ВКЛАД И.М. КРАШЕНИННИКОВА В ИЗУЧЕНИЕ БИОРАЗНООБРАЗИЯ ЮЖНОГО УРАЛА И КАЗАХСТАНА


Среди известных исследователей природы Южного Урала и Казахстана есть ученые, которые одновременно с изучением географии растений, также плодотворно работали над вопросами происхождения и развития растительности в тех или иных физико-географических условиях, выяснением взаимосвязей и взаимозависимостей между растительностью и почвой, климатом, рельефом и другими факторами ландшафтообразования. Один из ярких представителей таких ученых в отечественной науке – Ипполит Михайлович Крашенинников (1884–1947), уроженец г.Челябинска, ботаник и географ, доктор биологических наук (1934), профессор (1939), заслуженный деятель науки РСФСР (1947). Органическая связь его геоботанических исследований с физико-географическими стала плодотворной и для теории и для практики изучения биоразнообразия Южного Урала и Казахстана.
Интерес к изучению растительности появился у И.М. Крашенинникова еще во время учебы в училище, когда он, начиная с 1902 года, стал совершать экскурсии по Южному Уралу. Внимание будущего ученого привлекала не только растительность: он внимательно наблюдал озера, интересовался геологическим строением и полезными ископаемыми. В 1905 году им была уже опубликована первая статья, посвященная озерам Зауралья. В 1908 году появляются две интересные работы И.М. Крашенинникова: одна в журнале «Землеведение» – «Материалы по ботанической географии Челябинского уезда Оренбургской губернии» [2], другая, написанная совместно с сестрой, в «Русском ботаническом журнале» – статья, посвященная новинкам флоры Оренбургской губернии [8]. После первого курса университета И.М. Крашенинников в составе комплексной экспедиции Переселенческого управления (1908–1914 гг.) участвовал в полевых исследованиях Южного Урала и Казахстана с целью выявления пригодности земель для заселения их переселенцами из западных и южных районов Европейской России. Так с конца мая до конца августа 1908 года он вместе с помощником А.Н. Богдановым проводит экспедиционное обследование Кустанайского и Тургайского уездов, посещает Наурзумский бор. Помимо И.М. Крашенинникова в работах принимали участие Б.А. Скалов, В.М. Савич, Ф.Ф. Зелинский, Ф.И. Левченко и др.
По окончании в 1914 году физико-математического факультета Московского университета И.М. Крашенинников поступил на службу в Ботанический сад в Петрограде и затем почти ежегодно, в течении 30 лет, проводил экспедиционные исследования растительности: 1908 – Восточное Забайкалье, бассейн р. Аргуни; 1915 – Средняя Азия, бассейн р. Амударьи; 1916–1917 – Южный Урал; 1919–1923 – бассейн р. Дона; 1924 – степи Предкавказья; 1925 – степи Монголии; 1926–1927 – степи Казахстана; 1928–1931 – Южный Урал (Башкирская АССР), юг Западной Сибири; 1932 – степи низовьев Волги; 1934–1936 – Южный Урал, бассейн р. Урала.
И.М. Крашенинников – автор более 90 научных публикаций, значительная часть которых посвящена итогам исследований Южного Урала и Казахстана. Ученый одним из первых исследователей обнаружил на Южном Урале свидетельства древней гидрографической сети, отличавшейся от современной, открыл некоторые сухие, «мертвые» ложбины стока древней долинной сети, к которым приурочены местами скопления древнего аллювия, подвергшегося выветриванию по типу латеритной коры выветривания.
Таким образом, еще в дореволюционное время И.М. Крашенинников исследовал природу Южного Урала с различных точек зрения, уделяя особое внимание истории развития, характеристикам и взаимоотношениям компонентов местности. В дальнейшем он становится одним из ведущих работников Ботанического института Академии наук СССР (в настоящее время «Ботанический институт им. В.Л. Комарова РАН») и руководителем крупных экспедиционных исследований. Центральное место в его работах по-прежнему занимает Урал, но круг вопросов все более расширяется и ведет к решению комплексных географических проблем.
В 1925 г. И.М. Крашенинников опубликовал крупную работу «Растительный покров Киргизской республики» – одно из немногих исследований того времени, наиболее полно освещающее растительность территории Казахстана.
В 1927 году была издана брошюра «Из истории развития ландшафтов Южного Урала» [4]. После краткого обзора характера и особенностей отдельных элементов природы И.М. Крашенинников характеризует последовательную смену событий в истории формирования Уральской горной страны, ее рельефа, климата, почвенного и растительного покрова, показывает основные этапы палеогеографического развития ландшафтов Урала по геологическим периодам. Работа «Из истории развития ландшафтов Южного Урала» – одна из первых попыток представить общую картину сложной, насыщенной событиями истории природы Южного Урала.
В «Геоботаническом очерке Троицкого округа Уральской области» [5], основанном на материалах Оренбургской почвенной экспедиции 1916–1917 гг. под руководством С.С. Неуструева, И.М. Крашенинников дал краткую физико-географическую характеристику Южного Зауралья. Автор, рассмотрев основные черты геоморфологии и разделение территории округа на области и районы, характерные особенности растительного покрова округа, формы соподчинения его группировок геоморфологической структуре, предложил свое деление на растительные зоны и ботанико-географические районы. В этой работе И.М. Крашенинников представил не только пример глубокого анализа взаимоотношений рельефа и растительности на общем фоне палеогеографического развития их, но и использовал выводы из этого анализа в качестве принципа геоботанического районирования территории.
С 1928 года И.М. Крашенинников участвует в комплексной Уральской экспедиции Академии наук (сначала под начальством акад. А.Е. Ферсмана, а затем акад. И.П. Бардина). Широкий охват территории детальными исследованиями обеспечил сбор богатейшего научного материала, на основе которого появились затем еще более фундаментальные труды И.М. Крашенинникова.
В 1937 году ученый опубликовал статью «Анализ реликтовой флоры Южного Урала в связи с историей растительности и палеогеографией плейстоцена» [6], в которой, в частности, он пришел выводу о существовании в прошлом своеобразной «плейстоценовой сосново-лиственично-березовой лесостепи» и о сохранении на Урале этого (плейстоценового) флористического комплекса.
В работе «Физико-географические районы Южного Урала» [7] И.М. Крашенинников обобщил все физико-географические данные об этой территории. К сожалению, ученый успел подготовить к печати лишь первую часть монографии – районы восточного склона Южного Урала и прилегающей к нему Зауральской равнины. Однако и в этой выполненной части работы он представил природу описываемого района на фоне палеогеографического развития геоструктуры и геоморфологического строения всей Уральской горной страны. Монография содержит обширный и систематизированный фактический материал, построена строго логически (по принципу «от общего к частному»).
В работе «Основные пути развития растительности Южного Урала в связи с палеогеографией Северной Евразии в плейстоцене и голоцене» (1939) И.М. Крашенинников решает задачу выделения основных этапов в развитии растительного покрова Южного Урала во взаимосвязи с палеогеографией Уральской страны с конца неогена. Анализируя условия местообитания растительных комплексов Средней и Восточной Сибири, с одной стороны, и Урала и Русской равнины – с другой, ученый приходит к выводу, что существовавшие в плиоцене закономерности распределения растительных формаций и в значительной мере флористический состав их были сходными от Русской равнины до Средней Сибири и Дальнего Востока. Палеогеографическая история конца третичного и начала четвертичного времени, ознаменовавшаяся эпохой неоднократных оледенений на Западе и Востоке, вызвала разрыв ареалов многих видов между Сибирью и Русской равниной с Уралом, а вместе с тем и трансформацию в их распределении, сопряженную со значительными миграциями видов и растительных группировок. Пути миграции растительности лежали в это время на южной окраине Западной Сибири, в области Казахского мелкосопочника и Арало-Тобольского водораздела, в зоне «плейстоценовой сосново-лиственнично-березовой лесостепи. Типы широколиственных лесов, по мнению И.М. Крашенинникова, в течение эпохи рисского оледенения были на Южном Урале, как растительная формация, разрушены и сохранялись лишь отдельными участками, расселяясь в межледниковую эпоху по западному склону Урала на север и одновременно обогащаясь флористическими элементами с запада. Комплекс лиственничных, сосновых, березовых лесов, вместе с сопутствующими бореально-степными группировками, оттеснялся в это время на восточный склон Южного Урала и в его центральноводораздельную область, где со временем обозначилась вертикальная зональность растительного покрова. Общая схема распределения растительности оказалась сходной с современной. И.М. Крашенинниковым впервые введен термин «холодная плейстоценовая лесостепь», широко применяемый палеогеографами (И.П. Герасимов, В.П. Гричук, В.И. Громов, К.К. Марков и др.). Палеоботанические исследования, в частности методом пыльцевого анализа, подтверждают своеобразный характер растительности перигляциальной зоны плейстоцена, как его определил и понимал И.М. Крашенинников.
Продолжением работ по истории развития растительности Урала стала книга И.М. Крашенинникова «Растительность Башкирской АССР» (1941), в которой автором представлены общая характеристика физико-географических условий Башкирии, описание ботанико-географических районов Башкирского Урала и Башкирского Зауралья.
Наряду с изучением растительности И.М. Крашенинников занимался и геологией, и рельефом, и водами, и почвами Урала и написал ряд обзорных работ: «Геология и геоморфология Урала и Южного Приуралья» (1936), «Почвы и растительность Урала и Южного Приуралья» (1936) и др.
Из наиболее важных идей, выдвинутых или разработанных и углубленных И.М. Крашенинниковым, можно отметить следующие:
1) Растительный покров – «элемент» ландшафта, органически связанный и взаимодействующий со всем комплексом элементов исторически развивающейся местности.
2) Растительный покров любой территории может быть представлен в виде генетических рядов растительных ассоциаций, отражающих историю его возникновения и развития.
3) В растительном покрове Урала имеет место комплекс реликтовых видов и ассоциаций, позволяющих установить генезис современной растительности, пути широких миграций флоры и центры видообразования.
4) В плейстоцене возникла своеобразная «бореально-ксерофильная» группа растительных формаций, располагавшаяся преимущественно в перигляциальных областях территории великого четвертичного оледенения Европы и Азии в виде своеобразной приледниковой лесостепи.
5) Растительный покров – один из важнейших природных ресурсов, который необходимо изучать как для рационального использования в хозяйстве и изменения его в целях обогащения наиболее ценными элементами. Как пример, он приводил возможность и целесообразность облесения сухих степей юга Западно-Сибирской низменности и Казахстана.
6) В степях Казахстана, Южного Урала и Зауралья имеются своеобразные геологические образования и формы поверхности, позволяющие утверждать существование таких палеогеографических условий, которые вызвали образование древней латеритного типа коры выветривания (на Южном Урале открытой самим И.М. Крашенинниковым) и древнеэрозионных циклов.
7) В изучении местности как для решения теоретических проблем, так и задач практического освоения территории важное значение имеет физико-географическое районирование, которое должно производиться на основе комплексного и обязательного историко-географического анализа территории.
Обобщающие комплексные работы И.М. Крашенинникова представляют собой итог многолетнего изучения природы Урала. От изучения флоры Челябинского района до палеогеографических концепций, до оценки современных растительных ресурсов Урала и его физико-географического районирования – таков путь творческих усилий исследователя, ставившего задачей «единым взглядом» охватить природу Урала, выяснить всю сложную картину взаимоотношений между географическими «компонентами» местности и мастерски пользовавшегося историческим методом исследования. Научное наследие И.М. Крашенинникова – важное звено в истории познания биологического разнообразия Урала. Работы ученого стоят наряду с трудами И.И. Лепехина, С.И. Коржинского, Г.И. Высоцкого, А.А. Борзова и других выдающихся исследователей уральской природы.
Многие его работы – классические образцы подлинно географического анализа и характеристики местности. А.А. Борзов в 1932 году оценил их следующими словами: «Особо надо выделить работы И.М. Крашенинникова по генезису долин Юго-Востока, по Казахстану, Южному Уралу и горной Башкирии, еще более ранние – по Забайкалью, в которых… сочетаются мастерски геоморфологический анализ, опирающийся на глубокое знание и большой личный полевой опыт автора, с обширными геоботаническими знаниями и опытом. В результате создаются стройные картины, в которых органически связана история формирования рельефа с историей развития почвенно-растительного покрова данной территории. Такие синтетические построения посильны, конечно, для очень немногих ученых всюду, но как тип, даже как образец географических работ, они особенно ценны, как бы одиноки они ни были» [1, с. 48].
Богатейшее научное наследие И.М. Крашенинникова, содержащееся не только в его опубликованных работах, но и в рукописях, дневниках, переписке с широким кругом ученых, свидетельствует о том, каким фундаментальным исследователем и мыслителем был этот выдающийся человек, представитель плеяды русских естествоиспытателей: В.В. Докучаева, Д.Н. Анучина, Л.С. Берга, А.А. Борзова, Г.И. Танфильева и других ученых.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Борзов А.А. Геоморфология в СССР за 15 лет // Землеведение. – 1932. – Т. XXXIV, № 3–4. – С. 48.
2. Крашенинников И.М. Материалы по ботанической географии Челябинского уезда Оренбургской губернии // Землеведение. – 1908. – Т. 11. – С. 1–40.
3. Крашенинников И.М. Растительный покров Киргизской Республики // Тр. / О-во изучения Киргизского края. – Оренбург, 1925. – Вып. 6. – 104 с.
4. Крашенинников И.М. Из истории развития ландшафтов Южного Урала. – Ленинград, 1927. –28 с.
5. Крашенинников И.М. Геоботанический очерк Троицкого округа Уральской области // Тр. / Биол. НИИ и биол. станции при Перм. ун-те. Т. 2, вып. 1. – Пермь, 1928. – 106 с.
6. Крашенинников И.М. Анализ реликтовой флоры Южного Урала в связи с историей растительности и палеогеографией плейстоцена // Сов. ботаника. –1937. – № 4. – С. 16–45.
7. Крашенинников И.М. Физико-географические районы Южного Урала. 1. Предгорья восточного склона и прилегающие части пенепленов. Сер. Уральская. Вып. 7. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1939. – 109 с.
8. Крашенинников И.М., Крашенинникова В.М. О новинках для флоры Оренбургской губернии // Рус. бот. журн. – 1908. –№ 5–6. – С. 182–190.


О.А. Грошева


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!