачами должны быть комплексное изучение биоты участка и её мониторинг, организация и проведение работ, связанных с разведением диких копытных.
В целом, развитие стационара «Орловский» позволит осуществлять научную и природоохранную деятельность по следующим направлениям:
1. Мониторинг биоты крупного степного эталона, комплексные экологические исследования. Особый статус участка в сочетании с наличием научного стационара позволит оптимизировать сбор и первичную обработку данных.
2. Проведение научных экспериментов по восстановлению полночленных степных экосистем и отработка наиболее эффективных форм их сохранения.
3. Изучение экономической эффективности адаптивного степного мясного скотоводства, в т.ч. бизоноводства.
4. Использование территории для подготовки квалифицированных специалистов в сфере степеведения. В перспективе возможно создание музея природы участка «Орловская степь», музея лошади, музея степей, и т.п.
5. Проведение крупных научных форумов, развитие международного научного сотрудничества.
6. Использование стационара в качестве визит-центра для развития международного экотуризма и природоохранной деятельности.
Создание научного стационара, наравне с привлечением инвестиций, является основным условием реализации проекта «Оренбургская Тарпания». Для этого необходимы понимание и поддержка хотя бы сообщества евразийских степеведов.
Дальнейшее использование «Орловской степи» по нашему мнению должно основываться на сохранении её основной средообразующих функции – целинности участка. Такое использование предполагает реализацию средосохраняющих форм территориальной охраны, сочетающих охрану степей с  их использованием. Это, с одной стороны, расширяет возможности для научных наблюдений и экспериментов, с другой стороны, может приносить положительный экономический эффект и привлекать инвестиции в развитие научно-организационной и природоохранной деятельности в степях Северной Евразии.

С.В. Левыкин, Г.В. Казачков, В.П. Чибилёва


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!