ЗНАЧЕНИЕ УСТНОГО НАРОДНОГО ТВОРЧЕСТВА В ИЗУЧЕНИИ ГЕОГРАФИЧЕСКОЙ СРЕДЫ ПРОШЛОГО

 

В настоящее время большое значение для оптимизации региональных эколого-экономических систем имеет прогноз изменения состояния тех или иных ландшафтов в результате определённого их хозяйственного использования. Чтобы научно обоснованно предсказывать будущее, необходимо изучить прошлое эколого-экономических систем, сформировавшихся на данной территории. Для этой цели используют статистические показатели метеостанций, других служб наблюдения за природной средой. Но эти показатели по территории Республики Казахстан могут охватывать период не более чем в 100-120 лет. Поэтому для реконструкции природных условий и особенностей хозяйственной деятельности местного населения используют письменные свидетельства очевидцев (дневники путешественников, сохранившиеся образцы деловой переписки жителей, проживавших на данной территории в прошлом). Эти исходные материалы в некоторых случаях охватывают период до 1000 лет. Большое значение в изучении данной проблемы имеют результаты археологических исследований.
В настоящее время в изучении прошлого географической среды пока ещё слабо используются возможности такого источника информации, как устное народное творчество. Почему этот источник информации представляет серьёзный интерес для географических исследований?
В отличие от литературы, фольклор создается и исполняется большим количеством людей. Произведения устного народного творчества отражают не индивидуальные черты мировосприятия, а коллективные особенности сознания целого народа или отдельной социальной группы. Поэтому коллективность является одной из основных специфических черт фольклора.
Другой его отличительной чертой является – устность. Фольклор возник в далекой древности, когда люди не имели письменности, поэтому произведения исполнялись и передавались от поколения к поколению в устной форме. В древности основным занятием населения являлся крестьянский труд, который часто зависел от состояния природы.
На протяжении всего периода этногенеза устное поэтическое творчество было постоянным спутником казахского народа, отражая сложные процессы его духовной жизни, понимания и осмысления окружающего мира. Многовековая жизнь казахского народа в условиях обширной степи со спецификой, выражавшейся в сочетании кочевого и полуоседлого образов жизни, со скотоводческим и полуземледельческим типами хозяйства, в условиях родоплеменных и феодальных социальных устройств, обусловила характер, содержание и форму, а также виды словесного творчества. Возникнув еще в древности, в эпоху разложения первобытного общества, казахский фольклор продолжает сохраняться и в наше время.
Сказка – самый богатый по содержанию и весьма своеобразный жанр казахского народного творчества. В названии казахских сказок «ертегі» особо подчеркивается их древнее происхождение.
Сказки имеются почти у всех народов мира, в них немало общего. Это объясняется закономерностями человеческого бытия, сходными условиями жизни: великое чудо- земля, как мать- прародительница, откуда выходить человек и куда он возвращается в конце пути, вечность мироздания, мир природы с причудливыми явлениями, с загадками и тайнами, с ее красотой. Вместе с тем, сказки, созданные на разных языках, отражают уклад жизни того или иного народа, географические, природные и этнические условия, труд и быт, особенности среды, национальный характер. Отсюда своеобразие сказок, многообразие их содержания, характера, форм.
Собирание и изучение казахских сказок началось в 19 в. В трудах ученого-географа Чокана Валиханова (1835-1865) собрано и изучено много жанров народной литературы, в том числе и сказок. Их он использовал для выяснения вопросов истории и культуры казахского народа. Казахский фольклор глубоко и всесторонне исследуется. Ему посвящены два тома академического издания на казахском языке 3. Многие сказки и легенды, собранные в последнее столетие, хранятся в рукописных фондах Центральной научной библиотеки и Института литературы и искусства им. М Ауэзова АН Республики Казахстан.
В волшебных сказках из птиц орел, каршыга (ястреб) показаны друзьями человека. Казахи – большие любители охоты с беркутом, орлом, ястребом. Птицы слушаются своих хозяев. Готовить их к охоте – целое искусство. В повествовании большую роль играет и сказочный конь по имени Шалкуйрык – помощник, друг героя. Он выводит людей из трудных ситуаций. В сказках распространен образ верблюдицы - Желмая, мчащейся со скоростью ветра, поэтому она и считается духом ветра. Присутствует в сказках волшебная вода, окропление которой оживляет мертвого.
В волшебных сказках сложились свои отрицательные образы, олицетворяющие злую силу, злое начало. Зло олицетворено в образе Албасты, демона, связанного со стихией тяжести, иногда водной стихией. В сказке «Албасты» одноименная героиня обычно рисуется в облике уродливой женщины с длинными распущенными светлыми волосами, у которой во лбу один глаз, нос из камня или из красной меди, на руках острые когти, копыта на ногах. В сказке о Джаке-батыре рассказывается об охоте на сайгаков и использовании сайгачьего мяса.
Сказки о животных – составляют значительную часть казахских сказок. В них присутствуют почти все виды домашних животных, зверей и птиц, но особое предпочтение отдано тулпаром – скакунам. Овца в сказке символизирует безобидность, спокойствие, бык представляет труженика, лиса – хитрую притворщицу, тигр- жестокосердного, волк – заклятого врага. В казахском сказочном фонде эта группа составляет значительную часть. Эти сказки имеют богатое содержание и особую структуру. Скот, как единственное средство существования народа, ведет к разным его поверьям: не наступают на кости животных. «Если животное имеет какую-нибудь особенность, то его называют аулие и почитают выражениями счастья, не стреляют в лебедей, и называют лебедя царем птиц. Не бьют сову, филина, дятла, кок-карга и кукушку», – писал Ч.Валиханов. Считалось, что перья филина могут охранять от злых духов, и поэтому привязывали их к колыбели детей.
Тотемические представления казахов сохранились, например, в повествованиях о покровителях домашних животных. Покровительницей рогатого скота считалась Зенги-баба, покровителем овец – Шопан-ата, верблюдов – Ойсыл-кара, Жылкышы-ата – лошадей, Чекчек-ата – козлов. Например, отголосок былого тотемического культа быка есть в сказке «Бык», в которой рассказывается, как старик нашел в одном роге быка серебро, а в другом золото. Сохранились сказка, в которой с образом быка связано происхождение воды в степи, озер Зайсан, Тенгиз и других. Жажда одолело двух пастухов и быка. Решив добыть воду, бык стал копать землю рогами, и пошла вода, от нее образовалось озера. Под землей тоже большое озеро, на поверхности которого жайын тас – магический камень. Сивый бык стоит на нем четырьмя ногами и держит рогами землю. Рога животных – символ силы.
Чаще всего действие казахских сказок о животных разворачивается в степи, нередко фигурирует в качестве персонажа пастух, который знает повадки животных, зверей и птиц, который всегда играет важную роль в реализации скотоводческих традиций.
Другим видом сказок являются – бытовые. Они обычно создаются на темы общественно- социальной жизни народа. Большинство бытовых сказок касаются вопросов общения людей друг с другом, гостеприимства и т.д.
Много сказок и рассказов об остроумном Жиренше-шешене. В одной из них повествуется о том, как хан однажды дал ему задание разделить гуся поровну между ним, ханшей, двумя их детьми и самим Жиренше. В одной из сказок говорится о том, как Карашаш-сулу и Жиренше, люди бедные, угощали хана и его свиту сметаной.
Лучшими образцами традиционной бытовой сказки являются сказки об Алдаре-Косе, Жиренше-шешен и Тазша бале, которые бытуют в народе как легенды.
Наиболее очевидным проявлением этнографических связей фольклора считается его функционирование в быту. В науке накоплен обширный и разнообразный материал, показывающий, насколько органично и вместе с тем сложно включен фольклор в живую бытовую практику народа.
По-иному и тоже по-своему сложно проявляется функциональные связи фольклора с трудовыми процессами. Мы вправе рассматривать многие традиционные для народного быта трудовые процессы как хорошо организованные системы со своим замкнутым содержанием, со своей сюжетикой, с элементами знаковости и кода.
Своеобразны и песни казахского народа. Они делятся на пастушеские, земледельческие, охотничьи и рабочие.
Можно без преувеличения сказать, что традиционный быт - во всем сложном многообразии этого понятия - является одним из главных, устойчивых условий непрерывного, широкого, по настоящему творческого функционирования фольклора, одним из постоянных факторов, поддерживающих непрерывного его развитие, преемственность живых фольклорных традиций. Изменения в быту неизменно отзываются не только в функционировании фольклора, но и в его структуре; сдвиги и качественные преобразования в сфере народного быта самым существенным образом воздействуют на состояние фольклора, на характер историко-фольклорного процесса.
Для нас особенно важно то обстоятельство, что действительность с ее сложной проблематикой получала в фольклоре отражение в значительной мере через художественную перекодировку бытовых обобщений.
Таким образом, фольклор в его различных составляющих началах генетически связан с бытовыми основами. Как специфическое явление художественного творчества он создается, порождается совершенно закономерно – путем выделения из различных этнографических субстратов. Мы имеем дело здесь с процессами универсальными, характерными для всех народов, совершающимися в строгой обусловленности и последовательности и принимающими специфические формы на разных стадиях общественного развития.
Очевидно, что явления традиционного народного быта, культуры, этносоцильных отношений входят в сферу фольклорного творчества не сплошным потоком, но избирательно. Существуют известные принципы отбора, по которым одни из них остаются за пределами либо на периферии внимания фольклора, другие же приобретают особенное значение.
То или другое явление быта, обряд, обычай, бытовая норма, представление, какой-либо предмет воспринимаются не во всей полноте и в многообразной сложности их значений и функций, но в каком-то одном качестве, которое оказывается наиболее существенным. Этот один признак превращается в стереотип, в формулу значения, поведения, отношения. Спектр, который всегда в жизни стоит за любым явлением, в фольклоре сменяется двухцветным стереотипом; глубина и сложность отношений уступают место однолинейной и резкой четкости, многовариантность конкретных решений и индивидуализация – формульной повторяемости и предельной обобщенности.
Любая формула, возникшая на почве быта, заключает в себе определенный – положительный или отрицательный – идеологический и эмоциональный заряд и несет по отношению к своему этнографическому субстрату определенную оценку. Типовые ситуации, бытовые нормы, отношения в обществе и семье, представления предстают в фольклоре либо как идеальные, заслуживающие сохранения и поддержки, либо как чуждые народному идеалу, подлежащие осуждению и уничтожению. Формула не есть простое воспроизведение, какого-либо элемента действительности. Фольклору чужд описательный, иллюстративный подход к материалу.
По своему сюжетному составу, тематике и жанровой форме богатырская сказка казахов представляет собой весьма разнообразный и многослойный пласт народной прозы. Из бытовой жизни в сказки вошла охота. К самым древним сказкам относятся «Едил- Жайык», «??ламерген», повествующие о батырах- охотниках, которые в одиночку обитают в таинственных горах, в безлюдных урочищах.
Эту мысль М.О. Ауэзов подтвердил и позже, в статье, написанной в соавторстве С.Е. Исмаиловым для первого тома сборника «?аза? ертегілері», вышедшего в свет 1957 году. Итак, если говорит о группе сказок, их рассказываемых казахским народом, то есть архаических, входящих в состав волшебных сказок казахов, то самыми древними должны быть волшебные сказки об охотниках и мергенах. К ним относятся сказки, «Еділ мен Жайы?», «??ламерген», «Аламан мен Жоламан», « Жерден шы??ан Желім батыр».
На архаичность сказок об охотниках-мерегнах указывает также М. Габдуллин, Б. Садырбаев. Они пишут: «Тема, сюжет волшебных сказок в казахском устном творчестве разнообразны. Можно сказать, что среди них самыми архаическими является сказки об охотниках-мергенах и скотоводах».
В этих рассказах дается некоторые подробности в описании состояния человека и природы перед встречей с жезтырнак, описывается внешний вид демонического существа.
Таким образом, древние народные сказки являются своеобразными вербальными моделями, в которых отражены состояние региональных эколого-экономических систем и основные направления сложившихся в них взаимодействий.
Широкий подход к понятию модели восходит в основном к Скиллингу. Этот исследователь полагает, что моделью может быть и теория, и закон, и гипотеза, и идея, обладающая определенной структурой. Моделью, может быть также и роль, соотношение, уравнение или синтез данных. Для географии особенно важно, что моделями можно считать и суждения о реальном мире, получаемые с помощью переносов в пространстве и во времени.
Модель – это упрощенное воспроизведение реальности, предположительно отражающее в обобщенной форме ее существенные черты или взаимосвязи. Поскольку модели не используют всех связанных с объектом исследования наблюдений или измерений, они являются весьма субъективным приближением к этому объекту.
Важнейшая особенность моделей заключается в том, что их построение требует чрезвычайно высокой степени избирательности по отношению к используемой информации.
Следует сказать, что термин модель употребляется в столь разно характерных контекстах, что трудно даже общих чертах четко разграничить основные области его применения. Прежде всего, будем различать описательные и нормативные модели. Первые описывают действительность с помощью определенной терминологии, вторые показывают, чего следует ждать в будущем при заданных условиях. Описательные модели могут быть как преимущественно статистическими, уделяющими главное внимание особенностям структур равновесия, так и динамическими, в которых упор делается на процессы и их развитие во времени. Если особенно подчеркивается фактор времени, то модель называют исторической.
Модели упрощенно описывают отдельные части системы. По мере того как доступная информация становится все сложнее, мы обращаемся к моделям, чтобы лучше понять действительность. Используя в географических исследованиях информативные возможности древних народных сказок, которые по своей сути отражают главное, существенное в состоянии природной среды и хозяйственной деятельности народа в прошлые времена в каждой определённой местности, мы имеем возможность воспроизвести географическую среду и её использование в далёком прошлом.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Азбелев С.Н. Историзм былин и специфика фольклора. – Л.: Наука, 1982.
2. Жанайдаров Орынбай. Легенды древнего Казахстана. – Алматы: Аруна, 2007.
3. Каскабасов С.А. ?аза?ты? халы? прозасы. – Алматы: ?ылым, 1984.
4. Померанцев Э.В. Писатели и сказочники. – М., 1988.
5. Радионова Л.В. Устное народное творчество. – М., 1989.
6. Турсунов Е.Д. Древнетюркский фольклор: истоки и становление. – Алматы: Дайк-Пресс, 2001.
7. Турсунов Е.Д. Генезис казахской бытовой сказки. – Алматы, 2004.
8. Фольклор казахского народа: сказки, пословицы, загадки, обряды, традиции. – Алматы: Жазушы, 2002.
9. Хасанов У.У. Устное народное творчество как источник общественно-философских и эстетических идей: Автореф. – Шымкент, 1996.


Б.Ж. Есмагулова


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!