СТЕПНЫЕ ЛАНДШАФТЫ БАССЕЙНА ВЕРХНЕГО ДОНА И ПРОБЛЕМЫ ИХ ВОССТАНОВЛЕНИЯ


Для территории бассейна Верхнего Дона сложилась уникальная ситуация. Расположенное здесь Куликово поле более чем 25 лет является объектом детального изучения широкого круга специалистов. Пространственно-временной уровень этих исследований широк: от позднеледниковья и раннего голоцена (времени формирования лесостепных ландшафтов на Русской равнине) до современности, и от зонально-региональные геосистемы (лесостепь центра Русской равнины) до локальных (балочный комплекс). По палеогеографическим данным в позднем голоцене в бассейне Верх-него Дона происходит формирование современной структуры ландшафта северной лесостепи [3, 5].
Территория бассейна Верхнего Дона располагается в зоне северной лесостепи, в центральной части Русской равнины Среднерусской провинции северной лесостепи Придонском известняково-карстовом районе [12]. Расположение в данном физико-географическом районе, обособленном за счет геоморфологических и климатических особенностей, обусловило дифференциацию почвенно-растительных компонентов и пространственные особенности природных комплексов плакорного, склонового, долинно-пойменного типа местности [1, 3].
Степные, лугово-степные и луговые сообщества бассейна Верхнего Дона в со-временной ландшафтной структуре занимают незначительные пространства и располагаются, главным образом, в пределах хозяйственных неудобий [1, 7, 8, 11].
В пределах плакоров травяные сообщества сохранились в урочищах верхних звеньев эрозионной сети: 1) периодически обводненных (грунтовые воды – 1,5 2,0 м) ложбин стока с комплексом лугово-дерновых и лугово-болотных почв. Растительность представлена луговыми камышово-щавелевыми, манниково-рогозовыми и щучково-щавелевыми ассоциациями; 2) урочища плоских хорошо дренируемых (грунтовые воды – 6-12 м) поверхностей водоразделов с комплексом черноземов, выщелоченных и типичных, местами слабо смытых, с агроземами, реже серыми лесными почвами заняты пашнями и залежами. Растительные сообщества пашенных угодий представлены доминантными культурами (озимой пшеницей, ячменем, рожью) с обилием сорных видов. Состояние этих сообществ зависит от возраста залежи, характера вторичного использования, состоянии соседних урочищ. Они различаются по видовому составу, доминированию отдельных видов растений и их жизненности.
До начала сплошного освоения данной территории с конца XVI в., [5], конец XVII вв. [2] большую часть плакорно-водораздельных пространств занимали безлесные пространства, представленные, очевидно, различными типами степных сообществ и смешанно-широколиственных лесов [3, 5]. Споро-пыльцевые и фитолитные данные дают только общее представление о господствующих зональных фитоценозах – лесных и травяных. Реконструировать типологию травяных фитоценозов не представляется возможным, поскольку разнообразие злаков и осок выпадает из анализа ввиду отсутствия индикационных форм [4].
Более разнообразный спектр луговых, лугово-степных и степных ландшафтов характерен для склонового типа местности, объединяющего пространства с уклоном поверхности от более 30 (пологие склоны водоразделов), до 6-80 (наклонные прибалочные и придолинные склоны) и до 35-400 и более (крутые склоны балок и долин, переходящие в отвесные обрывы).
Урочища пологих приводораздельных, прибалочных и придолинных склонов пологих до 5-80 склонов со слабо выраженными процессами плоскостной и линейной эрозии, иногда карста и суффозии, со сложным сочетанием черноземов выщелоченных, типичных и серых лесных почв занимают большую часть склонового типа местности. Они заняты агроценозами или залежами. На этих геоморфологических уровнях в естественных ландшафтах бассейна Верхнего Дона были сосредоточены основные крупные лесные массивы, которые не часто поднимались выше к водоразделу, и не стремились вниз – в балки [3, 5].
Долинно-балочная система в бассейне Верхнего Дона имеет разный возраст заложения и характеризуется морфологическим разнообразием [5]. Своеобразно распределение почв на склонах балок и долин: преобладают в разной степени эродированные (смытые, намытые, смытонамытые) черноземные (типичные и выщелоченные) и лугово-черноземные почвы; развитие серых лесных и даже дерново-подзолистных почв но-сит, как правило, локальный характер и часто не определяется экспозицией склона балки. Очевидно, предположить, что в балках, вслед за изменениями свойств почвообразующих пород, микрорельефа, условий увлажненности, освещенности и почвенного покрова наблюдалось такое же сложное сочетание не только в распределении лесных и лугово-степных фитоценозов, но и сложная пространственная дифференциация самих лугово-степных сообществ.
В современных условиях в нераспахиваемых урочищах лощин, крутых балочных и долинных склонов и днищ с сухими и заболоченными руслами господствует степная и луговая растительность. В урочищах широких (до 200 м) днищ балок с меандрирующим руслом временного или постоянного водотока доминируют разнотравно-злаковые луга на дерново-намытых почвах и осоковые болота на перегнойно-глеевых почвах с манниково-рогозово-осоковыми и осоково-хвощевыми сообществами. В урочищах остепненных узких (каньонообразных) днищ балок с каменистыми или песчаными руслами временных водотоков господствуют осоково-камышовыми и рогозово-осоково-камышовыми фитоценозы.
К долинно-пойменному типу местности отнесены участки террасированных склонов речных долин и поймы рек. Речная система территории представлена р. Дон и ее крупными притоками: Непрядва, Курца, Рыхотка Смолка, Мокрая Табола и др. Крупные речные системы рр. Дон и Непрядва, Мокрая Табола врезаны до 40-60 м, асимметричны, имеют длинные, пологие и слабо террасированные склоны, на значительном протяжении переменно подчеркнуты интенсивно эродированным уступом; днище узкое и занято поймой.
Почвенный покров надпойменных террас и пойм отражает характерные особенности ландшафтной структуры. Наибольшие площади заняты урочищами пологих слабо террасированных склонов долин, где морфологически четко прослеживается первая надпойменная терраса (вторая и третья – встречаются редко и фрагментарно) с черноземами выщелоченными, типичными оподзоленными и серыми лесными почвами [3, 5]. Здесь сосредоточены основные пахотные площади, сенокосно-пастбищные угодья и селитебные комплексы.
Участки лугово-степной растительности встречаются в небольших по площади, но характерных для данного типа местности урочищах. В пределах линейно вытянутых ложбин, прорезающих поверхность террас, обширных древних конусов выноса, и делювиальных шлейфов (3–5 до 13 м), где на смыто-намытых луговых, лугово-дерновых почвах и погребенных серых лесных почвах господствуют мезофильные разнотравные луга и сухотравно-злаковые сообщества с участием ковылей.
Пойма объединяет три уровня, со свойственными для каждого возрастом, литолого-фациальным строением аллювия, рельефом и морфологическими характеристика-ми [5]. Современный почвенный и растительного покров разнообразен: на высокой пойме – мощные лугово-черноземовидные почвы под разнотравными лугами, на средней – лугово-зернистые пойменные, местами встречаются серые лесные, под влажно разнотравными лугами; на низкой – пойменные слоистые и пойменные глеевые почвы под влажными разнотравными и осоковыми лугам и ивняками [3]. Все растительные сообщества протравлены в результате выпаса. Вдоль подмываемого коренного берега с выходами известняка узкой полосой развит бечевник, местами слабо задернованный.
Наиболее ценные степные сообщества приурочены к урочищам крутых коренных долинных и балочных склонов (уклоны до 400). Природная особенность склоновых пространств в бассейне Верхнего Дона – приповерхностное, перекрытое делювиальным плащом молодых четвертичных отложений, и частично обнаженное залегание девонских и карбоновых известняков. Это является одним из важнейших экологических факторов формирования и развития типичных степных сообществ [6, 11]. Кроме того, сохранность здесь степных сообществ, предопределена отсутствием активной сельскохозяйственной деятельности (кроме выпаса) и включением большинства из них в систему ООПТ регионального значения (ранг памятников природы).
Наиболее типичными являются степные сообщества, расположенные на коренном берегу р. Средний Дубик (долина р. Непрядвы) [11]. Эдификаторами в ковыльных ценозах являются узколистные злаки - ковыли (Stipa pulcherrima, S. capillata) и типчак (Festuca valesiaca). Разнообразие видового состава и структуры этих ценозов зависит от возрастного спектра популяций эдификаторных видов. Наибольшее разнообразие свойственно сообществам, в которых популяции ковылей имеют левосторонний спектр, поскольку преобладание виргинильных и молодых генеративных особей, вследствие их меньшей мощности, в сравнении со зрелыми и старыми генеративными, способствует внедрению видов разнотравья. Видовая насыщенность таких сообществ составляет 20-25 видов/кв.м, а в их структуре травостоя выделяют 3-4 подъяруса.
Популяции ковылей с правосторонним спектром характеризуются высокой мощностью и конкурентноспособностью, поскольку генеративные (реже – субсенильные) растения способны формировать крупные дернины. Растительные сообщества, характеризующиеся данным популяционным спектром эдификаторов, являются более флористически бедными. Их видовая насыщенность не превышает 10–15 видов/кв.м. В структуре травостоя можно выделить не более 2–3 подъярусов.
Разнотравно-ковыльные сообщества характеризуются большим разнообразием видов, что является результатом ослабления конкурентной мощности ковылей (Stipa pennata, S. capillata), снижением их эдификаторного воздействия и, как следствие, проективного покрытия (10-20%). В таких сообществах высока доля разнотравья, представленного Salvia pratensis, Echinops ruthenicus, Veronica teucrium, V. spicata, Trifolium montanum, T. alpestre, Thymus serpyllum, Th. marschallianus, Genista tinctoria G. cruciata, Filipendula vulgaris, Leontodon hispidus, Falcaria vulgaris, Trinia multicaulis, Galium bo-reale, Scabiosa ochroleuca, Onobrychis arenaria, Astragalus danicus, Campanula sibirica, Thalictrum minus, Coronilla varia, Echium maculatum, Allium rotundum, Nonea pulla, Stachys recta, Phlomis tuberosa и др. Реже встречаются в сообществах Adonis vernalis, Anemone sylvestris, Salvia verticillata, Allium flavescens; Oxytropis pilosa, Linum flavum, Anthericum ramosum, Centaurea marschalliana, Carex humilis, Veronica jacquinii, Polygala sibirica, Jurinea arachnoidea, Prunella grandiflora, Scorzonera purpurea, Ajuga genevensis.
С 2001 г. на территории музея-заповедника начался масштабный эксперимент по восстановлению природно-исторического ландшафта времени Куликовской битвы по данным палеогеографических реконструкций. Сотрудником музея-заповедника к.б.н. Даниловым В.И. разработаны методические подходы и получены первые результаты эксперимента по репродукции травяных сообществ лесостепных экосистем исторической эпохи [8, 9, 10].
Работы по восстановлению природно-исторического ландшафта в целом, и восстановление злаковых и разнотравнозлаковых степных фитоценозов определили большое количество проблем как научного, так и практического плана. И основные из них: 1) детальное изучение видового состава, структуры, свойств и динамики степных сообществ в условиях северной лесостепи; 2) трансформация антропогенная и природная трансформация климатических, гидрогеологических, почвенно-геоморфологических условий геосистем; 3) отсутствие теоретических данных по биологии и экологии ряда дикорастущих степных видов растений, не только редких, но и фоновых - составляющих степные травяные фитоценозы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бурова О.В. Современный ландшафт Куликова поля как основа реконструкции его исторического облика // Верхнее Подонье: Природа. Археология. История. В 2-ух томах. Т.1. Природа. Археология. Музейная педагогика. – Тула: РИФ «ИНФРА», 2004. – С. 7–28.
2. Бурова О.В. История землепользования и формирование агроландшафта в лесо-степи Верхнего Дона с XII по XX вв. // Изв. РАН. Серия геогр. – 2005. – №3. – С. 22–37.
3. Гласко М.П., Гольева А.А., Сычева С.А., Бурова О.В. Ландшафты Донского по-боища: возвращение утраченного // Куликово поле и Донское побоище 1380 г. // Тр. ГИМ. – М., 2005. – Вып.150. – С. 227–256.
4. Гольева А.А. Формирование и развитие фитоценозов и почв района Куликова поля (по данным биоморфного анализа) // Куликово поле: вопросы историко-культурного наследия. – Тула: «Тульский полиграфист», 2000. – С. 372–392.
5. Гоняный М.И., Александровский А.Л., Гласко М.П., Северная лесостепь бас-сейна Верхнего Дона времени Куликовской битвы. – М: ООО «Унопринт», 2007. – 208 с.
6. Данилов В.И. Редкие степные фитоценозы в верховьях Окского и Донского бассейнов (Тульская область) // Вопросы охраны и рационального использования растительного мира. – М.:ВНИИ охраны природы, 1988. – С. 35-45.
7. Данилов В.И. Флористические исследования на территории Куликово поле. // Куликово поле: вопросы историко-культурного наследия. – Тула: Тульский полигра-фист, 2000. – С. 403–407.
8. Данилов В.И. Степная растительность Куликова поля и проблемы ее восстановления на пашне и балочных склонах. // Куликово поле. Исторический ландшафт. Природа. Археология. История. – Т. 1. Природа. Археология. Музейное дело. – Тула: ООО «Власта», 2003. – С. 23–29.
9. Данилов В.И. Об особенностях восстановления степной растительности на пашне Куликова поля Тульской области // Верхнее Подонье: Природа, Археология. Ис-тория. В 2-ух т. Т.1 Природа, Археология. Музейная педагогика. – Тула: РИФ «ИНФА», 2004. – С. 50–57.
10. Данилов В.И. Степная растительность Куликова поля и проблемы ее восста-новления // Тр. ГИМ. – М., 2005. – Вып. 150. – С. 257–198.
11. Данилов В.И., Шереметьева И.С. О редких растениях и уникальных степных и лесных фитоценозах бассейна реки Непрядвы в Тульской область // Куликово поле: Исторический ландшафт. Природа. Археология. История: Сб ст. в 2-ух т. Т.1. Природа. Археология. Музейное дело. – Тула: Гос. музей-заповедник «Куликово поле», 2003 – С. 48-70.
12. Физико-географическое районирование Нечерноземного центра / Под ред. Н.А. Гвоздецкого, В.К. Жучковой. – М.: МГУ, 1963. – 451 с.


О.В. Бурова, Е.М. Волкова


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!